home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

«Императрица»

Ни один день жизни Гая теперь не проходил без стычек с Атэром, и через некоторое весьма непродолжительное время младший Гратх понял, что с огромным наслаждением утопил бы эллана в императорском пруду. Нет, пожалуй, пруд слишком хорош для этого щенка. Лучше спустить его в канализацию.

Демоноборец сопливый!

Хотя, если быть объективным, нужно признать, что в мальчишке действительно чувствовалось нечто… необычное. Странное. Привлекательное и отталкивающее одновременно.

Преторианец стоял, наблюдая, как Атэр и Арэлл играют в мяч. Зрелище, требующее колоссальной выдержки, ледяного внутреннего спокойствия.

Они носились по залу, перебрасывая друг другу легкий войлочный мяч. Элланка хохотала, не обращая внимания на растрепанные волосы, золотой шелестящей копной мотающиеся по спине, тыльной стороной ладони вытирала потный лоб, одергивала тунику, постоянно открывающую колени и не замечала жадных взглядов Атэра. А, может, и замечала, только делала вид, что не видит, как он смотрит на нее, как норовит задеть плечом ее плечо, украдкой прикоснуться к волосам. Строила наивную дурочку, наслаждаясь вниманием двух идиотов. Одного малолетнего, другого прикованного к своему посту и вынужденного молча беситься, наблюдая, что вытворяет наглый соперник.

Мальчишка ей нравился. Определенно, нравился. Молодой, пылкий, настойчивый.

Гай крепче сжал копье потной ладонью, когда после особенно удачно заброшенного мяча Арэлл поцеловала эллана. В шутку. Как будто в шутку. Всего лишь слегка прикоснулась приоткрытыми губами к его губам. Правда тут же взъерошила его волосы, что предполагало несерьезное, даже слегка легкомысленное отношение к подростку. Но преторианец мгновенно почувствовал черную, жгучую волну, медленно поднимающуюся из живота и скручивающую по дороге все внутренности. Жар дошел до лица, превращая его в твердую, застывшую маску. Горло пересохло и даже глазам стало горячо.

Арэлл играет, не понимая, что мальчишка серьезно воспринимает эту игру?! Но она не может быть настолько наивной, чтобы не понимать подобного! В Эллиде, как и в Рэйме, взрослеют очень быстро. Или ей нравится доводить обоих поклонников, наблюдая за их реакцией?! Атэр мельком глянул на Гая через плечо – удостовериться, все ли тот видел. Усмехнулся сопернику нагло, вызывающе, торжествуя. И преторианец понял, что еще немного – и он задушит гаденыша. Или лучше – скормит его императорскому крокодилу. Хотя, нет, рептилия предпочитает упитанных барашков, кости этого дохляка встанут ей поперек глотки.

– Гай, что с тобой? – Обеими руками убирая волосы с раскрасневшегося лица, Арэлл подошла ближе.

Согнать с глаз, застилающую их пелену бешенства удалось не сразу.

– Все в порядке.

– А мне показалось, что ты…

– Все хорошо!

Атэр фыркнул и заявил, подбрасывая мяч на ладони.

– Ничего особенного, лучезарная. Он просто ревнует.

– Что?! – Растерянность и удивление сделали элланку еще более привлекательной.

– Вы поцеловали меня. А ему никогда не перепадало получить такого удовольствия.

Арэлл растерялась, не зная, что делать – рассмеяться, дать мальчишке по физиономии за наглые комментарии, или удалиться, презрительно вскинув голову.

Лучше всего было бы, если бы она рассмеялась.

Но вместо этого девушка вдруг вздохнула, нахмурилась, произнесла тихо:

– Как же я устала.

И медленно вышла из зала, опустив золотоволосую голову.

Гай и эллан обменялись одинаково изумленными взглядами. Вместо ревности в душе телохранителя осталось только ощущение неловкости.

– Атэр, ты идиот. Кто тебя тянул за язык?!

– Видел бы ты свою морду, – не остался в долгу подросток. – Я думал, еще немного, и тебя хватит удар.

– Еще немного, и я нанизал бы тебя на это копье.

– Успокойся, она все равно выберет одного.

– Не тебя.

– Ха!

– И не меня. Клавдия.

Атэр помрачнел, засопел сердито. Сел на пол напротив Гая.

– Ты прав. Еще как прав. Я сам постоянно думаю об этом.

Он поразмышлял еще немного, забавляя преторианца своим серьезным видом, побарабанил пальцами по колену и заявил, просветлев лицом.

– Пора ей все рассказать.

– Прямо так и все?

– Бо льшую часть. Иначе она сойдет с ума. Разве не видишь? Какая нормальная женщина не будет счастлива оттого, что ее внимания добиваются сразу двое. А она сердится, злится, ночами не спит.

Семнадцатилетний знаток женщин! И дурацкое соперничество устроил исключительно ради психического здоровья Арэлл. Но какую бы чушь не болтал мальчишка, пожалуй, в одном он прав. Кое-что элланке рассказать пора.


Арэлл сидела за столом, чувствуя себя не очень уютно в роли заговорщицы. Атэр устроился рядом на стуле с высокой спинкой. Гай – напротив.

Телохранитель расстелил на столешнице карту и, почти не сдерживая напряжения, звучащего в голосе, объяснял девушке основы военной политики.

– В Рэйме три городских когорты по тысяче человек каждая. Эти три тысячи подчиняются префекту города. Плюс еще девять подразделений когорты преторианцев, в каждом из которых возможно содержание от пятиста до тысячи солдат. Сейчас – около шести тысяч человек. У нас свой префект – Адриан Марий.

– У нас? – переспросила Арэлл, запуская пальцы в волосы и крепко сжимая голову, как будто это могло помочь ей лучше запоминать.

– Да, лурия. Я – преторианец из когорты “драконов”. Мы охраняем императора и его семью.

– Хорошо охраняете, – подал голос Атэр. – Преторианцы зарезали императора Вектруса, чтобы продать трон его сыну Северу…

Гай нахмурился, но ничего не смог возразить. Это было правдой. Арэлл слышала историю убийства отца Севера.

– Мы подчиняемся нашему военному префекту, – повторил Гай.

– И пока он в хороших отношениях с императором, последнему ничего не угрожает, – снова вмешался Атэр.

Гай не выдержал очередного хамского заявления юнца и хлопнул ладонью по карте.

– Императору ничего не угрожает, пока на его стороне демоны!

– Тогда в вашем присутствии во дворце вообще нет смысла!

– Атэр, пожалуйста… – попросила Арэлл, чувствуя, как начинает ломить затылок. Не хватало сейчас только дуэли ревности.

– Прошу прощения, – заявил юноша без малейшего признака раскаяния.

Гай высокомерно отвернулся от него, не обращая внимания на извинения.

– Вся армия Рэйма насчитывает десять легионов [26].

Атэр свистнул уважительно, Арэлл подняла изумленный взгляд на сурового Гая.

– Так много?

– Пятьдесят тысяч человек. Но, – телохранитель придвинул карту ближе к девушке. – Бо льшая их часть концентрируется возле границ империи. На границе с Нитом, в Эбиссинии, Нумидии, большие гарнизоны стоят в Анконе и Эскарне, то есть…

– То есть центральных резервов в городе нет, – закончила за него Арэлл, рассматривая карту.

– Да, – подтвердил Гай, довольный ее сообразительностью. – Практически нет. Кроме преторианцев и городских когорт.

– Глупость какая, – пробормотал Атэр.

– Жалование солдатам, выплата пенсий отслужившим. Экономия…

– Ну да! Большая часть денег, идущая на армию, перепадает преторианцам. Ваше жалованье в три раза выше, чем у легионеров. А те три миллиона сестерциев, что вы получили в качестве подарка ко дню рождения императора?

– Арэлл, – Гай еще сдерживался, но, было похоже, его терпения хватит ненадолго, – ты не будешь возражать, если я заткну рот мальчишке?

– Атэр, прошу тебя, – девушка взглянула на упрямца. Тот обворожительно улыбнулся и жестом изобразил, что больше от него не услышат ни слова.

– Положение армии очень нестабильно. Легионы поделены между военными трибунами – сейчас их шесть. И все знают, что простые солдаты больше преданы своим военачальникам, чем императору, поскольку жалованье из казны мизерно, а награды и военную добычу они получают от своих командиров.

– Империя раздирается амбициями военных. – Атэр забыл о своем обещании молчать. – Богатая верхушка хочет оказывать влияние на политику империи. А за каждым трибуном идет его легион.

Гай кивнул мрачно:

– Именно так. Прибавь сюда еще Высших демонов. Им нравится стравливать людей.

– Но то, о чем ты говоришь, – возразила Арэлл, – это внутренние человеческие проблемы.

Атэр поднял голову, встретился взглядом с Гаем, и соперники понимающе улыбнулись друг другу. Затем Атэр взял стило с края стола, разломил его на несколько кусочков, и начал по одному выкладывать их на карту.

– Рэймская империя – Некрос. Эллида – Друзлт. Нит – Золтон. Север – Евгран. Илкаста – Каракалл. Гаэта – Савр. Каждый Высший демон контролирует определенную местность и все, что происходит на ней. Им подчиняются человеческие владыки и военная верхушка. Они манипулируют всеми человеческими правителями.

– Они играют, – подхватил Гай.

– Это все, – Атэр положил руку с растопыренными пальцами на карту, – их игровое поле. Военачальники – фишки. Демонам интересно стравить их друг с другом и посмотреть, кто выиграет. Чья игрушечная армия сильнее.

– Так было всегда, – прошептала Арэлл, – я знаю. Но что вы хотите от меня?!

– Мы хотим сделать тебя императрицей! – глаза Гая вспыхнули.

– Кто «мы»?! – единственное, что пришло ей в голову.

– Преторианцы, и я! – гордо заявил Атэр.

– Безумие! – прошептала Арэлл, отчаянно мотая головой. – Вы оба – безумцы! Зачем?! Нет, постойте! Я и так буду женой Клавдия…

– Ты будешь марионеткой Клавдия! У тебя никогда не будет реальной власти! – Гай наклонился над девушкой, заслоняя собой свет факела. – Но если трон будет твоим, ты сможешь провести военную реформу. Легионы далеко, мы захватим Рэйм силами преторианцев. Некрос хочет большего влияния над империей. Он поможет…

Арэлл вскочила.

– Я никогда! Никогда не приму помощь демона!! И мне плевать на то, что он хочет!

– Подожди! Успокойся! – Гай поймал ее за руку и почти силой усадил на прежнее место. – Я знаю, что ты ненавидишь демонов. Я сам их ненавижу. Но нам нужно усыпить его бдительность. На первое время, а потом…

– Не будет никакого «потом»! Ничего не будет! Вы хотите укрепить империю, облегчить жизнь людей, но…

– Прежде всего, мы хотим империю без демонов, – сказал Атэр разламывая стило на мелкие щепочки.

– Это невозможно! Вы знаете, что это невозможно!

– Но ты сама говорила о том, что не веришь в их неуязвимость.

– Я не хочу, чтобы из-за моих фантазий погибли люди!

– Ладно. Хорошо. Оставим демонов в покое. – Гай стряхнул мусор с карты. – Нас не устраивает император, нам не нравится его политика, Клавдий нас тоже не устраивает. Ты – реальная кандидатура.

– Почему?

– А ты будешь хорошо платить! – усмехнулся Атэр. – Армия продажна, как последняя уличная девица.

Он едва успел увернуться от затрещины разозленного Гая и захохотал, довольный собственным остроумием. Потом внезапно оборвал смех, вскочил и выхватил из ножен короткий меч. Его зеленые глаза сузились, а миловидное лицо неожиданно стало свирепым.

– Что, преториан Гай Гратх, скрестим мечи во славу божественной лурии Арэлл!

Арэлл тяжело вздохнула. Самое время. Протянула руку, кончиками пальцев прикоснулась к сверкающему лезвию, отвела его в сторону.

– Хватит, Атэр. Сейчас не до шуток.

– А я и не шучу, – грозно ответил тот.

– Щенок, – добродушно усмехнулся Гай. – Ты не выстоишь против меня и двух минут…

Клинок описал в воздухе белый полукруг.

– Меня тренирует сам победитель демонов Гэл!

– Хватит!! – громко закричала Арэлл, сама не ожидая от себя такой ярости. – Прекратите оба!

И, помолчав, добавила уже спокойнее:

– Я подумаю над тем, что вы мне сказали.

Затем повернулась и медленно вышла из комнаты.


Императрица Великого Рэма. Она не должна этого делать. Ни в коем случае нельзя соглашаться.

Но если бы у нее была власть, она уменьшила бы налоги, отдала часть земель безземельным, укрепила Эллиду – свою страну…

«Ничего бы ты не сделала, – зазвучал в голове язвительный голос разума. – У тебя связаны руки. И демоническое ярмо на шее.» Проклятье! Проклятье!! Арэлл зажмурилась, сжала пальцы в кулаки. Потом, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на недостойный бег, направилась к своим покоям. Не глядя по сторонам, элланка шла по галереям, мимо прекрасных статуй и барельефов. А ведь в первые дни она восхищалась красотой Претикапия.

«Нет. Это неправильно! Все должно быть не так. Все можно сделать не так. Надо найти какой-то другой путь. Сотрудничать с демонами – это снова попасть в ловушку. В зависимость… Нет! У меня должен быть свой путь. Гай и Атэр могут говорить все, что угодно, но они не понимают до конца. У меня всего два выхода: стать женой Клавдия, или любовницей Некроса, это же было понятно, когда он приходил. Оба варианта отвратительны! Но все-таки первый… лучше. Или нет..? Нет! Нет!! Я должна идти своим – каким-то другим – путем. Но кто знает, кто скажет, что это за путь?! Трисмес обещал свою помощь. Хотя что может сделать забытый древний бог с целой армией Темных?! Он обещал помощь. Я должна пойти к нему. Но я не хочу попадать в зависимость ни от демонов, ни от богов, ни от людей!»

Арэлл вошла в свои покои. Гай уже стоял у двери, приняв вид статуи. Не шевелясь, едва дыша. Она сделала вид, что не заметила его. Вошла в спальню, закрыла дверь, подошла к окну. Дворец стоял на холме, но демонические храмы все равно были выше Претикапия. Говорили, что их строили сами демоны. Из какого-то особого камня. Поэтому они кажутся черными, гладкими, монолитными глыбами. Они были поставлены по кругу, на определенном расстоянии один от другого, и держали весь город под своей тенью. Сейчас заходящее солнце освещало Каракалтский храм, и он отсвечивал красным.

В дверь деликатно постучали. Арэлл задернула занавеси, подошла к выходу, открыла.

На пороге стоял Атэр. Сдержанно улыбающийся, видимо очень довольный собой, в тоге салатового цвета, удивительно подходящей к его зеленым глазам.

– Лурия Арэлл… Извините, мне нужно поговорить с вами. Продолжить разговор, – он улыбнулся, как всегда лучезарно.

Арэлл молча впустила его в комнату. Присела на низкое ложе.

– Что ты хочешь сказать еще?

Атэр уселся на пол у ее ног и заговорил так тихо, что половину слов приходилось угадывать по движению губ.

– Я хочу, чтобы вы согласились, но я не хочу, чтобы вы доверяли…

– Кому?

– Этим «драконам». Они, действительно, могут дать вам трон, но вы не расплатитесь с ними до конца жизни.

– Почему ты так думаешь?

– Император стал платить меньше, а вы должны будете засыпать их золотом.

– Но…

– Все слишком просто, правда? Всего лишь деньги.

– Гай говорил другое.

– Гай не хочет, чтобы вы выходили замуж за Клавдия! Так же, как и я.

– Только из-за этого?

– Из-за всего, что за этим последует.

– Мое замужество дает свободу Эллиде.

Атер приподнялся. Теперь он стоял перед девушкой на коленях, и его светлые, прозрачно-зеленые глаза мерцали.

– Я тоже люблю Эллиду, лурия Арэлл. Но вас я люблю больше.

Арэлл почувствовала, что краснеет. Странное признание в любви мальчишки, который моложе ее на… Интересно, насколько же она старше?

– Я хочу дать вам свободу, – прошептал он, взял ее руку, наклонился, поцеловал.

– Атэр, сколько тебе лет?

– Девятнадцать, – не моргнув глазом, соврал он, глянул исподлобья, подмигнул едва заметно. Потом выпустил ее руку, встал. – Кстати, если вам интересно, Гай тоже вас любит.


Глава 16 Народный трибун | Заложники Света | Глава 18, где, как ни странно, падаю лицом в грязь – не я