home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Трое людей, чуть не падая с лошадей от усталости, несколько дней спустя добрались до Нихрейнской пропасти. Они спустились по петляющей тропе в черные глубины горного города, где их встретил Сепирис. Выражение лица его было угрюмым, хотя то, что он говорил, воодушевляло.

– Значит, ты победил, Элрик, – сказал он, едва заметно улыбнувшись.

Элрик спрыгнул с коня, помог спешиться Заринии и лишь потом обратился к Сепирису.

– Я не до конца удовлетворен случившимся, – мрачным голосом сказал он, – хотя и сделал то, что требовалось, чтобы спасти мою жену. Я бы хотел поговорить с тобой наедине, Сепирис.

Черный нихрейнец сумрачно кивнул.

– Мы поедим, а потом поговорим наедине, – сказал он.

Они устало пошли по галереям, отмечая, что город несколько ожил по сравнению с тем, что они видели в прошлый раз. Но девяти братьев Сепириса они не увидели. Он объяснил их отсутствие на пути к его покоям:

– Они – слуги судьбы, и их вызвали в другое измерение, где они смогут увидеть несколько вариантов дальнейшего развития земной истории и сообщить мне, как я должен действовать в дальнейшем.

Они вошли в зал, где уже был накрыт стол. Когда они насытились, Дивим Слорм и Зариния оставили Элрика и их хозяина наедине.

В большой жаровне горел огонь. Элрик и Сепирис молча сели рядом, ссутулились на своих стульях.

Наконец без всяких вступительных слов Элрик рассказал Сепирису о том, что случилось, о словах Мертвого Бога, о том, что слова эти взволновали его, даже поразили тем, что соответствовали истине.

Когда Элрик закончил, Сепирис кивнул.

– Так оно и есть, – сказал он. – Дарнизхаан говорил тебе правду. По крайней мере, большую часть правды. Так, как он ее понимал.

– Ты хочешь сказать, что наше существование скоро прекратится? И все будет так, словно мы никогда и не дышали, не думали, не сражались?

– Вероятно.

– Но почему? Мне это кажется несправедливым.

– А кто тебе сказал, что мир справедлив?

Элрик улыбнулся, услышав подтверждение собственным мыслям.

– Да, как я и предполагал, справедливости не существует.

– Нет, она существует, – сказал Сепирис. – Это своеобразная справедливость, справедливость, которую нужно выделить из хаоса бытия. Человек родился не в справедливом мире. Но он может создать такой мир.

– Я бы согласился с этим, – сказал Элрик. – Но тогда для чего вся наша борьба, если мы обречены умереть, а вместе с нами исчезнут и последствия наших действий?

– Вот тут ты ошибаешься. Кое-что останется. Те, кто придет после нас, унаследуют от нас кое-что.

– И что же это такое?

– Землю, в основном свободную от сил Хаоса.

– Ты, видимо, хочешь сказать: мир, свободный от колдовства?

– Не совсем свободный от колдовства. Но Хаос и колдовство не будут властвовать в мире будущего, как они властвуют в нынешнем.

– Тогда за это стоит сражаться, Сепирис, – чуть ли не с облегчением сказал Элрик. – Но какую роль в этом играют рунные мечи?

– У них две функции. Первая – избавить этот мир от преобладающих в нем сил зла…

– Но ведь и сами мечи – это зло!

– Это так. Чтобы сражаться с сильным злом, нужно не менее сильное зло. Будущее настанет, когда силы добра смогут одолеть силы зла. Но пока еще силы добра слабы. Но мы и должны бороться за то, чтобы они смогли победить.

– А какова другая цель мечей?

– Это их главная цель и твоя судьба. Теперь я могу тебе об этом сказать. Должен сказать, иначе ты исполнишь предначертания судьбы, пребывая в неведении.

– Так говори же! – нетерпеливо сказал Элрик.

– Их главная цель – уничтожить этот мир!

Элрик вскочил на ноги.

– Нет! Я не могу в это поверить. Неужели я должен отяготить свою совесть таким преступлением?

– Это не преступление. Это в природе вещей. Эпоха Сияющей империи и даже Молодых королевств клонится к закату. Хаос создал эту землю и миллионы лет владычествовал на ней. Чтобы положить этому конец, и были созданы люди.

– Но мои предки поклонялись силам Хаоса. Мой демон-покровитель Ариох – Герцог Ада, он один из высших Владык Хаоса.

– Именно. Ты и твои предки не были людьми в истинном смысле этого слова, они были посредниками, созданными для определенной цели. Ты понимаешь Хаос так, как его не может понять ни один человек. Ты можешь подчинять себе силы Хаоса, что недоступно людям. И, будучи одним из воплощений Вечного Воителя, ты можешь ослабить силы Хаоса, потому что ты знаешь его свойства. Ты уже ослабил их. Твоя раса, хотя и поклонялась Владыкам Хаоса, первой привнесла элементы порядка в жизнь на Земле. Это от вас унаследовали народы Молодых королевств, которые укрепили порядок еще больше. Но Хаос пока еще очень силен. Рунные мечи Буревестник и Утешитель, а с ними и эта более упорядоченная эпоха, мудрость, накопленная твоим и моим народами, – все это создает основу для истинного начала человеческой истории. Эта история еще не начнется многие тысячи лет, человек может принять более примитивные формы, стать ближе к животному, но потом снова начнет развиваться. И когда это случится, когда он снова станет человеком, в мире уже не будет сил Хаоса. Шансы его невелики. Мы все обречены, но они не нужны в новом мире.

– Значит, именно это и имел в виду Дарнизхаан, когда говорил, что мы – марионетки, играющие свои роли еще до начала настоящего представления… – Элрик тяжело вздохнул. Груз огромной ответственности давил на его душу. Он не радовался этой ответственности, но принимал ее.

Сепирис тихим голосом сказал:

– Таково твое назначение, Элрик из Мелнибонэ. До сего дня твоя жизнь была лишена какого-либо особого смысла. Все это время ты искал цель в жизни, правда?

– Да, – согласился Элрик с едва заметной улыбкой. – Много лет, с самого рождения, я испытывал беспокойство. Но с того момента, как похитили Заринию, я вообще не находил себе места.

– Иначе и быть не могло, – сказал Сепирис. – Потому что у твоей жизни есть цель, и это цель судьбы. Все свои смертные дни ты это и ощущал. Ты, последний в королевском роду Мелнибонэ, должен исполнить предначертание, и время для этого уже наступает. Над миром сгущается тьма, природа негодует и восстает против того насилия, в которое ввергают ее Владыки Хаоса. Бурлят океаны, раскачиваются кроны деревьев в лесах, горячая лава льется с тысяч горных вершин, рассерженно воют ветры, и небеса полны ужасного предчувствия. На лике Земли воины сошлись в схватке, которая решит судьбу мира. И схватка эта связана с куда более грозными конфликтами богов. Только на одном этом континенте миллионы женщин и детей приносятся в жертву на погребальных кострах. А скоро эта война распространится на соседний континент, а потом – на следующий. Скоро все люди Земли примут ту или иную сторону, и Хаос, вполне возможно, победит. Он непременно победил бы. И на его пути к победе есть только одно препятствие: ты и твой меч Буревестник.

– Буревестник… Он был причиной стольких моих душевных бурь. Может быть, на сей раз ему удастся утихомирить хотя бы одну. А что будет, если победит Закон?

– Если победит Закон, это будет означать закат и гибель нашего мира. Все мы будем забыты. Но если победит Хаос, то даже воздух будет насыщен роком, завоют в мучительной агонии ветра, и весь мятущийся гибнущий мир погрузится в ничтожество, колдовство и злобную ненависть. Но ты, Элрик, со своим мечом и с нашей помощью можешь воспрепятствовать этому. И ты должен это сделать.

– Да будет так, – едва слышно сказал Элрик. – И если поступить именно так необходимо, давай сделаем это хорошо.

– Скоро против Пан-Танга выступят новые армии. Эти армии – наша первая защита. После этого мы призовем тебя, чтобы ты выполнил предначертания своей судьбы до конца.

– Я охотно сыграю свою роль, – ответил Элрик. – Помимо всего прочего, мне не терпится отплатить теократу за его оскорбления и те неудобства, что он мне доставил. И хотя он, возможно, не участвовал в похищении Заринии, он помогал тем, кто это сделал, – а потому должен умереть медленной смертью.

– Тогда ступай, не медли, потому что каждый потерянный нами миг позволяет теократу укреплять свою новую империю.

– Прощай, – сказал Элрик, которому теперь хотелось как можно скорее покинуть Нихрейн и вернуться в знакомые земли. – Я знаю, мы еще встретимся, Сепирис. Я только молюсь о том, чтобы наша встреча произошла в более спокойные времена.

Теперь трое держали путь на восток, к побережью Таркеша, где они надеялись незаметно найти корабль, который через Бледное море доставил бы их в Илмиору, откуда по Плачущей пустоши они могли бы добраться до Карлаака. Они скакали на волшебных конях Нихрейна, не обращая внимания на опасности, скакали по разоренной войной земле, мимо руин, мимо несчастий, обрушившихся на землю, оказавшуюся под пятой теократа.

Элрик и Зариния постоянно переглядывались, но почти все время молчали, потому что оба они были осенены знанием того, о чем не могли говорить, чего не отваживались признать. Она знала, что у них остается совсем немного времени, даже когда они вернутся в Карлаак, она видела, как он скорбит, и тоже предавалась скорби, не в силах понять перемены, произошедшие с мужем, но чувствуя, что меч, который висит у него на боку, больше никогда не вернется в оружейную палату. Ей казалось, что она подвела Элрика, хотя это было не так.

Они поднялись на вершину холма и увидели, что над долинами Тораунза, когда-то прекрасными, а теперь разоренными, стелется плотный черный дым. Дивим Слорм, ехавший сзади, крикнул кузену:

– Одно я хочу сказать: что бы ни случилось, мы должны отомстить теократу и его союзникам.

Элрик сжал губы.

– Да, – сказал он и посмотрел на Заринию, которая опустила глаза.


Западные земли от Таркеша до Мииррна были разорены прислужниками Хаоса. Неужто и в самом деле наступило время решительной схватки за будущее между Хаосом и Законом? Силы Закона были малочисленны и разрозненны. Неужели возможно, что страшные Владыки Хаоса устроят свой кровавый пир на Земле?

Теперь в сражении между армиями решалась судьба одной части мира. Повсюду стоял стон кровавых битв.

С какими силами должен еще сразиться Элрик, прежде чем свершить предначертанное и уничтожить мир, в котором он жил? Что должно произойти еще, прежде чем затрубит рог судьбы и провозгласит наступление тьмы?

Он не сомневался, что наступит время и Сепирис скажет ему об этом. А пока ему нужно было свести земные счеты. Восточные земли необходимо подготовить к войне. За помощью нужно обратиться к морским владыкам Пурпурных городов, короли Юга должны предоставить свои армии для войны против Западного континента.

В каком-то смысле Элрик ждал всего этого.

И в то же время его душа противилась исполнению такой нелегкой судьбы, потому что это означало бы конец эпохи Молодых королевств, исчезновение из памяти эпохи Сияющей империи, которой десять тысяч лет правили его предки…

Наконец вдали показалось море, катившее свои беспокойные волны к горизонту, где они встречались с мрачным небом. Элрик услышал крики чаек, ощутил на языке привкус соленого воздуха.

С громким криком хлестнул он по крупу своего жеребца и помчался к морю…


Глава пятая | Буревестник | Часть вторая Братья Черного меча