home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14,

в которой я проявляю себя, как самый мудрый из магов-учителей, но «спасибо» мне, как обычно, никто сказать не торопится

Как только у меня выдавался выходной, мы с ангелом продолжали тренировать нашего воспитанника. Для магических практик была выбрана пустынная местность среди холмов, к северу от города.

Сегодня Атэр довольно вяло отбивался от моих атак и периодически начинал ныть о том, как у него болит голова, и как он устал. Энджи сидел неподалеку, опустив подбородок на руку, и я ждал, что с минуты на минуту он вступится за нашего «страдальца». Ну, вот, кажется, время пришло…

Ангел поднялся, решительно подошел ближе. Мне не понравилось суровое выражение его лица, и я оказался прав. Мощный заряд ангельской магии полетел в Атэра. Тот еле успел уклониться, и на земле остался круг от выжженной травы.

– Эй, ты что?! – закричал мальчишка. – Сошел с ума? Ты чуть не сжег меня!!

– Защищайся, – велел Энджи.

– Как я, по-вашему, справлюсь с двумя?!…

– Ты никогда ничему не научишься, если будешь халтурить.

Решительно, ангел нравился мне все больше.

– Ну, давай, Энджи. – Я закатал рукава и мстительно улыбнулся. – Вмажем ему, как следует.

– Психи, – сказал Атэр, обращаясь к своему медальону, который неизвестно для каких целей носил на шее. – Ладно, держитесь оба!

Он довольно искусно провел атаку «двойного вихря», допустив всего две незначительных ошибки. Я отбил одно закрученное колесо, Энджи перерубил черенок другого, и тут же выпустил короткую молнию, взметнувшую фонтанчик песка. Атэр успел отскочить в сторону, но упал в пыль, сбитый с ног моей коварной подножкой.

– Так не честно! – тут же завопил он. – Это не по правилам.

– Разве мы играем по правилам? – спросил я у Энджи. Ангел ничего не ответил. Он, как будто, потерял интерес к игре. Нахмурился, помрачнел, а потом и вообще отвернулся. Атэр, все еще сидящий на земле, толкнул меня ногой и вопросительно поднял брови. Я мотнул головой, подошел к ангелу, осторожно тронул его за плечо.

– Что?

– Нет, ничего. – Он улыбнулся быстрой, ничего не значащей улыбкой. – Вы продолжайте, а я… я уйду ненадолго.

– Куда?

– Неважно.

– Очень даже важно. Мне не нравится, что ты будешь бродить один по городу, где полно демонов.

– Я хочу побыть один.

– Ты и так один.

Ангел прямо посмотрел на меня. И, признаюсь, выдержать взгляд голубых пронзительных глаз было нелегко. Энджи знал, что я сделал. Догадался. Почувствовал как всегда. Но больше ничего не говорил. Не упрекал. Тем более, Атэр все более успешно овладевал магией. Естественно, примитивной, «энергетической», как я теперь ее называл. Но это лучше чем ничего.

В тот день я сидел за столом в общей комнате и перечитывал последние записи в блокноте. Да, не получалось веселиться по-прежнему. Пять тысяч двести пятьдесят лет срок немалый. Даже для демона-оборотня. Раньше мое чувство юмора было более глобальным, что ли. Всеобъемлющим. Это из-за присущего большинству темных оптимизма. Немного мрачноватого, саркастического, но очень жизнеутверждающего. Теперь я ощущал себя в этом мире гораздо сложнее, циничнее и, пожалуй, мудрее. К тому же узнал слишком много умных слов. Набрался от ангела, естественно. Книжная премудрость не нужна простому демону, но очень помогает оборотню, застрявшему в человеческом мире. Убить время, например.

Пару десятилетий перед последним рождением Атэра мы слонялись в землях северной Анконы. Места здесь были дикие, не обжитые людьми. Полюбить эти каменистые утесы, поросшие колючим кустарником, могли только козы. А также их пастухи, но пока ни те, ни другие сюда не добрались. Дальше, в глубь материка, начинались глухие непролазные леса. И лишь южнее глаза уставшего от дикости демона радовали плодородные, трудолюбиво обработанные крестьянами земли. Вот все это я и решил изобразить схематично на карте.

Вообще, с искусством картографии за эти последние пять тысяч лет произошло не пойми что. Полнейший упадок. Человеческое население как будто разучилось чертить планы. Все, что мне удалось увидеть, было либо примитивно, либо неточно до отвращения. Впрочем, человеческие карты всегда были такими рядом с демонскими.

– Что ты делаешь? – прозвучал над ухом знакомый голос. Я не вздрогнул от неожиданности, хотя очень хотелось. Энджи перемещался совершенно бесшумно и мог возникнуть за спиной в самый неожиданный момент.

– Карту рисую. Человеческие никуда не годятся.

Некоторое время он наблюдал за мной, а потом попросил неожиданно.

– А ты не мог бы… потом, нарисовать мне такую же?

– С превеликим удовольствием. – Я заставил одну неудачную линию исчезнуть, полюбовался на свою работу и протянул руку за блокнотом ангела. Но едва мои пальцы прикоснулись к его золотистой книжечке, как меня ударило. Не физически и не ангельской магией. Меня как будто вытряхнуло из собственной шкуры. Я увидел ярко-зеленый холм, заваленный мраморными обломками. Наверху бил родник. Вода красиво перетекала через белые камни, журчала и пенилась маленькими водопадами. Рядом с холмом росли деревья с кудрявыми кронами, в траве цвели неправдоподобно большие фиалки. Порыв ветра принес какой-то дивный неземной аромат. Я вдохнул его полной грудью. Но в горле немедленно запершило, в носу зачесалось, я чихнул и очнулся.

Энджи все еще стоял рядом, глядя на меня удивленными глазами, и явно ждал объяснений. Я глубоко вздохнул и попытался описать увиденную мной картину. Глаза ангела стали еще круглей.

– Ты увидел кусок моего мира. Как это могло получиться?

Меня заинтересовало как раз не это.

– Кусок чего я увидел?

– Понимаешь, Гэл, у каждого ангела есть свой собственный мир. Такой как тот захочет, какой сможет представить. И там будет все, что он пожелает. Леса, или море, или степь.

– А где он находится? В Тонком мире?

Энджи отрицательно покачал головой.

– И да, и нет. Это сложно объяснить. Он занимает какое-то место в пространстве, но очень тесно связан со мной. Он – часть меня, и если меня не станет, он тоже исчезнет. Я не могу создавать настоящие, материальные миры, которые существовали бы дольше, чем я. Но есть архиангелы, которые могут изменять материю. Лепить из нее пространства. Представляешь, какая мощь и энергия им доступна.

– Да. Сильны ребята.

В голове у меня крутилась какая-то еще не до конца оформившаяся мысль. Что-то про энергию. Давным-давно мой ангельский приятель подсказал мне, как увеличить магический потенциал. Мое не высше-демоническое происхождение не позволяло сплетать заклинания высокого порядка. Раньше это меня не беспокоило. Было легко оставаться одним из серых тупиц низшего уровня, но со временем собственная неполноценность начала угнетать. Энджи нашел гениальное решение. Научил пользоваться нестабильной энергетикой Хаоса. Она вполне подходила для заклинаний, но управляться с ней было непросто. Может быть, стоит проделать тоже самое и с Атэром?

На мой вопрос ангел отрицательно покачал головой.

– Он человек. Его тело не выдержит напряжения. Тебе самому это не просто. Представь, каково будет ему.

– Но в термах он вышел на мысленную связь со мной!

– Это ты! Открыл канал и дал немного своей силы.

– Даже не собирался. – Обвинить меня в перекачке Атэру энергии ему не удастся. Тем более, этого я, действительно, не делал. Хватало воспоминаний, как в одной из прошлых жизней я перелил в ученика слишком много. Человеческое тело, действительно, не выдержало. Оно просто сгорело. То еще было зрелище!

– Я знаю, что не собирался. Всего лишь слегка увлекся происходящим. Но ему надо развивать свои собственные способности.

– У него их нет. Ты же видишь. Он старается, но все без толку. Вот если бы…

Тут я замолчал, осененный невероятной идеей. Энджи прищурился подозрительно:

– Если бы что?

– Ничего. Так, неудачная мысль. Не бери в голову.

Естественно, я соврал. Мысль была удачной. В Атэра нельзя перекачивать ни мою, ни ангельскую силу. Это одинаково убийственно для него. Значит надо научить мальчишку самостоятельно собирать энергию. Много энергии. Столько, чтобы ею можно было пользоваться автономно. Но стягивать ее так, чтобы она не причинила ему вреда. И кажется, я знал, как это можно сделать.

Когда Атэр пришел ко мне в казарму на очередной урок фехтования, я спросил прямо:

– Хочешь научиться магии?

Он вздохнул, опустил меч:

– Конечно, хочу. Но ты же видишь, у меня не получается. Вышло всего два раза: в термах, тогда я говорил с тобой мысленно, и потом с Энджи. Я зажег огненный шарик. Но после этого, когда пробовал сам, ничего. Глухо. Меня это просто бесит.

Он с ненавистью посмотрел на свое оружие, убрал его в ножны.

– Вот, что, Атэр. Идем со мной. Я кое-что скажу тебе.

Я отвел его на край плаца, под одинокий платан. Подросток сел на землю, подобрал колючий шарик-плод и стал рассматривать его, словно невесть какую реликвию.

– Я могу научить тебя.

– Уже слышал, – буркнул он устало. – Бесполезно.

– А ну, подвинься. И слушай еще раз.

Пока я рассказывал ему про сложность силового обмена, он продолжал пялиться на платановую шишку, потом заинтересовался, повернулся, а затем и вообще не отводил напряженно-внимательного взгляда.

– Каждое существо содержит в себе энергию. Жизненную силу. Ее может быть много или мало. Она может быть грубой или тонкой… Энджи объяснил бы это лучше, но я предпочитаю не вмешивать его. Я хочу научить тебя собирать, стягивать энергию живых существ и использовать ее для колдовского действия.

Атэр запустил пальцы в черные вихры над ушами, уставился в землю.

– И что я смогу делать?

– Убивать, вытягивая из врага всю жизненную силу. Использовать часть выкачанной энергии для простейших боевых приемов. Заклинания ты не сможешь творить по-прежнему, твоя голова, тело, твоя сущность устроена слишком просто для того, чтобы удерживать в памяти канву магического действия.

– Но почему?

– Я могу сейчас воспроизвести формулу телепортации, например. Даже могу написать ее.

Я подобрал ветку, оглянулся, нет ли рядом любопытных смертных, и вывел на песке несколько первых знаков. Атэр вздрогнул, непроизвольно схватился за мое плечо. И было от чего. Воздух над схемой начал дрожать, плыть, струиться, как в жаркий полдень, а сами значки стали наполняться светящимся огнем. Я быстро стер их, разровнял песок.

– А теперь представь, что все это находится у тебя в голове. Только цепь символов в четыре раза длиннее. Тебе нужно наполнить их своей силой и активировать в определенной последовательности. Твои мозги просто взорвутся. Поэтому еще раз повторяю, тебе нужно научиться собирать чужую энергию и манипулировать ей.

– Как это выглядит?

Сильная вещь наглядный пример.

– Как выглядит… – По коре платана неторопливо полз жук. Черный усатый короед. Я смахнул его на землю, насекомое свалилось на спину, и замахало в воздухе лапками. Но перевернуться не успело, я вытянул из него всю жизнь. Крошечную теплую капельку. Жук забарахтался сильнее, потом замер, сжался и вдруг рассыпался черными сухими хлопьями.

Атэр снова дернулся, отшатнулся, стукнулся спиной о ствол дерева, посмотрел на меня с отвращением, едва ли не с ужасом.

– И это можно делать со всем?

– Со всем. С растениями, животными, людьми. Даже с демонами. Если потренируешься.

– Даже с демонами, – повторил он. Потом вдруг уткнулся лбом в колени, засопел. – Это ужасно. Теперь я понимаю, почему ты не хочешь впутывать в это Энджи. Он не стал бы учить меня такому.

– Ну, приятель. Решай сам. Что тебе дороже – мнение ангела или нечеловеческий магический потенциал. К тому же, ты можешь вытягивать не всю силу. Какую-то часть. Оставляй в живых. Не убивай.

Атэр поднял голову, посмотрел на меня с бешеной надеждой.

– Правда? Так можно? Не до конца?

– Можно. Только менее действенно.

– А ты откуда берешь свою силу?

– Рэйм наполнен ею. Жертвенники Некроса выплескивают тяжелую энергетику постоянно. Я не отхожу от обеденного стола.

– А Энджи?

– Он генерирует свою собственную. Но это очень сложно. Даже для моего понимания.

– Ладно. – Атэр продолжал хмуриться, и покусывать губы, но вроде бы принял решение. – Научи меня. Прямо сейчас.

– Хорошо.

Забавно обучать бывшего господина, Высшего демона, элементарным основам магии. И, наверное, правильно, что я не сказал ему о существовании людей, наделенных необъяснимой способностью к искусству волшебства. Их очень мало, но они есть. К сожалению, Атэр не относился к их числу, и мне не хотелось снижать его самооценку.

Я протянул руку и взял мальчишку за плечо.

Мир вокруг потемнел. А когда стало светлее, оказалось, что мы стоим по щиколотку в песке. До самого горизонта тянутся сухие серые волны пустыни. Солнце в зените.

– Что это?! Где мы? Как жарко! Душно! Я не могу дышать!

Атэр покачнулся, упал на колени. Схватился за грудь. Белая тога на его спине потемнела от пота.

– Это пустыня, – ответил я честно, сел на горячий песок рядом. – Один из нижних миров. Не очень приятный для человека. Но не смертельный.

– Зачем ты?!… Мне плохо… Больно! Сделай что-нибудь!

– Я делаю – отключаю твое тело. Оно мне мешает. Нет, конечно, его можно было бы утопить. Но, думаю, это понравится тебе еще меньше.

– Я не могу! Я не хочу! Отпусти меня!

– Если хочешь учиться магии, терпи.

Мальчишка застонал, всхлипнул, ткнулся головой в песок.

– Терпи! Мне было еще больнее!

Он даже не мог себе представить, насколько больно мне было, когда нестабильная энергия Хаоса входила в мое тело. Особенно в первый раз. Правда, Энджи был рядом, помогая поймать нужные волны, он тоже чувствовал мои мучения, и от этого было легче. Немного.

Атэр задыхался и не мог потерять сознание, он рвал на груди тогу, из горла рвался хрип, слезы текли по его щекам, лицо побагровело. Этак, пожалуй, он здесь у меня, действительно, загнется. Ну, где же? Вроде уже пора. Подожду, еще минуту и если ничего не произойдет, придется возвращаться. И пробовать еще раз. Но, к счастью, по истечении этой самой минуты, я услышал хриплый клекот. По песку скользнула гигантская тень. Захлопали крылья. И сверху на Атэра упала черная хищная тварь. Кер – вестник смерти, падальщик, убийца, выклевывающий душу из живого существа. Его сморщенное лицо старика с пустыми, слепыми глазами, исказилось от жадности и свирепой радости. Сухие ручки, похожие на крысиные лапы, потянулись к жертве, растянувшейся на земле. Отвратное зрелище.

Кер снова заклекотал, его морда вдруг вытянулась, превращаясь в острый клюв. Глаза Атэра широко распахнулись, когда он увидел несущуюся на него тварь, дернулся, всхлипнул. И закричал, когда падальщик ударил его. Прямо в грудь, в солнечное сплетение. Крови не было, но человеческое тело затрясло от боли. Жизненная сила хлестнула из него звенящей, золотистой струей. Вот теперь пора вмешаться. Я вскочил, ударил кера мощным воздушным кулаком, отшвырнул в сторону, схватил мальчишку, потерявшего, наконец, сознание, и открыл телепорт. Мертвый, выжженный мир исчез.

Теперь мы очутились на поляне, рядом с ручьем. Я осторожно опустил Атэра на землю и отошел в сторону. Сначала ничего не происходило, он лежал, не шевелясь, дыша тихо, медленно и затрудненно. А потом трава вокруг него стала вянуть, сохнуть, темнеть, рассыпаться в пепел. Мертвый круг ширился, захватил ближайшие кусты, сожрал их, добрался до тонкой акации. Деревце задрожало, уронило на землю высохшие листья. И осталось стоять корявым обожженным скелетом. Атэр зашевелился, застонал, схватился за грудь, открыл глаза. Несколько секунд смотрел на меня бессмысленным взглядом, а потом видимо вспомнил. Вскочил.

– Ты! Гад! Совсем уже!? Что делаешь!? Ты меня чуть не убил! Эта дрянь с крыльями меня чуть не убила!

Замолчал он внезапно. Как будто подавился гневным воплем. Огляделся вокруг, осторожно переступил ногами по сухим хлопьям пепла, устилающим землю. Ощупал свою грудь. Посмотрел на меня испуганным взглядом.

– Как самочувствие?

– Я… не знаю. Что ты сделал?

– Не я. Это сделал кер. Пробил твою оболочку, чтобы выпить жизненную силу. Я позволил ему ранить тебя, но теперь ты можешь собирать для себя энергию.

– Я читал про керов, – прошептал Атэр, пятясь из круга с мертвой травой. – Но так и не понял до конца.

– Твое человеческое энергетическое поле было похоже на замкнутый кокон. Ты не чувствовал окружающую силу других, поэтому не мог ею воспользоваться. Кер пробил дыру в твоем коконе.

– Значит теперь я такой же, как они?

– Ты такой, как ты есть! Хватит болтать глупости! Ты хотел обучаться магии! Теперь у тебя есть шанс.

Атэр хмуро кивнул. Снова дотронулся до груди и попросил, не глядя на меня.

– Энджи не говори. Он расстроится.

– Не скажу.

Наивный! Думает, что ангел сам не догадается!

И он догадался.

Если когда-нибудь мой светлый приятель станет боевым ангелом – если такое, конечно, возможно – в этом будет моя бо-ольшая заслуга. Он был в ярости.

– Гэл, ты соображаешь, что сделал? Ты вообще когда-нибудь думаешь, что делаешь?! – Голубые глаза потемнели, став почти синими, голос приобрел интонации ледяной вежливости.

– Когда-нибудь думаю. – Я отложил меч, который тщательно полировал, на стол, вытер руки.

– Ты пробил дыру в его энергетическом теле! Теперь ему придется постоянно тянуть силу из других, чтобы пополнять свою иссякающую.

– Это называется работа с энергиями.

– Это называется глупость и безответственность! – Ангел расхаживал по комнате, периодически натыкался взглядом на тихого Атэра и морщился, словно видел калеку.

– Он хотел научиться магии!

Партнер отмахнулся от меня, сел на скамью, опустил голову. Боевой задор вышел из него также внезапно, как и вошел.

– Энджи, ты не волнуйся, – подал голос, оробевший ученичок. – Я буду очень осторожен. Я не стану убивать. Пойми, мне нужна магия! Очень!

– Теперь ты должен постоянно контролировать себя. Все время. Каждую минуту. Ты выдержишь это?

Мальчишка опустил взгляд, не выдержав проницательного ангельского взгляда, ответил тихо:

– Я не знаю. Но буду стараться.

Он старался. Иногда. А иногда наслаждался своими новыми способностями, не думая о последствиях. Я видел как он, мило улыбаясь, тянет силу из нашего толстого, неповоротливого домовладельца. И тот начинает зевать и сонно хлопать глазами. Или задумчиво стоит возле оливы во дворе, и дерево вдруг начинает ронять листья, словно от засухи. Пару раз, я чувствовал, что он пытается стягивать энергию с меня. И естественно, получил за это по носу. Но, я его понимал, трудно сдерживаться, когда из беспомощного смертного превращаешься в особу, приближенную к магической верхушке.

Обучение колдовству пошло веселее. Атэр делал значительные успехи. Заниматься с ним становилось интересно даже учителям. Хотя на ангела периодически находили приступы тоски, вот как сегодня, например. Но он ничего не мог сделать. Воспитанник сделал свой выбор.


Глава 13, в которой Гэл Нумидиец преподает еще несколько уроков, а я выясняю, что теперь – гений | Заложники Света | Глава 15 Заговорщики