home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Касси приехала в «Паломино» первая.

Бобби вошел, окинул взглядом зал и, заметив Касси, обратился к метрдотелю. Метрдотель, в свою очередь, заговорил с официантом, который обратился к другому официанту, а тот – еще к одному. Поднявшаяся вдруг вокруг Бобби Серра суета наводила на мысль, что его неказистая одежда – всего лишь видимость, а на самом деле он какая-то очень важная шишка.

Остальные клиенты заведения – в основном деловые люди, – заметив волнение, тоже подняли головы, пытаясь оценить значимость человека в шортах, перед которым все так открыто лебезили.

Бобби с улыбкой двинулся по направлению к Касси, внешне вроде бы не замечая пристального интереса присутствующих к собственной персоне.

– Я забыл предупредить, что предпочитаю боковые столики. – Он кивнул на служащих ресторана, занятых перемещением уже устроившихся за угловым столиком клиентов на другое место.

– Вы привлекаете к себе всеобщее внимание. – А впрочем, чего удивляться? Высокие темноволосые и красивые, как кинозвезды, мужчины вообще имеют такую тенденцию.

Бобби огляделся вокруг, и устремленные на него взгляды тут же были отведены в стороны.

– Наверное, потому что в шортах, – небрежно бросил он, помогая Касси подняться из-за стола. Жестом пропустив ее вперед, он последовал за ней к столику, который проворно накрыли заново. Отодвинув перед Касси стул, Бобби устроился напротив – спиной к стене. Он поднял глаза на шторы, и официант, восприняв безмолвный приказ, тотчас вскочил, чтобы опустить их.

Касси из-под ресниц взглянула на Бобби.

– Мне еще не доводилось находиться рядом с особой королевской фамилии.

– Выпьете чего-нибудь? – Пропустив ее замечание мимо ушей, он пальцем поманил официанта.

Касси отрицательно покачала головой.

– «Бельведер»,[5] – отдал распоряжение Бобби приблизившемуся молоденькому официанту, взиравшему на него с таким благоговением, с каким фаны рок-звезд смотрят на своего кумира. – Четыре кубика льда. – Он снова повернулся к Касси: – Вы не пьете?

– Иногда пью.

– Но не сегодня?

– Сегодня я стараюсь вести себя примерно.

Бобби выгнул бровь.

– Артур сказал, вы не хотели, чтобы я вам помогала. Я, когда трезвая, приятнее в общении.

– Он говорит, вам нужны деньги.

Касси кивнула.

– Хотя Артуру сложно понять, что кто-то в них может нуждаться.

– Он никогда в жизни не испытывал материальных проблем.

– Вы, судя по всему, тоже. Обслуживающий персонал здесь перед вами прямо-таки кольцом сгибается.

– Я знаю хозяина заведения.

– Это женщина? Бобби чуть заметно улыбнулся.

– Я слышал, от вас ушел муж.

– Артур только что ушел от второй жены. Похоже, в городе завелся какой-то вирус. – Она тоже, если хочет, умеет уклоняться от вопросов.

На сей раз Бобби улыбнулся во весь рот.

– Хандрите?

Касси знала, какой ответ ему нужен, не важно, уместен он или нет.

– Нет, просто стала беднее.

– С работой справитесь?

– Конечно.

– Я не люблю слез.

«А какой мужчина их любит?» – хотелось спросить Касси.

– Послушайте, со мной все в порядке, ясно? Мой муж оказался ничтожеством. Ничего серьезного.

– Ну хорошо. Список принесли? – Он взял у официанта свой напиток и положил предложенные им меню на стол.

Касси постучала рукой по бумагам, лежавшим возле ее тарелки. Она умела быть объективной и деловой, а иногда – даже действовать эффективно.

– Зачем вы за него вышли? – ни с того ни с сего спросил Бобби.

– А вам это интересно?

Он пожал плечами:

– Считайте это собеседованием перед приемом на работу.

– Была наивной дурочкой. – Говорить о Джее ей хотелось меньше всего. Она боялась нарушить то хрупкое душевное равновесие, которого ей удалось наконец достичь. – А вы? Вы женаты? – Как там говорят? Лучшая оборона – нападение?

– Нет.

– А были? – Подобное беззастенчивое любопытство нельзя было оставить без ответа.

– А что?

– Значит, были. Кому достался дом – вам или ей? – Касси никогда еще не приходилось общаться с Джеймсом Бондом так близко. А потому ей всякие вопросы были дозволены.

– У нас не было дома. Я переезжал с места на место.

Она тоже путешествовала.

– А квартира, тостер, альбом со свадебными фотографиями? Я специалист по разделу имущества.

– У нас было две квартиры, так что раздел имущества прошел безболезненно. Она осталась при своем, я – при своем.

– Если, как вы говорите, все прошло безболезненно, значит, это вы ее оставили. – «Все мужики одинаковы, – подумала Касси с отвращением. – В том числе и Джеймсы Бонды».

– Решение о разводе было принято обоюдно. Послушайте, давайте сменим пластинку. Мы же с вами спать вместе не собираемся. Мы будем вместе работать.

Касси прищурилась.

– Простите. Я что, пропустила переход к другой теме?

– Каждый раз, когда женщины начинают расспрашивать тебя о личной жизни… – Он пожал плечами.

– Так вы первый начали.

– Да, это моя оплошность.

– Могу я вам сказать «Да имела я вас…» и не лишиться работы?

Его губы изогнулись в усмешке.

– Можете, вот только «иметь», спасибо, не надо.

– Это всего лишь фигура речи.

Лицо Бобби стало невыразительным.

– Я понял. Давайте закажем что-нибудь поесть и посмотрим список сотрудников.

Касси на его небрежность и бровью не повела: ведь на карту поставлена существенная сумма, а спать с ним она все равно не собиралась. Однако уязвленное самолюбие дало о себе знать – ведь ее отвергли прежде, чем она успела отказать ему сама. Усилием воли она преодолела в себе раздражение, представив в уме свою чековую книжку с выросшими цифрами на счете, уменьшившуюся стопку счетов и морозилку, до отказа забитую домашним мороженым Эдны Мей. Картина определенно идиллическая.

Оторвавшись от изучения меню, Бобби заметил на лице Касси легкую улыбку. Его так и подмывало поинтересоваться, чему это она улыбается. Но он в этом городе ненадолго. Он не желал оставаться здесь надолго. Поэтому вместо этого спросил:

– Вы пробовали когда-нибудь сибаса?

За обедом Бобби ел не только сибаса, но и жареную грудинку. «Неужели в мире нет справедливости?» – думала про себя с обидой Касси. Вот он, пожалуйста, ест, как акула, а у нее каждый съеденный листик салата превращается в целлюлит! Правда, не скажешь, чтоб ее шоколадный тортик с малиновой глазурью был совершенно некалорийным. Но она съест его не весь… возможно даже, только надкусит, и все. А ложечка домашнего ванильного мороженого, поданного к нему, и вовсе махонькая. Правда-правда. А шоколад – Касси где-то читала – вообще в высшей степени полезный продукт.

Теперь их с Бобби разговор ограничивался только обсуждением списка. Бобби задавал вопросы о каждом, о его обязанностях, образе жизни, а Касси со знанием дела отвечала – коротко и по существу, давая лаконичные характеристики музейному персоналу.

Наконец, отложив список, Бобби отодвинул в сторону остатки своего тирамису и посмотрел Касси в глаза.

– У вас есть какие-нибудь соображения о том, кто мог похитить Рубенса?

– Хотелось бы назвать Артура – он такое ничтожество. Но он не нуждается в деньгах, даже в таких, какие можно выручить на черном рынке от сбыта картины.

– А как остальные сотрудники музея относятся к Артуру? – Его взгляд внезапно изменился.

– Только я тут ни при чем, о'кей? Хотя признаюсь, было дело, я действительно прикидывала, как помогла бы мне подняться эта картина. А мою антипатию к Артуру разделяют и остальные. Всеобщее недовольство объясняется его высокомерием и глупостью.

– Значит, к нему так все относятся?

Бобби говорил тихо, но от его взгляда становилось как-то не по себе, будто он видел собеседника насквозь и мог прочесть мысли. Поэтому свои впечатления от его потрясающей внешности, которой могла бы гордиться даже кинозвезда, Касси судорожно пыталась запрятать подальше.

– Едва ли вы в этом списке отыщете хотя бы одного, кто симпатизировал Артуру, – честно призналась Касси.

– Я давно знаю Артура.

– Ох черт, вы ведь приятели. Хотя, раз вы хорошо его знаете, то отсутствие поддержки со стороны сотрудников для вас не станет полной неожиданностью.

– Мы вместе занимаемся альпинизмом. Он надежный напарник, на него можно положиться. А это на обледенелой скале на высоте в пятнадцать тысяч над землей необходимое качество. Но о его недостатках мне известно.

– Очень дипломатично.

– Никто не совершенен.

Касси представила, как Бобби Серр уходит от жены. Для мужчин это общее место. Они таким образом избавляются от ответственности.

– Но мы оба знаем, что Артур картину не крал. – Бобби откинулся на стуле, и его пристальный, испытующий взгляд внезапно смягчился, как будто Касси выдержала какое-то важное испытание. – Допрашивать сотрудников начнем завтра. Вы будете посредником.

– То есть?

– Будете помогать сотрудникам успокоиться.

– Я в этом определенно не сильна. – Бобби удивленно вскинул брови, и Касси вспомнила о своих счетах. – Но я очень хочу научиться.

– Вот и славно. – Он одним махом допил свой эспрессо. – Встречаемся завтра в половине восьмого в конференц-зале. Я жаворонок, встаю рано. – Заметив потрясение, отразившееся в ответ на его слова в глазах Касси, он прибавил: – Заведите будильник. Я хочу успеть допросить как можно больше народу. Не опаздывайте. Ненавижу выслушивать оправдания.

– Есть, сэр.

В ответ на ее сарказм его губы чуть приподнялись в слабой улыбке.

– Ложитесь спать пораньше.

– Я сова, поздно засыпаю.

– Придется изменить привычки.

– Выслушивая от мужчины указания о том, что мне делать, я, поверьте, испытываю неизъяснимое наслаждение.

В его глазах стоял смех.

– Ну, тогда не вижу проблемы.

Касси внезапно пришла в голову совершенно нелепая мысль – выходило, что он вроде как доминирующий партнер, а она как будто признавалась в своей подчиненной роли.

– Для вас, – пробормотала она, чувствуя необходимость защитить себя от вдруг нависшей над ней опасности.

– Надеюсь, для нас обоих, – улыбнулся он. – Мне сейчас нужно кое-куда позвонить. Увидимся утром.

Что означала его улыбка? Он с ней заигрывал? И что он имел в виду, сказав «для нас обоих»? Минуту спустя Бобби ушел, а Касси осталась сидеть одна, уставившись перед собой в настенную роспись под Матисса. Она, конечно же, все неправильно поняла. Его улыбка никакой не флирт, а в его замечании не было никакого подтекста. Это просто дань вежливости, вот и все. А ее мимолетный приступ желания скорее всего вызван шоколадным тортом. Кроме того, что шоколад позволяет предотвратить появление кариеса, он к тому же является одним из афродизиаков. Ведь так?

Сделав глубокий вздох, Касси велела себе успокоиться. У нее, очевидно, слишком долго не было секса. Это не оправдание случившегося, а причина. Хотя подобный ход мыслей совершенно недопустим.

Бобби Серр сказал, что ни в чем таком он не заинтересован.


Глава 6 | Мой дерзкий герой | Глава 8