home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Она как раз убирала папку (все, ее миссия выполнена), когда в одно и то же время зазвонил телефон и раздался стук в дверь.

Касси посмотрела на определитель номера: Лив. И громко спросила:

– Кто там?

– Ваш водитель.

Тело ее ожило, чувства задвигались в ритме танго. Телефон продолжал трезвонить, дверь со стуком распахнулась, а Касси так и осталась сидеть за столом.

– Ты, случаем, не клон Гудини или Дага Хеннинга?

Бобби поднял, демонстрируя, в руке маленькую отмычку. Глаза у Касси округлились, а танго внутри слегка замедлило темп: инструмент выглядел вполне профессионально. Она подумала, что еще очень мало знает о Бобби.

Он кивнул в направлении телефона:

– Ответь. Я подожду.

Притворив за собой дверь, он снова запер ее и, поскольку Касси даже не пошевелилась, подкрепил свои слова жестом – поднес руку к уху.

Подавив самые разнообразные подозрения, возникшие у нее в голове по поводу Бобби, Касси взяла трубку.

– Наконец-то. А я уж собралась оставить тебе сообщение.

– Можно, я тебе перезвоню?

– Ты не одна?

– Да вроде того.

– Мег? – спросил Бобби, удобно располагаясь в кресле – единственном в кабинете у Касси.

Касси отрицательно покачала головой. – Кто там у тебя?

– Никого.

Бобби улыбнулся.

– Шифруешься?

– Я тебе потом перезвоню.

– Симпатичный? У тебя с ним секс? Я его знаю?

– Господи, Лив, я на работе.

– Ну и что?

– А то, что я перезвоню тебе потом.

– Могла бы поговорить с ней, – сказал Бобби, когда Касси положила трубку. – Хочешь, я выйду минут на десять, а вы посекретничаете вволю?

– У меня нет никаких секретов. Моя жизнь – открытая книга.

– Лгунья.

– Ну, почти открытая.

– Для Артура – совершенно закрытая.

– Ну хорошо, допустим, есть у меня секреты. С Лив я поговорю потом, потому что сейчас мне больше хочется пообщаться с тобой.

– Годится. Идем.

Касси посмотрела на часы:

– Ты пришел слишком рано. Еще нет и четырех.

– Я не мог ждать.

То, как он это произнес, снова вернуло исполнителей танго на танцпол. Но тут Касси нахмурилась, вспомнив Артура, и танец вновь прекратился.

– Артур запретил мне нарушать рабочий распорядок.

– Это я улажу. Кто выйдет первым – ты или я? И где ты хочешь встретиться?

Касси очень понравилось это его «я улажу». Словно ему в самом деле под силу сгладить все колдобины на ее жизненном пути. А после всей этой свистопляски с Джеем, длившейся не один месяц, ей до смерти хотелось, чтобы хоть кто-нибудь все улаживал вместо нее. Можете назвать атавизмом или психической болезнью это ее неукротимое стремление обрести женское могущество и отстоять свое право получать от жизни удовольствие. Да что тут говорить!.. Ее можно счесть даже романтичной… Рассуждая таким образом, Касси удалось все же найти оправдание этим своим дурацким каракулям с сердечками да цветочками. Мужчины на любовные отношения смотрят не как женщины, они смотрят на них приземленно.

– Еще об одном хочу сказать, чтобы не было никаких недоразумений: мне очень неловко из-за того, что я там понаписала на бумажке – ну… твое имя и прочую чепуху. По-моему, это все ПМС.

– Об этом не волнуйся. Я тут вообще подумывал, не вытатуировать ли у себя на заднице твое имя.

Касси, закрыв глаза, подняла руку:

– Не лишай меня этого милого сердцу образа.

– Я к тому, что мне это тоже показалось бы весьма странным поступком. Так что мы квиты. А теперь давай-ка двигать отсюда. Джо припарковался на заднем дворе. Скажи, где тебя подсадить?

– Может, стоит сказать, что у меня другие планы? – Касси приподняла бровь. – Книга «Правила» не позволяет мне принимать скоропалительные приглашения вроде этого.

– Разве я сказал, что это приглашение? Ты на меня работаешь, детка. – Бобби подмигнул. – Артур платит тебе немалые деньги, чтобы ты облегчала мне жизнь.

– И в качестве дополнительного преимущества этой работы можно рассматривать тот факт, что моя жизнь стала… как бы поточнее выразиться… более полноценной, что ли?

Улыбка Касси отразилась на лице Бобби.

– Слушай, я действительно не желаю больше ждать. Где тебя подсадить?

– Может, на углу, за выездом с парковки?

– Пяти – десяти минут хватит?

Телефон опять зазвонил. Касси посмотрела на определитель: галерея Джорджа – и, прежде чем взять трубку, махнула Бобби рукой, показывая, что звонят ему.

– Кассандра Хилл слушает, – ответила она. – Желаете поговорить с мистером Серром?

Наклонившись вперед, она передала трубку Бобби, затем встала, чтобы снять с вешалки на стене маленькую дамскую сумочку и сумку побольше – с Мэрилин Монро. Пока Бобби обсуждал не только Рубенса, но и другую пропавшую картину – похоже, Тициана, – Касси со своими сумками вернулась, поставила их на стол и наклонилась, прислушиваясь. Если всплыла «Изабелла д'Эсте в красном», то это действительно оглушительная новость. Написанная Тицианом с натуры, она была продана наследниками Изабеллы Карлу I Английскому. Через несколько месяцев после казни короля в 1649 году, согласно постановлению парламента, вещи, принадлежавшие королевской семье, выставлялись на продажу. В итоге портрет Изабеллы д'Эсте перекочевал к драпировщику Карла I в качестве погашения королевского долга. После этого картина пропала.

Улыбаясь, Бобби провел ладонью вверх по ноге Касси, приподняв фиолетовую юбку из шелковистого твида.

Касси стряхнула его руку и оправила юбку.

Бобби поднялся, перегнулся через весь стол и, нажав кнопку громкой связи, положил трубку. Затем снова сел и, притянув к себе Касси, усадил ее на свои колени, при этом не пропустив ни слова из разговора.

– Мисс Хилл тоже слушает, Джордж, так что следи за своей речью. Продолжай. Не могу поверить, что портрет подлинный. – Бобби тихонько приподнял юбку Касси и вопреки ее немому протесту заставил раздвинуть бедра, одной рукой крепко удерживая ее на месте. Она беззвучно, одними губами произнесла решительное «нет», он только улыбнулся. – Последним достоверно известным владельцем Тициана был Гиерс из Лондона в… 1650-м, что ли? А теперь картина в Румынии?

– Была в Румынии. Шесть месяцев назад тамошний глава госбезопасности был застрелен в ресторане, а его коллекция разграблена. И теперь «Изабелла д'Эсте в красном», по сообщениям, находится в Болгарии.

– И никто не знает, как она попала в руки министра госбезопасности? – Бобби пальцем проник в трусики, едва касаясь, прошелся по влажной ложбинке и запустил палец глубоко внутрь, своими губами заглушая рвущийся из груди Касси вздох.

– На данный момент нет. – Джордж говорил с легким акцентом, характерным для кубинцев из высшего общества. – Ко мне в Мюнхене обращались турки. Они ищут покупателя.

– А твои турки в курсе, что картина где-то гуляла несколько веков? – Бобби нежно ласкал клитор Касси – вверх-вниз, вверх-вниз, потом круговыми движениями.

– Вряд ли, но что это Тициан и большая ценность, им известно. У тебя, наверное, не найдется времени приехать, чтобы взглянуть на нее вместе со мной?

– Я сейчас немного занят, – ответил Бобби, раздвигая пульсирующую плоть Касси и засовывая туда второй палец, отчего из ее груди вырвался приглушенный стон. – Если дело может подождать до тех пор, пока я не найду Рубенса, то я приеду.

Касси часто и тяжело дышала, слегка шевеля губами. Подталкиваемая умелыми пальцами Бобби, которые медленно и нежно ласкали ее влажную плоть, мягко надавливая именно там, где нужно, она уже была почти готова взлететь… вот так, да… и – Господи!.. да, тут тоже – Касси больше не могла сдерживаться, хотя и понимала, что Джорджу будет все слышно.

– Ничего, ничего, – шептал Бобби, прижимаясь губами к ее уху, будто знал, будто мог предугадать, в какой именно момент нужно будет прикрыть ей рот своими губами… вот, вот, еще чуть-чуть, еще немного, сейчас. Касси взорвалась от оргазма. Ее пронзительный крик завибрировал у нее в горле.

– Я не вовремя? – словно о слишком раннем прибытии на вечеринку вежливо осведомился Джордж.

– Все в порядке, – заверил его Бобби, легко целуя Касси. – Мы почти закончили. Удивительно, однако, – продолжил он, демонстрируя редкую способность выполнять несколько дел одновременно, – что Рубенс так нигде и не всплыл. Это такая картина, которую не один миллиардер хотел бы повесить в спальне своей подружки. Перепродажа обычно происходит быстро.

– Странно. Но и на Восточном побережье ничего не слышно. Я справлялся у всех, кого знаю. Мой человек из «Баттерфилд»[12] в Лос-Анджелесе говорит, что у него тоже по нулям.

– Как и тут, где я нахожусь. – Бобби вопросительно повел бровями, потому что Касси, соскользнув вниз, опустилась на колени и устроилась между его ног.

– Подозреваемые есть?

– Сегодня я допросил охранников и почти всех сотрудников. – Касси расстегнула молнию на его шортах. Бобби улыбнулся. – Этот музей строго охраняемым не назовешь, но мне кажется, ни один из охранников в деле не замешан. – Касси извлекла наружу его эрегированный член, и Бобби слегка пошевелился. – Нутром чую. – Когда ее губы сомкнулись на его налившемся кровью пенисе, Бобби неподвижно замер.

– Обычно ты оказываешься прав. По крайней мере раньше так было. Я буду держать тебя в курсе событий. А ты дай знать, когда сможешь вырваться в Болгарию, скорее всего в Софию. Вряд ли Тициан окажется где-то еще… Алло, ты меня слушаешь?

– Я тебе перезвоню, – сказал Бобби, прерывисто дыша и запуская пальцы в волосы Касси. – Дождись меня, ладно?

Джордж издал смешок:

– Что, очень занят?

Телефон отключился. Из «спикера» понеслось громкое гудение, но те двое, что находились в кабинете, не обращали на него никакого внимания.

Ощущения отключили слуховое восприятие Бобби, когда Касси несколько раз прошлась языком снизу вверх по всей длине его члена. Одной рукой она придерживала мошонку, а другой крепко сжимала член у самого основания. Нервы Бобби были напряжены до предела: он ждал, когда она снова сожмет губами его пенис, когда возьмет его в рот.

Касси подняла глаза, ее губы находились почти у самой набухшей головки члена.

– Готов? – шепотом спросила она.

Бобби нажал руками на ее голову, пригибая книзу. Чтобы понять желание другого, ни одному из них не понадобилась способность читать чужие мысли.

Касси медленно и понемногу забирала член в рот, ласкала его языком, с неожиданной для нее силой сопротивляясь давлению рук Бобби – она теперь сама задавала темп… сдерживала Бобби, заставляла ждать того момента, когда член упрется ей в горло.

Вдруг Бобби охватило невероятное блаженство, руки и ноги отяжелели, в сознании неоновым огнем высветились слова «раб любви».

Тем же неоновым светом мерцал и переливался прямой путь, ведущий к пульсирующему центру жадного тела Касси.

И вдруг все смешалось, стало непонятно – кто пленник, а кто захватчик.

Глаза Бобби закрылись, голова откинулась назад, хватка ослабела.

Но он все еще не убирал рук от источника наслаждения.

Бедра Касси орошала влага желания: прикасаясь к Бобби, ощущая его вкус, лаская его плоть языком, она и сама загоралась ненасытной жаждой. Он был ее болезнью, ее неутолимой страстью.

Касси безумно хотела его.

Или, быть может, не его, а только секса.

Однако сомнение длилось недолго – прозвучавший в голове у Касси голос тут же безапелляционно заявил: нет, именно его.

Решенная в изысканном ритме каденция, связующий их поток чувственных флюидов, его член, скользящий меж ее губ, ее смиренная коленопреклоненная поза с опущенной головой заставили и без того уже распаленного Бобби почувствовать какой-то первобытный порыв. Движения ее губ вырвали из его груди глубокий стон, пальцы Бобби сжимались и разжимались в такт ее движениям. И он вознес благодарения всем имеющимся поблизости милостивым богам за то, что у мужа Касси оказался настолько дурной вкус, что он предпочел другую. Ведь Бобби с ума сошел бы от досады, застань он здесь Касси Хилл замужней женщиной и верной супругой. Он решил бы, что удача обошла его стороной.

Но удача ему благоволила, да еще как! Его оргазм набирал силу и летел вперед по финишной прямой. И все мысли его были только об одном – о великолепной перспективе безостановочного, обильного секса с горячей рыжеволосой красавицей, делающей ему минет.

Еще мгновение – и Касси проглотила его сперму, а Бобби пытался вобрать в раскрывшиеся легкие как можно больше воздуха. Гудение все еще включенного телефона вдруг стало очень громким.

Касси подняла голову.

Он наклонился и поцелуем собрал остатки влаги с ее губ.

– Очень любезно с твоей стороны, – пробормотала она, вытирая рот тыльной стороной ладони.

Бобби повел темными бровями:

– Это самое меньшее, что я могу сделать для тебя в качестве благодарности.

Она улыбнулась:

– Я тоже… хотя… то есть… если ты не сочтешь меня чересчур требовательной… – Она опустила глаза на его вновь поднимающийся член.

– Он слушает, – пояснил Бобби. Его ненасытный член уже предвидел конец фразы. – Иди сюда. – Бобби поднял Касси на ноги, задрал на ней юбку и стянул с нее трусики. Затем, дождавшись, пока она переступит через них, бросил клочок зеленых кружев на стол. – Это просто невероятно, черт побери, – прошептал он, удерживая Касси за талию, пока она опускалась на его член. – Но мы теперь с тобой, наверное, будем трахаться до потери сознания.

– Или до тех пор, пока Артур не вышибет дверь.

Бобби посмотрел на Касси из-под ресниц:

– Не порть настроение.

– А ты молчи. – Касси скинула туфли. Бобби рассмеялся:

– Есть, мэм. – Раздвинув ей бедра, он, не опуская рук с ее талии, с силой подался тазом вверх.

Касси не могла двинуться. И он знал это.

Она могла только одно – с наслаждением и блаженными вздохами вбирать его в себя.

– Скажи, когда хватит, – прошептал Бобби, предупреждая, что уже готов к действию.

Касси будто не слышала его. Она активно двигала бедрами, поудобнее устраиваясь на нем.

Член вошел в нее дальше, пальцы Бобби сжались на ее талии, и он прибавил скорости, подстраиваясь под ее ритм.

Это была неистовая, изнурительная гонка к оргазму – бурному и гальваническому, где каждый эгоистично старался обогнать другого в достижении своей цели. Всего через несколько мгновений они, задыхающиеся и раскрасневшиеся, с бешено колотящимися сердцами достигли кульминации.

– Нам нужна кровать, – выдохнул Бобби.

– И уютное, уединенное местечко, – выдохнула Касси.

– И какая-нибудь салфетка, – пробормотал он. – Мы все перепачкались.

– Не двигайся. – Откинувшись назад с гибкостью, которой она была обязана исключительно сексу, восстановившему мышечный тонус, а вовсе не спортивным упражнениям, Касси потянулась за сумочкой.

И вскоре извлекла оттуда пакет салфеток. Бобби осторожно, чтобы не закапать шорты, помог ей вытереть себя и вытереться самой.

– А теперь мне нужна еда, – сказала Касси, приводя в порядок юбку и блузку.

– Скажи, что и где. И я думаю: пошел этот Артур к черту. Мы должны иметь возможность ходить вместе – ведь я веду себя нормально, руки не распускаю.

– Мы и так ходим вместе. – Касси сунула ноги в свои зеленые туфли с ремешками.

Застегивая шорты, Бобби поднял на нее глаза.

– Хорошая работа.

– Ты тоже не подкачал. Спасибо. Примерно на час или около того мне должно хватить. Никакого давления, – прибавила она с улыбкой.

– Ни Боже мой.

– Ну как, я не слишком требовательна?

– Если мне станет невмоготу, я скажу.

– В самом деле?

– Но этого не случится. – Он безмятежно улыбнулся. – Гарантирую. У тебя или у меня? Сначала ресторан или возьмем еду с собой?

– У меня. Там моя одежда.

– Тогда заскочим ко мне, и я переоденусь к утру.

Касси улыбнулась:

– С тобой действительно просто.

Бобби тоже ответил ей улыбкой:

– Мне нравится то, чем я занимаюсь.


Глава 13 | Мой дерзкий герой | Глава 15