home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Лишь одному визитеру было позволено вторгнуться в родовое поместье маркизов Рэдверов, несмотря на протесты Венеры.

– Миссис Причетт все равно уже сидит в малой гостиной, так что тебе лучше повидаться с ней, – хитро улыбаясь, доложил Джек. – И не делай таких удивленных глаз! Я же говорил, у нее кое-что есть для тебя.

– Джек, ну зачем все это? Мы ведь обсуждали… Я думала, ты, наконец, понял, что я не желаю иметь дел… – Венера запнулась, подыскивая слово, – с провинциальной портнихой. Может, для тебя это покажется несколько неожиданным, но я очень серьезно отношусь к своему гардеробу. – Она с сожалением взглянула на чашку с горячим шоколадом, которую держала в руке. – Кроме того, она такая правильная! Все время смотрит на меня осуждающе… Я понимаю, что помимо воли. Но мне это неприятно.

– Если бы у нас было больше времени, я выписал бы сюда всех парижских модисток. – Джек смотрел на Венеру в упор. Иногда ее несговорчивость начинала выводить его из себя. – Но сейчас просто доверься мне… Один раз, и ты никогда больше не увидишь миссис Причетт. Она только что закончила несколько платьев, и я хочу их для тебя купить.

– Я сама в состоянии купить себе платье!

– Давай хоть об этом не будем спорить! Мне так приятно хоть что-то подарить тебе. Неужели ты не понимаешь?

– Но она опять будет смотреть на меня… как на проститутку. Джек, мне это неприятно.

– Не будет, я тебе обещаю! – Джек подошел и взял ее за руку. – Кроме того, я уже взглянул на то, что она принесла, и пара платьев мне очень понравилась. Миссис Причетт, по-моему, превзошла себя. Разве она стала бы так стараться ради кого-то другого? Особенно одно платье – темно-вишневое, шелковое. Оно обязательно тебе понравится.

– Вот уж в темно-вишневом я буду точно как проститутка.

– Ну не спорь, пожалуйста, хоть сейчас. – Он нежно поцеловал ее в щеку. – А потом проси у меня что хочешь!

– Ладно, – отозвалась она, бросив на него лукавый взгляд. – Я согласна.

– Вот и прекрасно! – Джек мигом развеселился и потер в предвкушении руки. – Подожди здесь, я сейчас вернусь.

Что он говорил портнихе в малой гостиной, так и осталось неизвестным, только она явилась с такой радушной и доброжелательной улыбкой на лице, что Венера не поверила своим глазам. Праведная строгость куда-то исчезла, и почтенная миссис Причетт смотрела на француженку как на местную святую.

Джек стоял позади, продолжая радостно потирать руки.

– Миссис Причетт заверила меня, что ее визит займет не более двадцати минут… Я не ошибаюсь?

– Девочки! – громко позвала портниха, и в комнату явилось несколько горничных. В руках они держали накрытые коленкоровыми чехлами платья. – Нам нужно спешить! Вы, леди, станьте, пожалуйста, сюда… А вы, маркиз…

Она с недоумением посмотрела на Джека, который сел в кресло и уходить явно не собирался.

– Я очень интересуюсь модой, миссис Причетт, – сообщил он с самой невинной и очаровательной улыбкой. – Я ведь говорил вам… Мисс Дюруа тоже, полагаю, не станет возражать.

Венера колебалась всего секунду, но потом решила, что так для полноты впечатления будет даже веселее.

– Оставайтесь, если хочется, – отозвалась она, потупив глаза.

Посмотреть на миссис Причетт Венера все же не решилась. Та побагровела, но, вспомнив слова Джека, а возможно, и нечто более материальное, обещанное маркизом, смирилась.

– Если мисс Дюруа соблаговолит выбрать платье, с которого мы могли бы начать…

– Я думаю, для начала – красное. – Джек выразительно посмотрел на портниху.

– А мне нравится зеленое, – мягко и вежливо перебила его Венера, но вместе с тем в ее голосе прорезались такие нотки, от которых маркиз потупился.

Девушки быстро сняли чехол с платья, расправили все складки и принялись надевать на Венеру. Джек тем временем болтал с портнихой о погоде, о последних модах, о ботанической выставке в Челтенхеме.

Подчиняясь словам девушек, Венера поднимала и опускала руки, переступала с ноги на ногу, поворачивалась. Двигалась она бездумно, словно заводная кукла, прислушиваясь вполуха к светской беседе маркиза и миссис Причетт, и вдруг поймала себя на странном ощущении – все, что происходило с ней сейчас, уже когда-то было! Именно так светило солнце, разбросав яркие пятна по навощенному до ровного блеска старинному паркету, именно так звучали голоса… Но было это очень давно и далеко, в какой-то иной жизни… Или просто Венере очень хотелось, чтобы это повторялось и повторялось еще много-много раз.

Зеленое бархатное платье с кружевным отложным воротничком, каскадом оборок на юбке и розанами по рукавам пришлось почти впору, нужно было только подсобрать его в талии и поднять вырез на груди, против чего Джек энергично возражал, но в итоге сдался. Потом наступил черед легкого летнего платья из белого муслина, которое все сразу одобрили. Но Венера, критически оглядев себя в зеркале, сказала:

– Все прекрасно, но это не я… Лиф слишком высокий и жесткий, я похожа на школьницу.

– А мне нравится, – отозвался Джек. – Только представь, что ты наденешь его однажды, таким же вот солнечным утром… Я посмотрю на тебя и забуду, что ты знаешь с десяток языков, побывала, чуть ли не в Китае, и разбираешься в биржевых курсах.

– Ты можешь представлять себе все, что угодно, только это не мой стиль! – сказала Венера и сделала знак, чтобы платье сняли.

– Мы берем это платье, миссис Причетт, – настаивал на своем Джек. – Если до завтра оно тебе так и не понравится, можешь выбросить.

– Как вам будет угодно, ваша светлость.

Венера усмехнулась и сделала реверанс. Следующие несколько платьев одобрили без пререканий – Венере надоело спорить и приятно было видеть восторженные взгляды Джека. Маркиз очень напоминал ей мальчишку, которого впервые в жизни взяли на военный парад. Он изо всех сил старался делать вид, что все это ему не в новинку и нисколько не волнует, но все равно не мог скрыть своих чувств, даже щеки раскраснелись.

Темно-вишневое платье было последним. Когда все крючки и пуговицы были застегнуты, а каждая складка легла на свое место, маркиз, оглядев Венеру, на секунду задумался, потом пробормотал:

– Что-то не то… Мне показалось, когда я видел его первый раз…

Венера нахмурилась, она уже давно не наблюдала за своим отражением в зеркале, решив, что избавиться от «шедевров» челтенхемской модельерши никогда не поздно. Миссис Причетт, в свою очередь, смотрела на маркиза недоуменно, даже с вызовом, и Венера поняла ее взгляд. Разве не этого он хотел?

– Простите. – Маркиз поднялся со стула и обошел Венеру кругом. – Цвет мне очень нравится… Но вот фасон… Вы сами его придумали, миссис Причетт?

Голос его постепенно накалялся. Венере показалось даже, что в комнате становится жарко.

– Естественно, нет, маркиз! Я прекрасно понимаю, от кого поступил заказ! Это сделано по последним модным журналам из Парижа, – нервно сообщила портниха. – Можно было сшить из черного шелка, но я решила…

– Ничего не надо объяснять, миссис Причетт. – Джек еще раз обошел вокруг, смотря на Венеру так, словно видел в первый раз. – Тебе нравится, дорогая?

– Как ты скажешь, так и будет, – смиренно отозвалась она, не желая облегчать ему задачу. – Особенно, по-моему, удалось декольте…

Тут уж миссис Причетт не смогла сдержаться и раздраженно фыркнула. Но сути это не меняло. Вырез на груди был сделан таким глубоким, что большие груди Венеры при неосторожном движении могли вывалиться из платья. Теперь и Джек ясно видел это.

– Все прекрасно, – объявил он, быстро поворачиваясь к портнихе. – Мы берем и это платье. Благодарю вас, миссис Причетт… Мистер Лонгфорд ждет вас в гостиной, чтобы уладить все дела по оплате. Девушки, благодарю…

Все это говорилось таким тоном, что никому даже в голову не пришло хоть на секунду задержаться, и спустя несколько мгновений комната опустела.

Джек помолчал, усмехнулся, словно что-то представив на миг, потом еще раз оглядел Венеру.

– Да, в таком платье на публике не покажешься… Но не выбрасывать же на помойку столько великолепного шелка! Кое для чего оно может сгодиться…

– Для чего это, если не секрет? – наконец решила высказаться Венера. Теперь она не скрывала раздражения. – В нем я выгляжу и чувствую себя как проститутка! Я предупреждала тебя, что от миссис Причетт ничего иного ожидать нельзя!

– А что она такого сделала? Лишь добросовестно выполнила заказ… Ты же слышала, дорогая, это платье сшито по последней парижской моде.

– Мода бывает разная! – Венера не понимала, шутит маркиз или говорит серьезно. Сейчас ей было все равно. – Ни для кого не секрет, что многие портнихи в Париже шьют специально для куртизанок. Если на это есть спрос, то есть и предложение…

– Хотя, – Джек многозначительно посмотрел на Венеру и шагнул к ней, – если посмотреть с другой точки зрения…

– С какой это? – Венера невольно отступила. – Договаривай, если начал…

– Боюсь, если продолжу, то не смогу остановиться, – глядя на нее с прищуром, сказал Джек. – Я как представлю тебя в этом платье… в полуосвещенной спальне…

– Все ясно, – понимающе кивнула она и добавила язвительно: – Но известно ли вам, сэр, что за такие удовольствия обычно приходится платить? И немало.

– Сколько прикажете? – Джек склонился в изящном поклоне.

Венера посмотрела на него изумленно, невольно прикрывая рукой чересчур открытую грудь. Джек смотрел исподлобья, все еще склонившись, и она опять не узнавала его.

– Ты что, совсем с ума сошел?

– А почему бы и нет?

Маркиз подошел к столу и налил себе бренди.

– Ты развращенный, самовлюбленный тип! – Щеки Венеры вспыхнули от негодования. – Сам не понимаешь, что даже мыслью такой оскорбляешь меня!

– Как знать… – отозвался Джек неожиданно сухо и сделал большой глоток. – А все те женщины, которые лезли в мою постель только из-за моего титула и денег… они не оскорбляли меня? Или думать о таком – ниже вашего достоинства?

– Но при чем здесь я? – Венера смотрела на него пристально, пытаясь понять и еще не веря в то, что происходит. – Мне не нужны твои деньги! Титул тоже можешь оставить себе… Так же, как и все эти платья!..

Джек смотрел на нее, не в силах сказать ни слова. Потом осушил бокал и налил еще. Он понимал, что совершает нечто ужасное, но его словно засасывало в какой-то неодолимый мутный водоворот. Маркиз был почти в панике, не знал, что делать, как преодолеть это безумие, охватывавшее его.

– Ты решил напиться прямо с утра? Может, мне уйти, чтобы не стеснять тебя?

Венера, неподвижно, как огромный, пламенеющий цветок, стояла в центре комнаты. Только губы подрагивали на бледном лице и с неожиданной болью смотрели потемневшие изумрудные глаза.

Джек молчал. В голове было пусто, как в комнате, из которой только что вынесли мебель.

– Может, лучше мне совсем уехать?.. Джек, ответь! Через пять минут будет поздно!

Слова прозвучали холодным бездушным эхом. Джек чувствовал, как все леденеет внутри.

– Я не знаю, – с трудом разжимая губы, пробормотал он. Поставил бокал мимо столика и шагнул к ней. – Нет! Не уходи!

– Что с тобой, Джек?

Она инстинктивно загораживалась, пытаясь заглянуть ему в глаза.

– Я не знаю… Не знаю!

Он склонился, схватил Венеру за плечи, начал жадно целовать ее шею, открытую грудь.

– Я боюсь… – бормотал он, все сильнее сжимая ее плечи, – боюсь потерять тебя…

– Ты боишься потерять свою свободу, – спокойно отозвалась Венера, не обращая внимания на то, что платье свалилось с плеч. Весь ее вид говорил о том, что она только покоряется обстоятельствам, сама при этом, не испытывая ничего.

– Не уходи!.. – как безумный повторял Джек. Он отпустил ее плечи и, приподняв тяжелые полушария грудей, принялся покрывать их жаркими поцелуями.

– Я… не уйду… – Голос Венеры все же дрогнул. Она часто и глубоко задышала, все ниже опуская голову. – И свобода твоя… мне тоже не нужна…

Джек подхватил ее на руки и, не переставая целовать, понес в спальню. В голове по-прежнему крутилась какая-то карусель, но теперь не было той страшной пустоты, которая еще минуту назад окружала его со всех сторон. Венера была рядом, он чувствовал тепло ее тела, ее запах и хотел только одного – чтобы так продолжалось вечно.

Он бросил ее на кровать, но Венера только рассмеялась и продолжала тихонько посмеиваться, глядя, как он пытается справиться с брюками.

– Там, по-моему, столько, что брюки сейчас сами лопнут…

Джек проворчал что-то неразборчивое и рванул с такой силой, что затрещала материя.

– Осторожнее… А то мы на одежде разоримся…

– Поговори… Поговори еще…

Он уже стоял перед ней на коленях, все еще пытаясь расстегнуть пояс.

– Я так и не поняла: ты прогоняешь меня или нет? Или решил пока оставить? Осторожнее, за платье уже заплачено… И наверняка немало… – Венера замерла, ощутив, как его рука скользит между ее ног, все выше задирая юбку. – Да… Теперь я поняла… Оно действует на тебя… как красная тряпка… на быка…

– Пока оставляю…

Джек слышал, как, сминаясь, шуршит шелк ее платья, ощущал нежнейшую теплоту кожи и чувствовал, что больше всего на свете хотел именно этого.

Венера рассмеялась, своей рукой освобождая то, что и так рвалось наружу из брюк маркиза. Он со стоном рухнул на нее…


Глава 11 | Пылкий любовник | Глава 13