home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая

Словно огромное солнце, размерами в тысячи раз превосходящее Землю, послало через Космос свой пульсирующий луч, легко преодолевший ничтожные барьеры времени и пространства. Этот луч коснулся огромного черного поля битвы. И на луче, который проник на Землю по тропе, проложенной для него звуком рога Судьбы, спускались величественные Владыки Закона; их земные формы были так прекрасны, что угрожали здравомыслию Элрика: его разум едва мог вместить это зрелище. Они, в отличие от Владык Хаоса, не пользовались необычными скакунами, а передвигались сами. Это было величественное собрание в ясных, как зеркало, доспехах и ниспадающих плащах, каждый из которых был украшен единственной стрелой Закона.

Впереди всех двигался Донблас Вершитель Справедливости, на его идеальных губах играла улыбка. В правой руке он держал длинный меч – тонкий и острый, подобный лучу света.

Элрик бросился туда, где его ждал Огнеклык, и заставил огромную рептилию подняться в ревущее небо.

Огнеклык утратил прежнюю легкость движений, но Элрик не знал – то ли животное устало, то ли это Закон так действует на дракона, который является все же порождением Хаоса.

Но наконец он присоединился к Мунгламу в воздухе и увидел, что остальные драконы удаляются на запад. Здесь, над полем боя, оставались только двое из них – те, на которых сидели Мунглам и Элрик. Возможно, драконы почувствовали, что свое дело сделали, и теперь возвращались на остров Драконов, чтобы снова уснуть там в пещерах.

Элрик и Мунглам обменялись взглядами, но ничего не сказали друг другу, потому что происходящее внизу вызывало у них такой душевный трепет, что язык отказывал им.

Владыки Закона распространяли вокруг себя белый ослепительный свет. Тот луч, по которому они снизошли на Землю, исчез, и теперь они продвигались к тому месту, где Чардрос Жнец, Мабелод Безликий и Слортар Старый вместе с менее сильными Владыками Хаоса готовились к великой битве.

Белые Владыки прошли сквозь ряды обитателей ада и их союзников-людей, изуродованных Хаосом. И те и другие с воплями отскакивали в стороны, а если сияние касалось их, то падали на землю. С этой мелочью Владыки Закона расправились без труда, но им еще предстояла встреча с противником посильнее – с Герцогами Ада и Джагрином Лерном.

Хотя на этом этапе Владыки Закона были ничуть не выше обычных людей, последние рядом с ними казались карликами, и даже Элрик при всем своем немалом росте казался себе крохотным, едва ли больше мухи. Дело было не в размерах, а в ощущении безграничности, которое возникало при взгляде на них.

Огнеклык настороженно бил крыльями, делая круги над полем битвы. Темные тона вокруг него теперь наполнялись облаками более светлых, мягких оттенков.

Владыки Закона достигли того места, где собрались их заклятые враги, и до Элрика донесся голос Владыки Донбласа:

– Вы, исчадия Хаоса, нарушили закон Космического Равновесия и попытались установить свое господство на этой планете. Судьба отказывает вам в этом, потому что жизнь на Земле закончилась и должна быть воскрешена в новой форме, в которой ваше влияние будет ослаблено.

Из рядов Хаоса донесся мелодичный издевательский голос, принадлежавший Слортару Старому:

– Ты берешь на себя слишком много, брат. Судьба Земли еще не решена окончательно. Наша встреча, и ничто другое, приведет к решению. Если мы победим, владычествовать будет Хаос. Если успех будет сопутствовать вам и вы изгоните нас отсюда, тогда Закон, чьи перспективы так малы, частично возьмет верх. Но победим так или иначе мы, что бы там ни заявляла судьба.

– Что ж, давайте уладим это дело, – ответил Владыка Донблас, и Элрик увидел, как сияющие Владыки Закона стали наступать на своих темных противников.

Когда они сошлись в схватке, содрогнулись сами небеса. Воздух кричал криком, а земля корчилась в муках. Те немногие существа, что еще оставались в живых, в страхе бежали, а от сражающихся богов начал исходить звук, похожий на звук миллионов струн арфы, каждая со своей тональностью.

Элрик увидел, как Джагрин Лерн покидает ряды Владык Хаоса и скачет прочь в своих горящим алым цветом доспехах. Видимо, он понял, что его вмешательство будет стоить ему жизни.

Элрик пустил Огнеклыка вниз, выкрикивая имя теократа – бросая ему вызов.

Джагрин Лерн поднял глаза и на этот раз не рассмеялся. Он увеличил скорость, но вскоре ему пришлось сбавить ее, когда он увидел то, что уже давно заметил Элрик. Земля впереди превратилась в черный с пурпурным газ, который совершал безумные движения, словно пытаясь отделиться от остальной атмосферы. Джагрин Лерн остановил своего безволосого коня и вытащил из-за пояса боевой топор. Он поднял огненно-красный щит, который, как и щит Элрика, был заговорен от колдовского оружия.

Дракон нырнул вниз с такой скоростью, что у Элрика перехватило дыхание. Он приземлился в нескольких ярдах от Джагрина Лерна, который, сидя на своем ужасном коне, философски невозмутимо ждал атаки Элрика. Возможно, он чувствовал, что их схватка будет иметь такой же исход, что и грандиозное сражение, разворачивающееся поблизости, и одно будет зеркальным отражением другого. Как бы то ни было, обычная бравада оставила его, и он ждал Элрика молча.

Элрик, которому было безразлично, есть у Джагрина преимущество или нет, спрыгнул с Огнеклыка и обратился к нему ласковым шепотом:

– Лети назад, Огнеклык. Догоняй своих братьев. Что бы ни случилось, выиграю я или проиграю, ты свое дело сделал.

Огнеклык повернул огромную голову и посмотрел в лицо Элрику.

В это время неподалеку приземлился другой дракон. Мунглам тоже спрыгнул на землю и побежал к Элрику сквозь черно-пурпурный туман. Но Элрик крикнул ему:

– В этом мне не нужна ничья помощь, Мунглам!

– Я не собираюсь тебе помогать. Но не лишай меня удовольствия видеть, как ты заберешь его жизнь и душу.

Элрик заглянул в лицо Джагрину Лерну, выражение которого продолжало оставаться безразличным.

Огнеклык ударил крыльями и взмыл в воздух. Скоро он, а за ним и второй дракон исчезли из виду, чтобы никогда не вернуться.

Элрик направился к теократу, держа наготове щит и меч. Он с удивлением увидел, что Джагрин Лерн спешился. Он шлепнул своего фантастического скакуна по крупу, и тот понесся прочь. Джагрин Лерн стоял в ожидании, чуть ссутулившись, что лишь подчеркивало ширину его плеч. Его удлиненное темное лицо было напряжено, он не сводил глаз с приближающегося Элрика. Вдруг на его губах появилась кривая ухмылка предвкушения, а в глазах вспыхнули искры.

Элрик остановился вне зоны досягаемости меча.

– Джагрин Лерн, ты готов заплатить за преступления, которые совершил против меня и мира?

– Заплатить? За преступления? Ты меня удивляешь, Элрик. Я вижу, ты целиком перенял злобный язык твоих новых союзников. В ходе моих завоеваний мне потребовалось устранить нескольких твоих друзей, которые пытались воспрепятствовать мне. Но это вполне закономерно. Я сделал то, что был вынужден сделать, и то, что собирался. И если меня теперь ждет поражение, то я ни о чем не буду сожалеть, потому что сожалеть – это удел глупцов и занятие бесполезное, как ни посмотри. То, что случилось с твоей женой, случилось не совсем по моей вине. Неужели тебе доставит удовольствие убить меня?

Элрик покачал головой.

– Я на многое стал смотреть по-новому, Джагрин Лерн. Но мы, мелнибонийцы, всегда были мстительным племенем, и я пришел за местью.

– Я понимаю тебя. – Джагрин Лерн переменил позу и, подняв топор, занял оборонительную позицию. – Я готов.

Элрик сделал выпад, Буревестник завизжал в воздухе и обрушился на алый щит, отскочил – и тут же обрушился еще раз. Элрик успел нанести три удара, прежде чем топор Джагрина Лерна сумел найти брешь в обороне альбиноса, но щит Хаоса остановил его боковой удар. Топору удалось лишь царапнуть Элрика по плечу. Щит Элрика ударил по щиту Джагрина Лерна, и альбинос попытался отбросить врага назад, а сам тем временем искал возможность обойти щит противника и нанести удар.

Это продолжалось несколько мгновений. Вокруг них звенела музыка боя, земля уходила у них из-под ног, из нее со всех сторон, словно какие-то волшебные растения, возникали разноцветные столбы света. Наконец Джагрин Лерн отступил, размахивая своим оружием. Альбинос ринулся на врага, уворачиваясь от топора, нырнул и сам попытался нанести удар по ноге противника, но промахнулся. Сверху на него обрушился топор, и Элрик отпрыгнул в сторону. Теократ потерял равновесие от собственного удара и споткнулся, а Элрик в этот момент сумел подпрыгнуть и ударить врага ногой по затылку, отчего Джагрин Лерн растянулся на земле, а топор и щит вывалились у него из рук. Элрик поставил ногу на шею теократа, а Буревестник испустил алчный вой над распростертым врагом.

Джагрин Лерн перевернулся на спину, чтобы видеть Элрика. Лицо у него внезапно побледнело, глаза устремились на острие рунного меча, а в голосе послышалась хрипотца.

– Прикончи меня. Теперь для моей души уже нет места в вечности. Я должен отправиться в преисподнюю. Прикончи меня!

Элрик собрался было вонзить Буревестник в поверженного врага, но в последний момент не без труда остановил меч. Буревестник разочарованно забормотал что-то и задергался в его руке.

– Нет, – медленно проговорил Элрик. – Мне от тебя ничего не нужно, Джагрин Лерн. Не хочу марать себя твоей душой. Мунглам! – Его друг подбежал к нему. – Мунглам, дай мне твой меч.

Мунглам молча подчинился. Элрик вложил в ножны протестующий Буревестник, говоря ему:

– Ну вот, я впервые отказываю тебе в пище. Что ты, интересно, будешь делать теперь?

Потом он взял клинок Мунглама и рассек им щеку Джагрина Лерна. Из раны хлынула кровь.

Теократ закричал:

– Нет, Элрик, убей меня!

С отсутствующей улыбкой Элрик рассек другую щеку теократа, чье окровавленное лицо исказила мучительная гримаса. Джагрин Лерн умолял Элрика убить его, но тот, продолжая отстраненно улыбаться, сказал:

– Ведь ты хотел подражать императорам Мелнибонэ, верно? Ты издевался над Элриком, принадлежащим к этому роду, ты пытал его, ты похитил его жену. Ты изуродовал ее тело, как ты изуродовал весь мир. Ты убивал друзей Элрика и имел наглость бросать ему вызов. Но ты – ничтожество, пешка, ты куда мельче, чем Элрик. А теперь, козявка, ты узнаешь, как мелнибонийцы, когда они правили миром, поступали с такими выскочками, как ты.

Джагрин Лерн умирал целый час. Его мучения продолжались бы и дольше, если бы Мунглам не упросил Элрика прикончить врага.

Элрик вернул Мунгламу его меч, сперва отерев его о разодранные одеяния теократа. Он бросил взгляд на искалеченное тело, пнул его ногой, а потом повернулся туда, где сражались Владыки Высших Миров.

Он сильно ослабел после схватки, потратив немало энергии, когда убирал противящийся Буревестник в ножны, но теперь забыл об этом, глядя на битву гигантов.

Владыки Закона и Владыки Хаоса приняли огромные размеры и туманные очертания – их земная масса уменьшилась, и они продолжали сражаться в человеческом обличье. Это были полуреальные гиганты, и теперь они сражались повсюду – на земле и над ней. Вдалеке у горизонта он увидел Донбласа Вершителя Справедливости, который сошелся в схватке с Чардросом Жнецом, их очертания мерцали и расползались. Мелькал длинный тонкий меч, свистела в воздухе огромная коса.

Элрик и Мунглам, которые не могли принять участия в схватке и не знали, кто одерживает победу, следили за происходящим. Неистовство схватки все нарастало, а с этим медленно растворялись земные формы богов. Сражение теперь происходило не только на Земле, казалось, оно проникало в другие измерения космоса, и Земля, словно отвечая на это преображение, тоже стала терять свою форму. Элрика с Мунгламом закружил вихрь воздуха, огня, земли и воды.

Земля растворялась, но Владыки Высших Миров продолжали свою схватку над ней.

Осталась только потерявшая свою прежнюю форму субстанция Земли. Ее компоненты продолжали свое существование, но решение относительно их новой формы еще не было принято. Схватка продолжалась. Право придать Земле новую форму получит победитель.


Глава четвертая | Буревестник | Глава шестая