home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13,

в которой Гэл Нумидиец преподает еще несколько уроков, а я выясняю, что теперь – гений

– Чего хмуришься? – Камилл хлопнул меня по плечу. Я постарался придать лицу выражение, близкое к дружескому, хотя периодически начинало мутить от человеческой фамильярности. – Не нравится?

– Дрянь. – Я еще раз осмотрел свой новый меч, называемый балтус, прилагающийся к форме городской когорты. И с отвращением вогнал его обратно в ножны.

– Ты зря. Это же твердая малогибкая бронза. Она дешевая, но прочная.

– А ты, я смотрю, разбираешься в металле?

Парень заулыбался, его широкое, добродушное лицо засветилось подлинным счастьем.

– У меня папаша оружием торгует. А я вот решил военным стать. И знаешь, не жалею.

Меньше всего хотелось бы обсуждать подробности семейной жизни этого пентюха, но отделать от него было не так просто. Камилл почувствовал во мне терпеливого слушателя, покровителя бездомных сирот, и прилип накрепко. Он ходил следом, рассказывая обо всех своих родственниках, внучатых племянниках, пятиюродных дядьях и сводных сестрах. Из каптерки, где я получил безобразно дешевое вооружение, в казарму, из казармы в штаб городской когорты.

Здесь состоялось знакомство с одним из помощников военного префекта – знатным рэймлянином Доминицианом Юнием. Я вручил ему свиток с приказом о моем назначении в славные стражи города, тот бормотнул что-то невнятное и поморщился. Видимо, мучился изжогой после недавней трапезы. Сунул мне в руки нагрудный пластон на кожаных ремнях, одевающийся в особо торжественных случаях. Например, когда сиятельному императору приспичит поглазеть на своих верных воинов.

Камилл не отстал от меня, даже когда я подчистую обыграл его в карты. Природное жизнелюбие не позволило парню усомниться в том, что я сделал это ненамеренно. Он совершенно искренне радовался моей удаче. Ну, не идиот ли.

Однако, через какое-то время, я понял, что парень перестал меня раздражать. Ну, как если бы за мной увязался большой добродушный пес, умеющий говорить. Смысла в его бормотании немного, внимания можно не обращать, на вопросы не отвечать. А ему все равно приятно быть рядом с хозяином.


Как ни странно, наша новая жизнь устроилась очень хорошо. Ночевал я «дома», на «службу» ходил днем. Казармы городской когорты находились за Претикапием, на другой стороне реки. Далековато. Нам повезло меньше, чем преторианцам. Их расположили прямо за дворцом, чтобы наши привилегированные постоянно находились неподалеку от императора. Но для демона несколько лишних миль в день – не расстояние.

Вообще-то мне не хотелось надолго оставлять Энджи одного, но, по-моему, он без меня не скучал. Гермия бегала к нему едва ли не каждый день. Надо же, с расстоянием ее сердечная привязанность к ангелу как будто только усилилась. Как она выбиралась за территорию дворца, меня не интересовало. Видимо, у лурии Лоллы было столько рабынь, что она не успевала следить за каждой.

Атэр был счастлив. Во всяком случае, когда он, под видом младшего брата, приходил ко мне, с его физиономии не сходило довольное выражение. Еще бы, кормят бесплатно, одежду дают любую. Можно сутками любоваться на Арэлл и время от времени получать от меня великолепные уроки фехтования.

Основным занятием солдат городской когорты было патрулирование города, наблюдение за порядком на улицах, а также охрана четырех городских ворот: Центральных (через которые мы вошли в город), Нижних, Южных и Северных. Не сложно, но скучно.

Часть моих сослуживцев жила в казармах – в основном это были бессемейные молодые парни. Остальные, как я, – квартировались в городе. Кто где. У преторианцев, естественно, был свой военный городок в живописном местечке за рекой. Да-а, будь у меня сорок тысяч сестерциев – жил бы сейчас в уютном домике… женился на симпатичной рэймлянке из приличной семьи, усыновил Атэра. Нет, пусть мальчишка остается в роли младшего брата. Лучше усыновить Энджи. Это было бы забавнее…

Интересно, что люди не чувствовали во мне демона. Моя маскировка достигла совершенства. На смертных она действовала безотказно, а с Высшими я общаться не собирался. К тому же рассчитывал на то, что всегда можно будет смыться через телепорт, если меня увидит кого-то из них…


Камилл сидел, громко хлебая из своей миски густую красную фасоль с мясом, и даже этот важный процесс не мог унять его болтовню.

– Вообще-то, я сегодня позже дежурю, – доверительно сообщил он, вымакивая куском хлеба жирную подливку. – Можно было поесть дома. Мама и готовит лучше. Но раз уж ты здесь… А у тебя родные есть?

Я подумал секунду и усмехнулся.

– Брат. Младший.

– Это хорошо. У меня тоже есть.

И дальше последовал долгий рассказ о брате. Я, по-прежнему, не слушал его, здоровался с приятелями по когорте, которые появились у меня очень быстро, благодаря моему неистощимому чувству юмора и виртуозной игре в покер. Обменивался враждебно-презрительными взглядами с недоброжелателями, которых тоже было достаточно, как у всякого приличного демона, обладающего все теми же двумя достоинствами. Поглядывал по сторонам.

В казарме было прохладно. Приятное разнообразие после полуденного пекла на улице. Неяркое естественное освещение, приятное для глаз. Присутствующие занимались кто чем, в зависимости от наклонностей и воображения. Кто-то, сидя в углу, точил меч с мечтательным выражением на лице, кто-то, как мы, например, обедал. Кое-кто толкался возле котла с похлебкой в надежде на добавку. Но старший по кормежке сегодня весьма грубо разрушил их мечты. Несколько человек на углу стола уже тасовали карты, намереваясь приятно провести послеобеденное время. Сердце радуется, когда видишь плоды своих трудов. С моим появлением великий Рэйм вернул кое-что из утраченного наследия прошлого – покер. Надо будет научить их еще и преферансу.

– Приветствую, Гэл. – Рядом тяжело уселся Серентий, только что вернувшийся с дежурства по городу. Меня сразу обдало запахом человеческого пота и усталости. Он снял шлем, провел рукой по пыльному лбу, стянул через голову перевязь с мечом. – Ну и пекло.

– Привет, – я обменялся с ним рукопожатием. – Есть будешь?

– Нет. Уже перекусил в городе. Слушай, ходят слухи, что сюда приходила лурия Арэлл? Искала тебя.

– Все дело в моей непревзойденной привлекательности.

Серентий усмехнулся, взглянув на мой перебитый, явно лишенный изящества нос.

– Ну, да. Я так и понял. А если серьезно?

– Услышала о моем непревзойденном мастерстве ведения боя на мечах. Хотела лично посмотреть на мастера.

– Трепло. – Похоже, он не был удовлетворен ответами. Но знал, что большего от меня не добиться. Только если я сам не захочу посвятить его в подробности.

Туллий, севший рядом с Серентием, перегнулся через него и зашептал громким, прерывающимся от любопытства шепотом:

– Говорят, она не в себе. Это правда? Ты ничего такого не заметил?

Чем хороши люди, так это своей неудержимой болтливостью и страстью к сплетням.

– Не заметил.

– Красивая девка эта лурия Арэлл. – к нам подошел Фламиний Севр, задев меня ножнами по спине. – Повезло преторианцам. Им всегда перепадают самые сладкие куски.

– Почему это? – Туллий нахмурился, отодвинув миску.

– Потому, тупица. Их выбирают в любовники все лучезарные императрицы. Впрочем, императоры тоже. Ну, ничего, скоро нашим неприкосновенным начнут сворачивать шеи, как откормленным гусям.

– Попридержал бы ты свой трепливый язык, – лениво отозвался Серентий.

– Я говорю то, что знают все, – огрызнулся Севр.

– Вот и помалкивай. Хочешь, чтобы шею свернули тебе? У инквизитора уши везде.

Неприятный разговор закончился неожиданно.

– Эй, Гэл, – окликнули меня. – Твой братец пришел.

Я поднялся из-за стола и направился к выходу, а мне навстречу уже пробирался улыбающийся, счастливый Атэр. Открыл рот, чтобы выразить радость по поводу встречи, но тут же был схвачен за ухо и под одобрительные смешки присутствующих выведен на улицу.

– Ты что?! Пусти! Отпусти, тебе говорят!

Не обращая внимания на гневные вопли, я довел его до раскидистого инжира, росшего возле кухни, и только там разжал пальцы. Мальчишка отпрыгнул в сторону, прижимая ладонью сразу же распухшее ухо.

– Совсем обалдел?!

– Какого Дьяво ла ты разболтал Арэлл о демонах? Соображаешь, что делаешь?

– Не твое дело!

– Что?!

– Не твое дело.

– Ах, ты…

– Только попробуй! – Атэр рывком выхватил короткий меч, спрятанный в тоге. – Только попробуй, подойди ко мне.

– Ха-а! – Я вытащил свое оружие из «малогибкой бронзы». – Ну, давай, если тебе так хочется.

Несколько минут я развлекался тем, что лениво отбивал удары ученика. Забавная у людей особенность, гнев дает им силы ненадолго, а потом мгновенно истощает. Очень скоро мальчишка стал спотыкаться, дыхание его сбилось. И тогда я напал сам. Он едва смог удержаться под моими мощными ударами.

– Силу может дать только истинное демоническое бешенство, – сквозь зубы говорил я. – Истинная ярость. Это неистощимый поток энергии.

На лице Атэра появилось выражение легкой паники. Он увидел отражение этого благородного бешенства в моих глазах.

– Гэл! Ты же его зарубишь! – несколько зрителей, приплетшихся понаблюдать, как я буду чехвостить младшего братца за какую-то провинность, забеспокоились. – Хватит!

Уже едва держа в руках меч, мальчишка отступал. Я почти прижал его к стене, как вдруг он споткнулся о камень и полетел на землю. Зеваки ахнули, увидев, что я замахиваюсь, целясь в живот беззащитной жертвы, и тут же облегченно вздохнули, когда клинок воткнулся в песок в нескольких дюймах от тела неудачника.

– Садист, – пробормотал бледный Атэр. – Совсем уже?

– Не нравится, учись у Энджи. Он оч-чень милосерден.

– А ты псих. – Мальчик медленно поднялся, отряхиваясь.

– Благородное безумие. – Я подмигнул ему и вернул оружие обратно в ножны. – Не забывай.

Подросток сердито фыркнул, покрутил головой, потер шею, подобрал меч.

– Между прочим, я здесь для того, чтобы передать приглашение лурии Арэлл. Они просит тебя придти во дворец после полудня.

– Ну да, как же, уже бегу. Мне больше заняться нечем, кроме как выполнять прихоти истеричной девицы.

Атэр гневно сверкнул на меня глазами – и где только научился!

– Я бы на твоем месте пошел.

Растет мальчишка. В голосе стали появляться властные интонации. Видимо, общение со знатью хорошо на него влияет. Может быть, затея с поселением во дворце, действительно, имеет смысл.

– Гэл, это очень важно.

– Для кого?

– Для меня. И, вообще – ты не можешь игнорировать приказы невесты наследника.

– Я подчиняюсь только императору и своему военному префекту.

– А еще мне. – Он улыбнулся сияющей детской улыбкой, которая странновато сочеталась с холодными настороженными глазами. Спрятал меч обратно под тогу, развернулся и пошел в сторону дворца.

Кажется, мальчишке понравилось командовать. Мужает мой «братец»… Люди вообще быстро взрослеют. Вот только, к сожалению, Атэр ленится. Приемы ближнего боя, которые я ему показывал, не отрабатывает, выносливости никакой. Хотя, наверное, я излишне требователен. Все-таки, он пока еще человек, не демон.


Лурия Арэлл, будь она неладна со своим неуемным женским любопытством, ожидала меня в просторных светлых покоях. Здесь почти не наблюдалось так любимых всеми человеческими созданиями предметов внутренней обстановки. Только резные скамьи вдоль стен, и статуя атлетически сложенного юноши в торце большой прямоугольной комнаты.

Девица оказалась одна. Видимо считала, что без свидетелей я стану разговорчивей. И одета весьма легкомысленно – в короткую белую тунику, подпоясанную под грудью широкой голубой лентой. На ногах – простые сандалии, зашнурованные до колен. Я сдержанно поклонился, ожидая вопросов. Но услышал, совсем не то, на что рассчитывал.

– Научи меня.

– Что?!

– Научи меня драться.

Передо мной, протягивая меч, стояла красивая девушка с золотыми волосами, и лицо у нее было такое, словно она сию же секунду собиралась лечь на жертвенник… Или точнее сказать – броситься. Нет, пожалуй, даже хуже – бросить на этот жертвенник меня.

– Арэлл, ты очаровательная девушка. Тебе очень идет это платье…

– Туника. Это называется туника.

– Да, хорошо. Туника. Она тебе очень идет. У тебя дивные волосы. Зачем тебе обучаться мужскому поединку?

– Мне нужно овладеть искусством боя на мечах, – произнесла она сквозь зубы. Тоже красивые, кстати, зубы, белые.

– Зачем?

– Ты можешь не спрашивать, а научить?!

– Могу.

– Тогда учи.

До чего ж настырная девица. И каким тоном отдает приказы. Таких, не в меру прытких, во времена моей молодости отправляли учиться уму разуму прямиком на костер. Потому как женщина должна заниматься своим делом, а не лезть в серьезную мужскую деятельность. Все равно ни мозгов ни силенок не хватит…

Она швырнула меч мне под ноги, а потом вдруг замерла на мгновение. На белом лбу появилась тонкая вертикальная морщинка. Девушка посмотрела на клинок, подняла взгляд вверх, и снова опустила его.

– Эй. – Я помахал ладонью перед ее глазами. – Я еще здесь.

Еще не хватало, чтобы девчонка оказалась одержима священным безумием… Мало что ли, что на моей шее сидит одно недоразумение в виде безалаберного нахального Атэра.

– Эй!

Она тряхнула головой, словно отгоняя внезапное видение, улыбнулась немного растерянно.

– Ничего. Показалось.

– Увидела свою тень? – я наклонился, поднимая меч.

– Что увидела? – переспросила Арэлл машинально, явно думая о чем-то другом.

– У нас такое поверье. Если кто-то замрет, глядя перед собой слепыми глазами, прямо как ты сейчас, говорят «встретил свою тень». Ладно, давай посмотрим, на что ты годишься.

Задумчивость тут же исчезла, «смылась», с ее лица, как будто девушку окатили ледяной водой.

– Защищайся! – крикнула она, вскинула свой меч и бросилась на меня.

– Амазонка! – Я даже рассмеялся от удовольствия. – Первая ошибка: сначала нападай, а уже потом предупреждай о нападении.

С легкостью отбив ее атаку, я довольно чувствительным ударом предплечья отбросил невесту Клавдия к стене. Она упала, оружие отлетело в сторону. Но во взгляде Арэлл не появилось оскорбленной женской обиды и негодования, только боевой азарт. Она вскочила, подняла меч и снова напала, на этот раз более грамотно. Все же девочка немного схитрила – учитель у нее был. Учитель, но не мастер.

– Ты не дерешься, ты танцуешь!

Она была ловкой для человека, достаточно сильной – для женщины, у ее тела оказалась хорошая память, но она боялась сделать мне больно.

– В другой раз я дам тебе деревянный меч, а еще лучше скалку, или эту… прялку. С ней ты лучше управишься.

– Атэра ты также учишь? – Тяжело дыша она убрала с потного лица растрепавшиеся волосы.

– С чего ты взяла, что я его учу?

– Я видела. И ты также разжигаешь в нем боевую злость?

Я вскинул меч, салютуя им своей «госпоже».

– Не желаете провести еще один бой?

– Ты хочешь сделать из него воина?

– А, может быть, госпоже будет угодно отдохнуть?

– Гэл! – Она подошла ко мне вплотную. Опасная близость. Запах разгоряченного человеческого тела не могли скрыть дорогие благовония. – Как ты справился с теми демонами в нижнем городе? Расскажи мне. Научи меня!

В ее широко расставленных глазах горела настоящая страсть. Нет, скорее одержимость. Одержимость идеей уничтожения демонов.

– Да ты прирожденная убийца…

– Нет! – Девушка отшвырнула меч, и он снова зазвенел по мраморным плитам, щедро расплескивая отраженные сталью солнечные блики. – Я не хочу убивать! Я не хотела бы никого убивать, но я знаю, что… придется. Поэтому прошу, помоги мне.

– Сначала отойди от меня.

– Что?

– Отойди. Ты стоишь слишком близко. Это мешает мне принять правильное решение.

Арэлл улыбнулась, сверкнула белыми зубами, сделала шаг назад, заложила руки за спину с видом послушной девочки.

– Так лучше?

– Да.

– Ну и…

– Я не буду тебя учить.

Сияющая улыбка на ее лице погасла. Оно стало замкнутым, холодным, отрешенным.

– У меня нет на это времени, желания и сил. Я очень сожалею, что Атэр не имеет твоей любви к оружию, страсти и силы воли.

Я снова поклонился, вложил меч в ножны и повернулся, собираясь уходить.

– Стой! – прозвучало за спиной повелительно. Это был приказ Госпожи, его ослушаться было невозможно.

– Я знаю, как подогреть в Атэре страсть к обучению. Ты будешь учить нас вместе. Его, и меня.

– Нет.

– Я могу приказать тебе!

– Не можешь. Я подчиняюсь императору.

Она сжала кулаки, скулы ее побелели. Я с удовольствием наблюдал, как она пытается задавить гнев, клокочущий в душе. А потом вдруг так же внезапно успокоилась. Разгладилась морщина на лбу, разомкнулись сжатые губы, выровнялось частое дыхание.

– Хорошо. Можешь идти. Я позову, когда ты понадобишься мне.

Ясно, в голову девчонки пришла конструктивная мысль о том, как добиться от меня толку без принуждения. Забавно.

– Как будет угодно лурии.

Я вышел из зала и поспешил к выходу. Интересно, почему я отказался от столь почетного и, несомненно, приятного предложения? Красивая, темпераментная, бесспорно способная ученица просит моей помощи. Проводить время в ее обществе был бы счастлив любой. Похоже, все дело в странном, совершенно необъяснимом чувстве, которое я к ней испытал. Как будто одна моя половина ощущает огромное влечение к элланке, а другая содрогается в отвращении. Дьявол! Такого со мной еще не было!

Озадаченный, столь сложными переживаниями, вызванными простой смертной, я пропустил нужный коридор, спохватился, повернул в другую сторону и… нос к носу столкнулся с демоном. Высшим.

Ну, все. Попал.

Но, к счастью, инстинкты оказались на удивление сильными, и не позволили панике исказить мой тщательно сработанный человеческий образ.

Я отскочил назад, стукнув сандалиями, вытянулся в струнку, выхватил меч, отсалютовал темному господину и замер. Пронизывающий взгляд демона обшарил меня снаружи и изнутри, подмечая человеческое благоговение, покорность, готовность выполнить любой приказ, желание оказаться как можно дальше, и страх. Он чуть усмехнулся, удовлетворенный тем, что увидел, и неторопливо удалился, не желая тратить время на смертный мусор.

Я стоял неподвижно до тех пор, пока его шаги не стихли в конце коридора, и только тогда позволил себе перевести дыхание. Вытер пот, проступивший на лбу. Он меня непочувствовал ! Не понял, кто перед ним. Принял за человека. Моя маскировка совершенна! Всего пять тысяч лет упорного труда и вот, пожалуйста! Я – идеальный оборотень! Я гений.


Глава 12 Тайные желания | Заложники Света | Глава 14, в которой я проявляю себя, как самый мудрый из магов-учителей, но «спасибо» мне, как обычно, никто сказать не торопится