home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

– Ни слова, слышите? Ни единого слова! – прошипела Офелия своему соседу по столу.

Рейф явился в дом Кейдов, как раз когда гости садились за ужин. Он и Офелия должны были сидеть на противоположных концах стола, поскольку единственный свободный стул находился довольно далеко от Офелии. Но хозяйка в последнюю минуту произвела какие-то изменения, чтобы устроить их рядом. Опять эти чертовы сплетни!

Собственно говоря, никто не просил Офелию их подтвердить. Что ни говори, а это будет уже третья ее помолвка за сезон. Настоящий рекорд! Поэтому кого-то должно было одолеть любопытство!

Но очевидно, все уже сделали выводы, пришли к единому мнению, так что никто не чувствовал необходимости удостовериться, действительно ли она выходит замуж за виконта.

Стол был длинным. Очень длинным. Настолько, чтобы разместить двадцать четыре человека, приглашенных на это небольшое собрание. Поэтому Офелия не удивилась, что леди Кейд, внеся ее в список гостей, сочла необходимым пригласить и Рейфела. Опять эти сплетни! Хорошо еще, что по другую сторону от Офелии сидела Мэри. Поспешно повернувшись к матери, она попросила:

– Не оставляй меня, мама. Скажи что-нибудь. Сделай вид, что мы заняты беседой.

– Разумеется, дорогая. Но разговаривать с ним на людях вполне допустимо. Он уже практически член семьи.

Офелия не поверила собственным ушам. Значит, мать тоже?! Но это, вне всякого сомнения, дело рук отца. Очевидно, именно он убедил жену, что все решено и что Офелия выходит за виконта.

Рейф положил руку на спинку ее стула и наклонился ближе, чтобы окружающим казалось, будто они беседуют втроем.

– На шепот это мало похоже, Фелия, – шутливо заметил он.

Девушка повернулась к нему, изобразила улыбку, чтобы окружающие ничего не заметили, и процедила:

– По-моему, я просила не обращаться ко мне.

– Не знаю, почему вы так рассержены… то есть знаю, конечно, но если хорошенько подумаете, поймете, что мои усилия помочь вам были искренними. А дурацкое пари только послужило мотивом. И все старания игнорировать меня не вызволят нас из этого переплета.

– Я все же предпочитаю игнорировать вас, а если вы против, поверьте, сцена, которую я устрою, покроет вас позором, о котором будут помнить даже ваши потомки.

– Благодарю, пожалуй, обойдусь без скандала, – пробормотал Рейф и, повернувшись к своему соседу, что-то сказал.

Офелия с открытым ртом уставилась на его затылок. Как?! Он сдается при первой же угрозе скандала? Ничего не собирается сказать в свое оправдание или убедить ее, что он и Дункан не развлекались на ее счет? Он перевернул жизнь Офелии из-за глупого пари и даже не подумал утешить ее!

Прежний панцирь снова лег на ее плечи невидимой тяжестью. Он верно служил ей много лет. Однако дал вырваться наружу горечи и гневу. Впрочем, ничто не смогло бы сдержать ее в этот момент.

Она почти решила принять первое же предложение, которое сделает очередной влюбленный поклонник. Но потом поняла, что предложений больше не будет, пока все в городе считают, что она помолвлена с дьяволом, сидевшим рядом с ней. Как же ее выводит из себя подобное положение! Она даже не может утереть Рейфу нос, показав, что предпочитает ему любого мужчину. Что же, в таком случае… она выйдет за него и сотнями разных способов заставит пожалеть, что он так бесцеремонно вмешался в ее жизнь!

Подобные мысли приходили ей в голову не впервые с той минуты, как она услышала о его пари с Дунканом. И оставались с ней, несмотря на слезы отчаяния. Она мечтала о мести. Хотела, чтобы он посчитал себя полным неудачником, уверился, что вовсе не выиграл пари и что ее преображение было уловкой, с помощью которой она сумела вернуться в Лондон.

Но мысли – это еще не действия! Она больше не сможет сделать ничего подобного. Прежняя Офелия могла бы, но теперешняя… Господи, почему он даже не пытается смягчить боль и гнев, причиной которых стал?!

Мэри осторожно коснулась ее руки:

– Ты не притронулась к еде. Могу поклясться, ты жаловалась, что боишься пропустить ужин. С тобой все в порядке?

– Разумеется. – Офелия подняла вилку. – Я всего лишь немного отвлеклась.

– Замышляя расправу со мной? – неожиданно спросил Рейф, доказав этим, что по-прежнему прислушивается к каждому ее слову.

Она полоснула его яростным взглядом.

– Как вы догадались? Бестолковые мужчины обычно не столь проницательны.

– Собираетесь перейти к оскорблениям?

– Кто? Я?! Надеюсь, вы не вообразили, что выиграли это дурацкое пари?

А ведь она уже решила, что все мечты о мести окажутся лишь мечтами!

Потрясенная собственными словами, Офелия, однако, втайне обрадовалась, увидев, что попала в цель. Рейф оцепенел. На щеке дернулась жилка. А выражение глаз больше нельзя было назвать сердечным.

– Выходит, вы распустили эти слухи о нас? – зловеще тихо осведомился он.

– Вижу, вы не так глупы, как кажетесь, – парировала она, весьма удачно изобразив злорадную ухмылку.

– С какой целью? Ведь вы вовсе не хотите стать моей женой!

– Я готова даже на это, чтобы заставить вас заплатить. Помяните мои слова: прощание с вашей драгоценной холостяцкой жизнью – это только начало.

Вместо ответа Рейф встал, схватил ее за руку и потащил из комнаты, не обращая внимания на потрясенное молчание окружающих.

Насмерть перепуганная тем, что он только сейчас устроил сцену, которой угрожала ему она, Офелия потеряла дар речи. Наконец он втолкнул ее в кабинет лорда Кейда и захлопнул дверь.

Только тогда она выдернула руку и круто повернулась.

– Вы действительно сошли с ума!

– Да, взбешен до потери рассудка.

– Я имею в виду – безумны.

– Я близок и к этому.

– Вас, кажется, беспокоили чертовы сплетни? Вы только что внесли в них свою лепту. Неужели не понимаете?

– Нет. Я только что нашел достойный выход. Ссора влюбленных и так далее, оба слишком обозлены, чтобы помириться, и так далее…

– И по какому поводу произошла ссора? Потому что я вопреки моде решила съесть все, что лежит у меня на тарелке?

Он непонимающе уставился на нее, попытался было улыбнуться, но тут же прорычал:

– Черт побери, Фелия, как вы могли?

– Что именно? Одурачить вас, заставив поверить, что вы выиграли пари? Очень легко. Мне следовало бы стать актрисой. Нет, в самом деле, я упустила свое призвание, – бросила она и едва не отступила под его жестким взглядом.

Не будь она так рассержена, возможно, закончила бы эту ни к чему не ведущую беседу и ушла. Но гнев все еще подстегивал ее. Поэтому Офелия пренебрежительно усмехнулась:

– И каково чувствовать себя загнанным в угол без возможности выхода? Не слишком приятно, верно? – издевалась она. – Именно это вы и проделали со мной, негодяй! И ради чего? Только чтобы выиграть жалкое пари?

Кто-то, возможно, ее мать, постучал в дверь. А может, это лорд Кейд протестует против их присутствия в его кабинете?

Но Рейф всем телом налег на створки, не давая постороннему войти.

– Минуту! – рявкнул он.

Стук прекратился.

– Я хочу просить вас хорошенько все обдумать, – неожиданно спокойно заметил он. – Брак по неверным мотивам, особенно из желания насолить будущей половине, может оказаться более разрушительным, чем вы себе, вероятно, представляете. Я знаю, вы на это способны. Недаром раньше отказывались выходить за меня назло своему отцу. Теперь вы выплеснули эту злость на меня, но учтите, жажда мести остывает. А речь идет о всей нашей последующей жизни.

– Мне безразлично!

– Вы даже не хотите поразмыслить?

– Единственное, о чем я сейчас способна думать, – как заставить вас страдать!

– Прекрасно. В таком случае нет причин для проволочек.

Он даже не дал ей возможности уточнить, что имеет в виду, и, снова схватив за руку, потащил обратно в столовую, где объявил гостям:

– Мы с Офелией решили принести наши брачные обеты сегодня вечером. Если кто-то из вас захочет стать свидетелем, будем очень рады.


Глава 39 | Дьявол, который ее укротил | Глава 41