home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 17

Венсел Тадд допустил ужасную ошибку, и он понял это. Поэтому с течением этого длинного дня он становился все более и более раздраженным. Не обращая внимания на сердитые, предостерегающие взгляды Дафны и Дав, Уиллоу улыбнулась ему.

– За это вы отправитесь в тюрьму, – сказала она, – если прежде вас не повесят добропорядочные граждане Вирджинии-Сити.

Весь день Тадд потягивал ирландское виски, а теперь он большим глотком осушил бутылку. Его кожа приобрела странноватый серый оттенок, и в углу рта собиралась слюна.

– Еще никогда не встречал Галлахера, который знал бы, когда нужно заткнуться, – сказал он.

– Лучше бы вам отпустить нас, мистер Тадд, – настаивала Уиллоу. – Тогда папа был бы более снисходителен к вашим преступлениям.

– Преступлениям! – прошипел Венсел Тадд, свалившись со стула и повернувшись к Уиллоу. – Я не совершал никаких преступлений! Ваш папа ни при чем. Стивен Галлахер очень нужен железной дороге, так что они закроют глаза на все остальное.

– А вам известно, мистер Тадд, кто эта железная дорога? – продолжала Уиллоу, не осмеливаясь глядеть на подруг. – Что касается вас, то здесь «Сентрал пасифик» представляют два человека: мой муж и отец Дафны. Неужели вы всерьез считаете, что они простят вам то, что вы сделали, и с радостью заплатят наградные, независимо от того, нужен им Стивен или нет?

Тадд еще больше посерел и поднялся с пола.

– Убирайтесь в ту комнату! – рявкнул он, махнув дрожащей рукой.

Уиллоу подняла голову и только собралась возразить, как Дафна с Дав схватили ее за руку и потащили за собой. Они не отпускали ее до тех пор, пока Тадд снова не запер дверь.

– Ты в своем уме? – сердито прошипела Дафна. – Тут с нами маньяк, это я тебе говорю на случай, если ты еще не заметила этого!

Уиллоу застыла, задрав подбородок.

– К тому же он пьян. Еще несколько минут, и мы могли бы взять над ним верх!

Дав, на которой по-прежнему был надет халат, устало опустилась на продавленную кровать.

– Взять верх! Он огромный, как гора!

– Нас трое! – возразила Уиллоу.

– Знаешь, Венсел прав! – выпалила в ответ Дафна. – Ты не знаешь, когда нужно заткнуться!

Дав была единственным разумно говорящим человеком.

– Давайте-ка спать, если сможем. Сегодня мы уже никуда не пойдем.

Они улеглись на грязную постель, стараясь не думать, какие твари гнездились там до них.


Гидеона вымотал долгий путь с Джеком Робертсом в Хелену, и всю дорогу туда и обратно он не переставал думать, то ли он делает, что надо. Он искренне удивился, когда в кабинете Девлина застал вышагивающего взад-перед Стивена Галлахера.

– Наконец-то! – прорычал прежний изгой при виде Гидеона.

– Стивен, – хрипло упрекнул его Девлин.

– Тадд захватил женщин, черт возьми! – выпалил Стивен, сердито глядя на Гидеона и стоявшего рядом с ним грузного мужчину.

Всю усталость Гидеона как рукой сняло. Он забыл, зачем ездил в Хелену, что он там делал, все на свете. Что?

Девлин выглядел поразительно спокойным, чего крайне не доставало Гидеону.

– Мы не можем позволить себе спешить, – размышлял судья. – У Тадда совершенно растаяли и вытекли из ушей мозги. Если мы навалимся на него, он убьет одну женщину или всех.

Джека Робертса прошиб пот, он повалился на стул, промокая лоб платком, тяжело переводя дыхание, губы приобрели синеватый оттенок.

– Господи Боже, – прошептал он.

Девлин налил щедрую порцию бренди и протянул стакан Робертсу.

– Вам лучше остаться здесь, Джек, – сказал он с сочувствием, которое в такие минуты один из отцов чувствует по отношению к другому. – Мы побеспокоимся, чтобы с Дафной ничего не случилось.

– Верно. Если только не будем торчать здесь всю ночь… – сердито сказал Стивен.

– Стивен, заткнись, – строго приказал Девлин.

– Где они? – хрипло спросил Гидеон.

– В горах – Стивен знает место, – спокойно ответил Девлин.

– Да, и жаль, что я раньше ничего не предпринял, вместо того чтобы ждать помощи от твоих старых леди! – выпалил Стивен, покраснев до корней волос. – Мы можем ехать сейчас же или вам нужно еще время на сборы?

К удивлению присутствующих, Девлин занес руку и дал сыну звонкую пощечину.

– Довольно, Стивен, – сказал он ровным тоном. – Если ты не угомонишься, то, Богом клянусь, я оставлю тебя здесь.

Ворча что-то, Стивен подчинился, и мужчины принялись продумывать план.


Снова рассвело, и Тадд позволил женщинам поодиночке выйти на улицу. Когда подошла очередь Уиллоу, она послушно поплелась в лес. В горле у нее пересохло, и больше она не думала бунтовать. Она часто просыпалась ночью, мучимая страшными и непонятными снами, – снами, усилившими ее уверенность в том, что она была здесь и раньше.

– Поторапливайся, – проворчал Венсел, стоявший всего в нескольких шагах от нее. Наконец он соизволил отвернуться.

Она вымыла лицо и руки в узком ручейке и при этом вспомнила, как давно, очень давно, приходила сюда с матерью.

Уиллоу встала, вытерла руки о помятые юбки. Несмотря на то что она недавно вымыла голову, волосы, спутавшиеся и свисающие на лицо, были липкими на ощупь. Она прикусила губу и пошла за Таддом к хижине.

Чем ближе они подходили, тем больше она вспоминала. От волнения Уиллоу ускорила шаг.

Дойдя до хижины, Тадд собирался открыть дверь, но застыл на месте, услышав окрик со стороны поросшего лесом гребня горы.

– Тадд, ты покойник!

Не обращая внимания на Уиллоу, Тадд медленно обернулся, осматривая кряж.

– Покажись, Галлахер!

– Тадд! – К величайшему облегчению Уиллоу, этот голос принадлежал Гидеону. – Отпусти женщин!

Венсел схватил Уиллоу за волосы и дернул. Она вздрогнула и закрыла глаза, сдержав крик боли. Тадд выкрикнул что-то непристойное и намеренно вызывающе втащил свою пленницу в хижину.

Спустя минуту Уиллоу снова сидела в маленькой спальне вместе с Дав и Дафной.

– Они здесь, – прошептала она, когда Тадд оставил их, чтобы продолжить безнадежный спор со Стивеном и Гидеоном.

В глазах измученных женщин блеснула искорка надежды.

– Значит, нам остается только ждать, – сказала Дафна.

– Черта с два, – язвительно ответила Уиллоу. – Тадда загнали в угол, и теперь он опасен, как никогда.

Дафна слабо всхлипнула, и Дав обняла ее, пытаясь поделиться с ней храбростью из своего истощающегося запаса.

– С нами все будет хорошо, – сказала она потерянно.

– Да, – уверенно согласилась Уиллоу, встав на колени и обеими руками стараясь отодрать старые грязные доски пола.

– Что ты делаешь? – удивилась Дафна.

– Мы жили здесь когда-то, – тихо ответила Уиллоу. – Я была уверена, что помнила это место, и вот почему – мама и Джей Форбз прятались здесь. Как-то ночью приехали люди, – должно быть, они нас выследили, – и мы спрятались под пол.

Дафна уставилась на Уиллоу, точно та сошла с ума, а Дав, напротив, оживилась.

– Подземный ход, – прошипела она. – Там есть подземный ход, да?

Уиллоу, все еще стоя на коленках, заглянула под кровать.

– Не то чтобы подземный ход, – тихо ответила она. – Хотя там достаточно места, чтобы доползти до края дома. Как только мы вылезем, то сможем убежать в лес.

Дафна заламывала руки:

– Убежать? У него ружье, а мы в юбках…

– Заткнись и помоги нам, – выдохнула Уиллоу. Двигать кровать было рискованно, неизбежен шум, но Тадд по-прежнему препирался со Стивеном и Гидеоном и мог не расслышать, что творится в комнате позади него.

Под кроватью обнаружились две неприбитые доски, которые было легко снять, а под ними паутина и непроглядная тьма.

– Там пауки! – возразила Дафна, когда Уиллоу помогала Дав Трискаден пролезть в дыру под полом.

– И сумасшедший маньяк на улице! – прошипела Уиллоу, хватая Дафну за локоть и толкая ее в углубление. – Черт возьми, у нас мало времени!

Пробираться по тесному темному ходу было делом нелегким даже для любившей приключения Уиллоу. В потемках возились крысы, а на лицо липла паутина. Кроме того, земля таила и прочие опасности: разбитое стекло, старые доски, гвозди – все эти предметы рвали платья, пока они ползли к свету.

На краю свободы они задержались. Уиллоу глубоко вдохнула:

– Я пойду первая. Если Тадд не пристрелит меня, идите за мной. Поднимайте юбки повыше и бегите сломя голову!

Дафна удержала подругу, потянув ее за локоть:

– Уиллоу…

– Со мной все будет в порядке, Даф, – мягко сказала она. – Обещаю.

Глаза Дафны наполнились слезами, но она закусила губу и храбро кивнула в ответ.

Уиллоу выбралась из-под хижины, обеими руками подобрала юбки и побежала в лес, который был в десятке ярдов.

Как только она добежала, донесшееся из дома проклятие заставило ее обернуться и бешено замахать руками, подавая знак Дав и Дафне. Венсел Тадд обнаружил, что они сбежали; через минуту он уже будет обшаривать дом с винтовкой в руках.

По сигналу Уиллоу Дав с Дафной бросились со всех ног, спасая свои жизни как раз в тот момент, когда Тадд, завернув за угол дома, открыл огонь.

Они стали карабкаться по склону, моля Бога, чтобы деревья скрыли их, скользя, падая, снова поднимаясь.

Не было времени оглядываться и смотреть, есть ли погоня; они должны были бежать изо всех сил.

Добравшись до вершины кряжа, они легли на землю, с трудом переводя дыхание. На губах Уиллоу появилась улыбка, когда она посмотрела вверх и увидела Гидеона, Стивена и отца, лежавших на земле с винтовками в руках.

– Они чертовски помогли, не правда ли? – прохрипела Дав. – Господи, если бы Тадд подошел отсюда, он бы запросто убил всех троих.

Дафна хотела окликнуть их, но Уиллоу остановила ее, зажав ей рот ладонью. Дав озорно усмехнулась и подмигнула, и женщины как можно тише поднялись на ноги.

– По-моему, пора его штурмовать, – говорил Стивен. – Господи, он может сидеть там, пока не выпадет снег.

– Да уж, – хрипло согласился Гидеон, – но если мы его спугнем, он может выкинуть какую-нибудь глупость.

– Он уже выкинул глупость, – с жаром отозвался Стивен. – Я его за это на куски порежу.

– Черт, – вставил судья, – я это и имел в виду, когда сказал Тадду, что он может уехать, если отпустит женщин.

– Может, вам выкурить его? – громко сказала Дав, широко и самодовольно ухмыляясь.

Трое мнимых спасателей обернулись, все вместе, уставившись на потрепанное трио, стоявшее за ними.

Первым пошевелился Девлин; он издал низкий радостный звук, положил ружье и бросился к сбежавшим пленницам Тадда, целуя Уиллоу и Дафну, потом поднял Дав на руки и стал кружить ее.

Стивен подошел к Дафне, обняв все, вороша руками ее волосы и бормоча ласковые слова. Гидеон продолжал сидеть на земле, положив ружье на колени.

Уиллоу удивила такая реакция; несмотря на все их противоречия, она была уверена, что он обрадуется, когда увидит ее снова, узнав, что она жива и здорова. Она упрямо стояла в ярких лучах солнца, сцепив руки за спиной.

– Иди сюда, – сказал Гидеон не подходившим для такого события суровым тоном.

Уиллоу ответила:

– Лучше вернуться к Венселу Тадду, чем подойти к тебе!

Быстрый перестук копыт донесся до гряды: теперь Тадд сам убегал, и никто из мужчин не пытался его остановить.

Гидеон поднялся, одарив отца и брата Уиллоу хмурой улыбкой.

Мне нужно побыть с женой наедине…

К изумлению Уиллоу, они с готовностью оставили ее, улыбаясь друг другу, подталкивая женщин спускаться в противоположном хижине направлении. Несомненно, там они оставили лошадей.

– Иди сюда, – снова сказал Гидеон.

Уиллоу оглядела его неряшливую одежду – рубашка была расстегнута почти до пояса и наполовину вылезала из брюк, жилет тоже расстегнут и запачкан грязью, – но не сдвинулась с места.

– Я бы хотела развестись, – сказала она.

– О? – Гидеон выгнул бровь, нагнулся, сорвав с каменистого склона травинку и стал вертеть ее в пальцах. – Почему?

– Я не могу жить с человеком, который разрушит мою семью, вот почему!

– Понятно.

– Ничего тебе не понятно! – крикнула Уиллоу, не в силах больше сдерживать эмоции. – Сколько времени тебе понадобится, маршал Маршалл, чтобы арестовать Стивена? Теперь, когда ты наконец-то нашел его, сколько времени тебе понадобится, чтобы упрятать его в тюрьму, а потом повесить?

Гидеон вытащил из внутреннего кармана жилета сложенную бумажку и протянул Уиллоу.

– Вот, – сказал он.

– Это ордер на арест? – прошипела Уиллоу, не желая ни на шаг подойти к Гидеону.

– Это помилование, подписанное губернатором штата.

Уиллоу уставилась на него:

– Для С-Стивена?

– Не для тебя же, колдунья. И запомни, что я больше не маршал Маршалл. Мою звезду теперь носит Лот Хьютон.

– А ты теперь вернешься в Нью-Йорк, – заплакала Уиллоу, забыв о своем намерении не показывать этому невыносимому человеку, как сильно она переживает его потерю.

Он отвесил ей приличествующий Ланцелоту поклон.

– С вашего позволения, прекрасная дама, я останусь здесь, чтобы присматривать за ранчо и скотом, произвести значительное количество детей, штурмовать при случае крепостные стены…

Уиллоу смотрела на него, не в силах говорить.

– Я люблю тебя, Уиллоу, – сказал Гидеон. Уиллоу бросилась к нему, почувствовав, как его сильные и нежные руки обнимают ее. Он поцеловал ее, хватая губами ее губы, потом засмеялся, сильно шлепнув ее.

– Вы, миссис Маршалл, старая колдунья, вся в грязи и паутине. Что мне с вами делать?

– Могу ли я заметить, что вы и сами не слишком-то опрятны? – вызывающе ответила Уиллоу, улыбаясь ему. – А что касается того, что вам со мной делать… – Она помолчала, проведя пальчиком под его рубашкой, дразнящим движением обводя сосок. – Так уж вышло, у меня есть кое-какие соображения.

– Начиная с купания, я надеюсь, – сказал Гидеон, приблизив к ней губы. Он снова положил руки ей на ягодицы, крепко прижимая к себе, заставив почувствовать доказательство его неудержимого желания.

– Начиная с купания, – подтвердила она, задержав дыхание. – Я все еще в опале?

Он усмехнулся, наклонившись и слегка ущипнув ее за ухо.

– М-м-м, в страшной опале, миссис Маршалл. Но, думаю, мы можем договориться о помиловании…

Уиллоу вздрогнула:

– А условия справедливы?

– О да, – выдохнул он, – но ты легко не отделаешься, чертовка.

Уиллоу засмеялась:

– У меня никогда это не получается.

Гидеон ухмыльнулся, поднял жену на руки и понес вниз по склону к лошади. Остальные всадники – Девлин с Дав и Стивен с Дафной – были уже далеко впереди. Усадив Уиллоу в седло, он бесстыдно спустил ее платье, так что ее полная грудь оголилась, потом обеими руками накрыл ее, испытав желанный миг изысканного господства.

– В замок, – сказал он, прижавшись ртом к ее щеке. – Ланцелот ляжет со своей прекрасной дамой.


ГЛАВА 16 | Уиллоу | * * *