home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 41

Это был тот самый всплеск дурного поведения, присущего Офелии в детстве и юности. Тогда она высказывалась прежде, чем успевала подумать, но была слишком упряма или слишком обижена, чтобы взять свои слова обратно, пока не становилось поздно, а потом страдая от сожалений, глубоко и надолго ранивших душу. Но на этот раз все обернулось куда хуже. Тут уже сожалениями не отделаешься.

Она вышла замуж за Рейфела Лока, виконта Линфилда, в узком холле дома мирового судьи, поженившего их по специальному разрешению, раздобытому герцогом для сына на подобный случай. Свидетелями были только леди Кейд и Мэри Рид: остальные гости были слишком потрясены, чтобы ехать с ними. Зато леди Кейд сразу ухватилась за такую возможность. Это изюминка сезона, главное событие в жизни высшего света, и именно она сможет рассказать все подробности!

Не такой Офелия представляла свою свадьбу. Сколько раз она воображала, как идет по проходу собора в роскошном подвенечном наряде. Все места заполнены улыбающимися дамами, счастливыми тем, что главная конкурентка убралась с брачного рынка, и хмурыми джентльменами, ее многочисленными поклонниками, страдающими оттого, что первая красавица досталась другому.

Но это… обыденная гражданская церемония, ничего величественного! Из соседней комнаты доносился храп судейской мамаши. Именно по этой причине их не пригласили в гостиную для произнесения обетов. Если такое можно считать обетами!

Может быть, они всего лишь обещали пожениться позже?

Офелия была так ошеломлена, что потеряла способность мыслить связно или сосредоточиться на том, что говорил судья. Но если это действительно ее свадьба, единственным светлым пятном было сознание того, что отца нет рядом. Некому торжествовать и злорадствовать: ведь отец с самого начала мечтал об этом браке.

По дороге к дому леди Кейд расстроенная Мэри непрерывно щебетала о том, что, по ее мнению, ситуация крайне странная. Новобрачные не сказали друг другу ни слова, будто возвращались с какого-то скучного приема. Если они и участвовали в разговоре, то лишь ради леди Кейд. По крайней мере участвовал Рейф. Офелию пришлось то и дело подталкивать локтем, как во время церемонии, когда каждое слово приходилось буквально из нее выбивать. Погруженная в туман непонимания, она с трудом осознала, что следует хотя бы делать вид, что все нормально. Когда утром по городу разлетятся новости, леди Кейд с полным правом сможет сказать, что хотя церемония была чересчур поспешной и, уж конечно, не так подобало жениться сыну герцога, но как же романтично, что влюбленная пара не смогла больше ждать! Подумать только, какое нетерпение!

Наконец леди Кейд вошла в дом, а новоиспеченные супруги и Мэри в полном молчании продолжали путь. Но до особняка Ридов было только несколько коротких кварталов. Однако Рейф высадил из экипажа не только Мэри, но и жену.

– Теперь можете с этим жить, – сухо обронил он, прежде чем захлопнуть за собой дверцу.

Экипаж укатил.

На дорожке не было ни снега, ни льда, но Офелия словно примерзла к месту. Одно потрясение за другим, но последнее ее добило! Почему Рейф, женившись, вернул ее в родительский дом? Да женаты ли они? Она не слышала ни слова из того, что сказал судья.

Мэри обняла дочь за талию. Обе долго смотрели вслед исчезающему вдали экипажу.

– Н-не понимаю, что произошло, – озадаченно пробормотала Мэри. – Если бы твой отец не заверил меня, что ты выходишь за этого человека, никогда бы не позволила виконту тащить тебя в дом судьи. О чем ты думала, Фели, когда согласилась на такую странную церемонию?!

Согласилась? Разве? Но ведь она буквально подстрекала Рейфа сделать это и солгала, что распускала сплетни, чего, разумеется, не было. Да, вероятно, это могло быть воспринято как безмолвное согласие. Кроме того, она пообещала, что он горько пожалеет о своей холостяцкой жизни. Это тоже можно назвать чем-то вроде согласия. Но она не рассчитывала на немедленные результаты, а тем более на подобную реакцию Рейфа. Честно говоря, она вообще думала только о том, чтобы ранить его так же больно, как ранил ее он.

– Я действительно замужем, мама? – едва слышно пролепетала она, все еще потрясенно оглядывая пустую улицу. – Или это какая-то предварительная церемония, которую необходимо провести перед настоящей свадьбой? Нечто вроде публичного обещания пожениться, которое требует присутствия свидетелей и письменных обязательств?

– Я никогда не слышала ни о чем подобном, – нахмурилась Мэри.

– Может, это требуется только для герцогских сыновей…

– Давай войдем в дом. Здесь очень холодно. И нет, в том, что произошло сегодня, нет ничего предварительного. Странно лишь то, что вы поженились в тот же самый день, когда решили стать мужем и женой. Но я не удивлена тому, что у Локов на этот случай нашлось специальное разрешение. Знаешь, именно подобные мелочи, особые привилегии высших кругов общества так бесят твоего отца. Потому что у него нет достаточно связей, чтобы получить те же самые привилегии.

– В таком случае ему самому следовало жениться на девушке из этих высших кругов, вместо того чтобы тащить туда меня, – промямлила Офелия себе под нос.

Но Мэри услышала ее и улыбнулась:

– Он так и намеревался сделать, дорогая, пока не влюбился в меня.

Офелия ошеломленно уставилась на мать. Она впервые слышала нечто подобное о своем отце! Шерман отказался от своих честолюбивых устремлений ради Мэри?! Весьма романтично с его стороны, только он не сдался. Просто перенес свои амбиции на дочь.

Снимая плащ, Мэри тяжело вздохнула:

– Вот тебе и роскошная свадьба, о которой я всегда мечтала! Уверена, что, окончательно опомнившись, я буду ужасно разочарована!

Теперь к хаотическим эмоциям, буквально разрывавшим Офелию, добавились угрызения совести. Именно развлечения были сильной стороной Мэри, ее единственной целью, а свадьба дочери могла бы стать венцом ее стремлений. Но теперь все кончено. Она оказалась всего лишь простой свидетельницей.

– Мне очень жаль, – искренне заверила Офелия.

– Не стоит, дорогая. Не твоя вина, что молодой человек был так нетерпелив! Я по твоему лицу видела, что ты была изумлена не меньше остальных. Вся беда в том, что у него оказалось специальное разрешение. Если в твоем кармане лежит нечто подобное, тебя так и подмывает пустить его в ход.

Теперь угрызения совести буквально разрывали Офелию, заставив признаться:

– У тебя сложилось неверное представление о случившемся, мама. Тут нет ничего романтического.

Мэри снова нахмурилась:

– О чем ты, дорогая?

– Ты не удивилась, когда он оставил меня с тобой, а не отвез к себе?

– Ну разумеется, удивилась. Мало того, я почувствовала в нем гнев, который он тщательно пытался скрыть. Но уверена, что для этого есть веская причина.

– О да, и очень. Все потому, что он вовсе не хотел жениться на мне. Не больше, чем я хотела выйти замуж за него. Это мой гнев подстрекнул его к женитьбе, хотя помогли и слухи, ходившие о нас по городу.

– Ты действительно не хотела выходить за него? – ахнула Мэри. Похоже, остального она не услышала.

– Может, и захотела бы, не настаивай на этом папа. Ну… и если бы мы с Рейфом встретились в другой обстановке и нас не толкали бы друг к другу. Мы почти подружились, просто чему-то большему не суждено было случиться.

– Но ты любишь его?

Опять этот вопрос. Вопрос, на который она смогла ответить только одно:

– Не знаю. До него мне никогда еще не было так легко с мужчиной. С ним я не должна тщательно выбирать слова и могу быть собой. Но и злил он меня, как ни один человек в мире. Даже не представляешь, какие чувства он во мне пробуждает! У нас было несколько чудесных моментов, которые я никогда не забуду. С ним я становлюсь то ребенком, то девочкой, то женщиной. Он выпускает на волю все мои эмоции.

– О Боже, – только и прошептала Мэри, словно Офелия дала ей определенный ответ, а не поделилась путаницей мыслей.

– Как, вы дома? Почему так рано? – удивился Шерман, появляясь на верхней площадке лестницы.

– Господи милостивый! – ахнула Мэри. – Совершенно упустила из виду, что Шермана не было на вашей свадьбе. Он придет в бешенство!

Офелия подумала, что это единственное светлое пятно из всего кошмарного дня.


Глава 40 | Дьявол, который ее укротил | Глава 42