home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Два дня спустя они стояли на пристани города Джадмара, обдуваемые холодным ветром с моря.

– Вот она, – сказал Элрик, указывая на маленькую лодку, которая раскачивалась на волнах внизу.

– Маловато суденышко, – с сомнением в голосе сказал Мунглам. – Не похоже, чтобы на нем можно бьшо путешествовать по морю.

– Сильный шторм она выдержит лучше крупного судна. – Элрик начал спускаться по металлической лестнице. – К тому же, – добавил он, когда и Мунглам осторожно поставил ногу на ступеньку, – она не так заметна и не привлечет внимания вражеских судов, которые могут курсировать в этих водах.

Элрик спрыгнул в лодку, и та опасно накренилась. Элрик ухватился за одну из металлических ступенек и выровнял лодку, после чего в нее спустился Мунглам.

Самоуверенный маленький друг Элрика провел рукой по своим рыжим волосам и уставился на хмурое небо.

– Плохая погода для этого времени года, – отметил он. – Странно. На пути из Карлаака какой только погоды не было – сумасшедшие метели, громы, ураганы, ветра, горячие, как печка. И слухи такие тревожные – реки крови в Бакшаане, огненные шары падают на западе Вилмира, небывалые землетрясения в Джадмаре за несколько часов до нашего прибытия. Похоже, природа свихнулась.

– То, что ты говоришь, недалеко от истины, – мрачно заметил Элрик, отвязывая швартов. – Поднимай-ка парус и ставь его по ветру.

– Что ты хочешь сказать? – Мунглам начал развязывать парус. Ветер дул ему в лицо, и голос его звучал приглушенно. – Ведь орды Джагрина Лерна еще не добрались до этой части света.

– Им это было и не нужно. Я тебе говорил, что силы природы выведены из равновесия Хаосом. Мы ощутили только отголоски того, что происходит на западе. Если ты считаешь, что погода здесь необычна, то что говорить о тех частях света, которые находятся под полной властью Хаоса!

– Я думаю, а не слишком ли основательно ты во всем этом увяз? – Мунглам поставил парус, который тут же наполнился ветром, и лодка понеслась между двух длинных волноломов в открытое море.

Когда они миновали бакены, раскачивающиеся на холодных волнах, Элрик крепче вцепился в руль, взяв курс на юго-восток мимо Вилмирского полуострова. Звезды время от времени пропадали в клочьях облаков, гонимых холодными, неестественно сильными порывами ветра. Брызги обдавали его лицо, но он не замечал этого. Он не ответил Мунгламу, потому что его тоже одолевали сомнения.

Мунглам научился распознавать настроения друга. Несколько лет они вместе путешествовали по миру и научились уважать друг друга. В последние годы, когда Элрик обосновался в Карлааке, Мунглам продолжал свои странствия, и под его началом была небольшая армия наемников, которая охраняла южные границы Пикарайда от варваров, пытавшихся вторгнуться в эту страну из глубины континента. Он сразу же отказался от командования, когда получил известие от Элрика, и теперь, когда крохотное суденышко несло их к неизвестности и опасностям, вкушал знакомую смесь ощущений – волнение и тревогу, как это было уже не раз в прошлом, когда их действия приводили к конфликту со сверхъестественными силами, так тесно связанными с судьбой Элрика. Мунглам принял как данность, что его судьба переплетена с судьбой Элрика, и в глубине души чувствовал: придет время – и они вместе погибнут в каком-нибудь вселенском конфликте.

«Неужели эта гибель неизбежна?» – спрашивал он себя, управляя парусом и дрожа на холодном ветру.

Видимо, время еще не пришло, но Мунглам обреченно чувствовал, что оно уже не за горами. Настало темное время – время отчаяния и великих подвигов. Но смогут ли они преградить путь Хаосу?


Элрик ни о чем не думал, он гнал от себя всякие мысли и по возможности пытался расслабиться. Его поиски помощи Белых Владык вполне могли закончиться безрезультатно, но он предпочитал не думать об этом, пока не будет ясно наверняка, можно ли заручиться их поддержкой.

На горизонте забрезжил рассвет, обнаживший бескрайнее однообразие воды. Никаких признаков земли они не увидели. Ветер стих, и воздух стал теплее. Гряды пурпурных облаков с темно-оранжевыми и алыми прожилками заполняли небеса, словно дым какого-то чудовищного погребального костра. Скоро им стало жарко под лучами переменчивого солнца. Ветер совсем упал, парус безжизненно повис, но море начало дыбиться, словно в шторм.

Море двигалось, как живое существо, ворвавшееся в ночной кошмар. Мунглам со своего места на носу бросил взгляд на Элрика. Элрик встретил его взгляд, покачал головой и отпустил руль. Пытаться управлять лодкой в такой ситуации было бессмысленно. Лодку кидали огромные волны, но вода в нее не попадала, и Элрик с Мунгламом оставались абсолютно сухими. Все стало словно нереальным, и временами Элрику казалось, что если бы даже он хотел заговорить, то не смог бы этого сделать.

Затем они услышали доносившийся поначалу откуда-то издалека низкий гул, перерастающий в резкий вой, и внезапно лодку подбросило над волнами, а потом она упала. Над ними синяя и серебряная вода на мгновение словно превратилась в металлическую стену, а потом с грохотом обрушилась на них.

Настроение Элрика мгновенно переменилось. Он вцепился в руль и закричал:

– Держись за лодку, Мунглам! Держись крепче, иначе конец!

Тепловатая вода с ревом падала на них, а они вжимались в лодку, словно придавленные гигантской рукой. Лодка погружалась все ниже и ниже, и им уже казалось, что сейчас они достигнут дна, где будут раздавлены одним сокрушающим ударом. Потом их подняло опять и опять швырнуло вниз, и Элрик, скользнув взглядом по кипящей поверхности, увидел три растущие горы, извергающие из себя пламя и лаву. Лодка раскачивалась на волнах, до половины наполненная водой, а Элрик и Мунглам, ни на мгновение не останавливаясь, вычерпывали воду. Лодка металась по воле стихий, неуклонно приближаясь к только что образовавшимся вулканам.

Элрик выпустил черпак и вцепился в руль, налегая на него всем весом и пытаясь отвернуть лодку от огненной горы. Лодка реагировала неохотно, но в конце концов пошла в обратном направлении.

Элрик увидел Мунглама – тот с бледным лицом пытался отряхнуть промокший парус. Он посмотрел вверх, рассчитывая хоть как-то сориентироваться, но солнце словно разломилось на части, и он увидел только миллион огненных осколков.

– Это дело рук Хаоса, Мунглам! – прокричал он. – И это еще только цветочки.

– Им, вероятно, известен наш план, и они пытаются нас остановить. – Мунглам отер пот со лба тыльной стороной ладони.

– Возможно. Но я так не думаю. – Он снова посмотрел в небеса, и теперь солнце показалось ему почти нормальным. Он сориентировался и понял, что они на много миль отклонились от исходного курса.

Он намеревался обогнуть Мелнибонэ, Драконий остров, и обойти море Драконов, лежащее к северу, поскольку знал, что в тех местах обитают последние оставшиеся в живых огромные морские чудовища. Но теперь ему было очевидно, что они находятся к северу от Мелнибонэ и их несет все дальше и дальше на север – к Пан-Тангу.

Оставалась еще возможность высадиться на самом Мелнибонэ, ближайшей, кроме Пан-Танга, суше. Но Элрик не знал, уцелел ли Драконий остров после всех этихжутких потрясений.

Океан теперь успокоился, но вода чуть ли не достигала точки кипения, а потому каждая капля, попадавшая на кожу, обжигала. На поверхности воды образовывались пузыри, и им казалось, будто они плывут в гигантском котле, в котором ведьма готовит свое варево. Волны несли мертвых существ – рыб и похожих на рептилий зверей. Их было так много, что лодка едва не застревала в них. И тут поднялся сильный ветер. Он дул ровно, и Мунглам облегченно улыбнулся, увидев наполнившиеся паруса.

Медленно продвигались они по этим наполненным смертью водам на юго-запад, к Чародейскому острову, а над океаном поднималось облако пара, ухудшающее видимость.


Несколько часов спустя лодка покинула горячие воды и пошла по спокойным волнам под ясным небом. Здесь они позволили себе вздремнуть. До берегов Чародейского острова оставался еще день пути, а сейчас их сморила усталость от всего пережитого, и они никак не могли поверить, что вышли живыми из этой переделки.

Элрик дернулся, его глаза открылись. Он был уверен, что проспал совсем недолго, но небо уже успело потемнеть, и теперь моросил дождь. Капли падали ему на голову и лицо и растекались липкой грязью. Влага попала в рот. Он с отвращением выплюнул горьковатую жидкость.

– Мунглам, – позвал Элрик в темноте. – Ты не знаешь, который час?

Он услышал сонный голос друга:

– Не знаю. Но готов поклясться, что ночь еще не наступила.

Элрик осторожно пошевелил рулем, но лодка никак не реагировала. Он посмотрел за борт, и ему показалось, что они плывут по самим небесам. Вокруг корпуса лодки клубился тусклый светящийся газ. Воды Элрик не увидел.

Его передернуло. Неужели они вышли за пределы Земли? Неужели они плывут по какому-то запредельному, наводящему ужас морю?

Он выругал себя за то, что уснул. Его обуяло чувство беспомощности – еще большей, чем во время шторма. Тяжелый, вязкий дождь больно хлестал их по лицам, и он накинул на свои белые волосы капюшон. Он вытащил из поясной сумки кремень и трут, и высеченная маленькая вспышка осветила полубезумные глаза Мунглама. Его маленького друга охватил страх. Элрик никогда не видел такого страха на лице Мунглама и знал, что, дай он себе волю, на его лице тоже появится такое выражение.

– Наше время истекло, Элрик, – с дрожью в голосе сказал Мунглам. – Я думаю, мы уже мертвы.

– Не говори ерунды, Мунглам. Что-то я не слышал о такой загробной жизни. – Однако Элрик не мог прогнать от себя мысль, что Мунглам прав.

Их лодка словно летела по этому газообразному морю, будто какие-то нездешние силы влекли ее к неизвестному месту назначения. Но в то же время Элрик чувствовал, что Владыки Хаоса не знают о его лодке.

Маленькое суденышко двигалось все скорее и скорее, и наконец они с облегчением услышали знакомый звук – вода заплескалась у них под килем, и лодка снова поплыла по соленому морю. Какое-то время еще продолжался тяжелый дождь, но вскоре прошел и он.

Мунглам вздохнул – чернота постепенно уступала место свету, и наконец они опять увидели обычный океан вокруг.

– Что это было? – спросил наконец Мунглам.

– Еще одно проявление нарушений в природе, – сказал Элрик, заставляя себя говорить спокойным голосом. – Какой-нибудь излом в барьере между царством людей и миром Хаоса. Нам повезло, что мы остались живы. Мы опять сбились с курса, и, кажется, – он указал на горизонт, – собирается обычный естественный шторм.

– Я ничуть не возражаю против естественного шторма, каким бы опасным он ни был, – пробормотал Мунглам и начал быстро готовиться. Под свист усиливающегося ветра он убрал парус. Волны все сильнее раскачивали лодку.

Элрик был даже рад разразившемуся шторму. По крайней мере, он подчинялся естественным законам, а значит, с ним можно было бороться естественными средствами. Кроме того, он уже сталкивался с такими штормами в прошлом.

Дождь освежил их лица, ветер играл их волосами, и они боролись со штормом с яростной радостью, их отчаянная лодчонка перепрыгивала с волны на волну.

Но несмотря на все их старания, их все дальше и дальше сносило на северо-восток, к завоеванному побережью Шазаара, в направлении, почти противоположном их цели.

Этот шторм бушевал с такой силой, что они забыли о судьбе, об опасностях, которыми грозил Хаос. Мышцы у них болели от напряжения, дух у них перехватывало, когда ледяная вода окатывала их с головы до ног.

Лодку бросало из стороны в сторону и раскачивало, руки у Мунглама и Элрика были в крови, расцарапаны деревом и тросами, но словно сама судьба назначила им выжить, а может, она предусмотрела для них не такую чистую смерть, потому что они продолжали двигаться по бушующим водам.

И тут Элрик увидел торчащие из воды скалы, узнал их и в испуге закричал Мунгламу:

– Зубы Змеи!

Зубы Змеи находились неподалеку от Шазаара и представляли собой одну из самых страшных опасностей для торговых судов Запада. Элрик и Мунглам видели их прежде – издалека, – но теперь шторм нес их суденышко прямо на эти скалы, и, хотя они пытались увести лодку в сторону, гибель на Зубах Змеи казалась теперь неизбежной.

В днище лодки били волны, поднимали ее, а потом бросали вниз. Элрик держался за борт. Ему показалось, что он услышал крик Мунглама, перекрывший вой ветра, перед тем как их швырнуло на скалы:

– Прощай!

А потом раздался ужасающий треск дерева, ему показалось, что его тело пронзило расколовшейся доской, и он оказался под водой, отчаянно заработал руками, чтобы вынырнуть на поверхность и набрать в легкие воздуха, а потом на него налетела другая волна и ударила о скалы.

Огромный меч на поясе тянул его вниз, а он отчаянно пытался плыть в сторону неясных очертаний шазаарских утесов, понимая, что, даже если ему удастся выплыть, он окажется на вражеской земле, и шансы добраться до Белых Владык теперь практически сведены к нулю.


Глава первая | Буревестник | Глава третья