home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая

Вскоре в мирном илмиорском городе Карлааке, что близ Плачущей пустоши, собрались короли, полководцы и воинственные морские владыки.

Они сошлись не на праздник, не для того, чтобы показать себя. Они были мрачны и спешили ответить на зов Элрика, который теперь снова жил в Карлааке со своей недавно спасенной женой Заринией. Они собрались в большом зале, в котором когда-то правители Карлаака строили свои военные планы. Для этой же цели использовал его сейчас Элрик.

Освещенная горящими факелами, на стене за возвышением, на котором стоял Элрик, висела огромная цветная карта мира. На ней были изображены три главных континента – Восточный, Южный и Западный. Западный континент, на котором находились Джаркор, Дхариджор, Шазаар, Таркеш, Мииррн и остров Пан-Танг, был заштрихован черным: эти земли были покорены соединенными пантангскими и дхариджорскими армиями, которые угрожали теперь и безопасности собравшихся.

Некоторые из тех, что стояли теперь в доспехах перед Элриком, вынуждены были бежать из своих земель, но такие были все же в меньшинстве. Немногочисленны были и имррирцы, потерпевшие поражение в битве при Секвалорисе вместе с той армией, которая пыталась сопротивляться объединенной мощи врага. Возглавлял таинственных имррирцев Дивим Слорм, кузен Элрика. На поясе у него в надежных ножнах покоился Утешитель, близнец Элрикова меча.

Был здесь и Монтан, властелин Лормира. Он стоял рядом с правителями южных земель – Джернедом из Филкхара, Хозелом из Аргимилиара и Колтаком из Пикарайда. Все они были одеты в крашеные доспехи, бархат, шелк и шерсть.

Не столь пестры были одеяния морских владык из Пурпурных городов. Эти носили шлемы и нагрудники из чистой бронзы, куртки, штаны и сапоги из простой кожи, а на бедрах у них висели огромные широкие мечи. Их лица трудно было разглядеть за гривами густых волос и курчавыми бородами.

Все они, короли и морские владыки, были склонны относиться к Элрику с подозрением, поскольку много лет назад он повел их предшественников на Имррир, что и освободило троны для многих из тех, кто сидел на них сейчас.

В другой группе стояли вельможи той части Восточного континента, что лежала к западу от Вздыхающей пустыни и Плачущей пустоши. За этим бесплодными землями располагались королевства Эшмир, Чангшай и Окара, но контакта между ними и той частью мира, где жил Элрик, почти не было, если не принимать во внимание невысокого рыжеволосого человека, который сейчас стоял рядом с Элриком, – Мунглама из Элвера, искателя приключений.

Последнюю группу, которая состояла из сенаторов городов-государств Илмиоры, возглавлял регент Вилмира, дядя десятимесячного короля. Здесь же был одетый в красное лучник Ракхир из Танелорна и богатые купцы из городов, находившихся под протекторатом Вилмира.

Это было собрание людей, которые в совокупности располагали огромными силами. Но Элрик спрашивал себя, будет ли даже таких колоссальных сил достаточно, чтобы отразить угрозу с запада.

Его белое лицо было суровым, а красные глаза беспокойно смотрели на людей, к которым он обращался и которые по его просьбе прибыли сюда.

– Вам, должно быть, известно, господа, что Пан-Танги Дхариджор не ограничат свои аппетиты Западным континентом. После их победы не прошло и двух месяцев, а они уже собрали огромный флот и намереваются раздавить тех королей, которые живут морем.

Он бросил взгляд на морских владык Пурпурных городов и королей Южного континента.

– Они, видимо, не рассматривают нас, живущих на Востоке, как существенную угрозу для их планов, и если мы не объединимся теперь, то их шансы на успех будут весьма велики – сначала они покорят южные морские державы, а потом примутся за разрозненные города Востока. Мы должны заключить союз, чтобы противостоять им.

– Откуда тебе известно, что их планы именно таковы, Элрик?

Это прозвучал голос Хозела из Аргимилиара – человека с надменным лицом, склонного, как говорилось, к приступам безумия. Он был отпрыском рода, пережившего десяток кровосмесительных браков.

– От шпионов, беженцев и от сверхъестественных сил. Все они говорят одно.

– Даже и без них ясно, что именно к этому и сводится их план, – проворчал Карган Остроглазый, говоривший от имени морских владык. Он посмотрел в глаза Хозелу, и во взгляде его было что-то сродни презрению. – А Джагрин Лерн из Пан-Танга тоже может искать себе союзников среди южан. Есть такие, кто предпочтет сдаться завоевателю, лишь бы не расстаться со спокойной жизнью и легко доставшимися сокровищами.

Хозел холодно улыбнулся, глядя на Каргана.

– А есть и такие, которые из-за своих глупых подозрений будут до конца отсиживаться в тени. А когда они все же захотят выступить против теократа, будет уже поздно.

Элрик, знавший о старой неприязни между суровыми морскими владыками и их более изнеженными соседями, поспешил вмешаться:

– Хуже всего, если им будет помогать внутренняя вражда в наших рядах, братья. Хозел, прими на веру: я говорю правду, и моя информация абсолютно верна.

Монтан, седоволосый властелин Лормира высокомерно заявил:

– Вы, жители Севера и Востока, слишком слабы. А мы, южане, – сильны. Для чего нам посылать наши корабли на защиту ваших берегов? Я не согласен с твоей логикой, Элрик. Ты уже не в первый раз пытаешься привести порядочных людей к гибели.

– Мне показалось, мы решили забыть прошлое, – сказал Элрик, подавляя в себе гнев, потому что все еще испытывал чувство вины за совершенное.

– Верно, – сказал Карган. – Тот, кто не умеет забывать прошлое, не умеет планировать будущее. Меня устраивает логика Элрика.

– Вы, торговцы, никогда особо не дорожили своими кораблями, а стоит вам услышать чьи-нибудь гладкие речи, так вы сразу же становитесь слишком доверчивыми. Вот почему теперь вы завидуете нашим богатствам. – Молодой Джернед из Филкхара улыбнулся в свою тонкую бороду и вперил глаза в пол.

Карган вспылил.

– «Слишком честные», вот что ты должен был сказать о нас, южанин! Наши предки поздно поняли, что жирные южане водят их за нос. Наши предки разбойничали у ваших берегов, ты помнишь? Может быть, нам стоило бы продолжить их практику. Но мы вместо этого осели, стали торговать… а ваши животы жирели на доходах, зарабатываемых нашим потом. Боги! Я не верю ни единому слову южанина!

Элрик попытался остановить эту свару, но его опередил Хозел, который нетерпеливо сказал:

– Факты таковы: скорее всего, теократ нанесет свой первый удар по Востоку. И вот по каким причинам: Восток слаб и плохо защищен. Восток ближе к его берегам, а потому достижимее. С какой стати он будет рисковать своими недавно собранными воедино силами и воевать с сильным Югом или переправляться через море, в котором его будут подстерегать всевозможные опасности?

– А с такой стати, – ровно сказал Элрик, – что его кораблям будут помогать колдовские силы, и расстояние его не пугает. С такой стати, что Юг богаче, и там он сможет найти металлы, припасы…

– Корабли и людей! – выкрикнул Карган.

– Вот как! Значит, ты считаешь, что мы заранее планируем предательство! – Хозел сначала кинул взгляд на Элрика, а потом на Каргана. – Тогда зачем вообще было звать нас сюда?

– Я этого не говорил, – поспешно сказал Элрик. – Карган высказывал свои мысли, а не мои. Успокойтесь. Мы должны объединиться, иначе мы погибнем – не сможем противостоять превосходящим силам и сверхъестественной мощи!

– Нет и нет! – Хозел повернулся к другим монархам Юга. – Что скажете вы, мои соседи? Дадим мы им наши корабли и воинов, чтобы защищать их и наши берега?

– Пока нас так незаслуженно третируют – ни за что, – пробормотал Джернед. – Пусть Джагрин Лерн потратит на них свои силы. А когда он обратит свои взгляды на Юг, то будет уже ослаблен, а мы подготовимся к встрече с ним.

– Вы глупцы! – воскликнул Элрик. – Объединитесь с нами, иначе мы все погибнем. За теократом стоят силы Хаоса. Если ему удастся удовлетворить свои амбиции, это будет не просто завоевание одной страны другой, это будет означать, что на земле и над ней воцарится ужас и полная анархия. Под угрозой окажется само существование человечества.

Хозел посмотрел на Элрика и улыбнулся.

– Тогда пусть человеческая раса защищает себя, а не сражается под руководством полководца, который не принадлежит к ней. Хорошо известно, что мелнибонийцы вовсе не люди.

– Пусть так. – Элрик опустил голову и поднял тонкую белую руку, указуя на Хозела. Короля затрясло, и только усилием воли он остался стоять на месте. – Но я знаю и кое-что другое, Хозел из Аргимилиара. Я знаю, что люди Молодых королевств – это только первые пробы богов, модели, предшествующие настоящей расе людей. Точно так же и мы предшествовали вам. И я знаю кое-что еще. Я знаю, что если мы не уничтожим Джагрина Лерна и его потусторонних союзников, то все люди будут сметены с лика разбушевавшейся планеты, а их судьба останется нереализованной.

Хозел сглотнул слюну и заговорил. Голос его дрожал.

– Я видел твоих болтунов-соплеменников на рыночных площадях, Элрик. Тех, кто предсказывает самые разные роковые события, которые никогда не случаются, типы с сумасшедшими глазами, похожие на тебя. Но мы не пускаем их в Аргимилиар. Мы поджариваем их на медленном огне, дюйм за дюймом, и тогда они признают, что все их предзнаменования – просто выдумки. Не исключено, что нам еще представится такая возможность.

Он развернулся и поспешно покинул зал. Несколько мгновений другие монархи Юга стояли, нерешительно поглядывая ему вслед.

– Не следуйте его примеру, господа, – взволнованно сказал Элрик. – Клянусь жизнью, что мои слова истинны!

Джернед тихо, наполовину для себя, сказал:

– Эти слова могут немногого стоить. Ходят слухи, что ты бессмертен.

Мунглам подошел поближе к другу и прошептал:

– Их невозможно убедить, Элрик. Я уверен, они никогда не пойдут с нами.

Элрик кивнул. А южным вельможам он сказал:

– Хотя вы глупейшим образом отвергаете мое предложение союза, настанет день, когда вы пожалеете о вашем решении. Меня оскорбили в моем собственном дворце, оскорбили моих друзей, и я проклинаю вас, ничтожные глупцы! Но когда придет время и вы поймете ошибочность вашего решения, я клянусь – если это будет в наших силах, мы придем вам на помощь. А теперь прочь!

Южане в смущении покинули зал.

Элрик повернулся к Каргану Остроглазому:

– Что решил ты, морской владыка?

– Мы присоединяемся к тебе, – просто сказал Карган. – Мой брат Смиорган Лысый всегда хорошо отзывался о тебе, и я помню его слова, а не слухи, которыми обросла история его гибели, когда он сражался под твоим началом. Больше того, – он широко улыбнулся, – мы по старой традиции верим, что все решения южан ошибочны. Пурпурные города – твой союзник, а наши корабли, хотя их число меньше, чем в объединенном флоте южан, обладают прекрасными мореходными и боевыми свойствами, и они хорошо подготовлены к войне.

– Должен тебя предупредить, что наши шансы без помощи южан невелики, – мрачно сказал Элрик.

– А я так думаю, что южане были бы просто гирями у нас на ногах со всей их хитростью и вздорностью, – ответил Карган. – И потом, разве ты своим колдовством не сможешь способствовать нашей победе?

– Я попытаюсь сделать кое-что завтра, – сказал ему Элрик. – Мы с Мунгламом оставим здесь моего кузена Дивима Слорма, а сами отправимся на Чародейский остров, лежащий за Мелнибонэ. Там у отшельников, практикующих белую магию, я, возможно, найду способ связаться с Владыками Закона. Как вам известно, я присягал Хаосу, хотя и сражаюсь с ним. И с каждым днем я все больше убеждаюсь, что мой демон-покровитель вовсе не склонен мне теперь помогать. Сегодня Белые Владыки слабы, забиты, как и мы на Земле, – и мы, и они отступаем под напором Тьмы. Связаться с ними нелегко. Но я надеюсь, что отшельники мне помогут.

Карган кивнул.

– Должен сказать, что для нас в Пурпурных городах будет облегчением узнать, что мы не так уж сильно были связаны с темными духами.

Элрик нахмурился.

– Я конечно же согласен с тобой. Но наше положение так уязвимо, что мы должны принимать любую помощь – черную или белую. Я полагаю, что Владыки Хаоса до сих пор не определились, как далеко следует идти в том, что они сейчас делают. Вот почему я до сих пор получаю некоторую помощь от Хаоса. Меч, который вы видите у меня на боку, и меч-близнец у Дивима Слорма – творения зла. Но они были выкованы существами Хаоса для того, чтобы положить конец властвованию их Владык – по крайней мере, здесь, на Земле. Мои кровные связи двойственны, точно так же и эти мечи: они не принадлежат ни одному миру целиком. У нас нет сверхъестественных союзников, на которых мы могли бы положиться полностью.

– Я сочувствую тебе, – мрачно сказал Карган, и по его виду было ясно, что говорит он искренно. Ни один человек не стал бы завидовать положению Элрика или его судьбе.

Орган, двоюродный брат Каргана, сказал:

– Пожалуй, нам пора спать. Скажи, ты полностью доверяешь своему родственнику?

Элрик посмотрел на Дивима Слорма и улыбнулся.

– Абсолютно… Он обо всем этом знает столько же, сколько и я. Пока меня нет, он будет выступать от моего имени – ему в общих чертах известен мой план.

– Хорошо. Завтра мы обсудим ситуацию с ним, если с тобой больше не увидимся. Ты уж постарайся за всех нас на Чародейском острове.

Морские владыки ушли.

И тогда впервые за все это время заговорил регент Вилмира. Голос его был чист и спокоен.

– Мы тоже уверены в тебе и твоем родиче, Элрик. Нам известно, что вы отличные воины и превосходные стратеги. Мы в Вилмире знаем это по вашим делам в Бакшаане и на других наших землях. А потому мы… я считаю, что нужно забыть старое. – Он повернулся к купцам, ища их одобрения – те согласно закивали.

– Хорошо, – сказал Элрик. Потом он обратился к своему другу, сухопарому лучнику Ракхиру, личности не менее легендарной, чем сам Элрик.

– Ты пришел сюда как представитель Танелорна, Ракхир. Не в первый раз нам придется сражаться с Владыками Хаоса.

– Верно, – кивнул Ракхир. – Мы недавно отразили угрозу с помощью Серых Владык, но потом Хаос закрыл для смертных врата, ведущие к ним. Мы можем предложить вам только преданность наших воинов.

– Мы будем благодарны за это. – Элрик мерил шагами возвышение. Спрашивать мнения сенаторов Карлаака и других городов Илмиоры не бьшо нужды, потому что они еще прежде, задолго до прихода других правителей, согласились поддерживать его при любых обстоятельствах.

То же самое можно бьшо сказать и о группе, представлявшей беженцев с запада во главе с Вири-Секом, которые слушали Элрика с суровыми выражениями лиц, и о крылатом юноше с Мииррна, последнем в королевском роду – остальных убили подданные Джагрина Лерна.

Под стенами Карлаака были разбиты тысячи шатров, над которыми развивались флаги самых разных народов, лениво полоскавшиеся на теплом, влажном ветру Элрик знал, что высокомерные властелины Юга сейчас спускают свои штандарты и снимают шатры, не глядя на закаленных в сражениях воинов Шазаара, Джаркора и Таркеша, удивленно взирающих на них. Один вид этих ветеранов должен был склонить южных вельмож на сторону Востока, однако этого не случилось.

Элрик вздохнул и, повернувшись спиной к остальным собравшимся, уставился на штриховку, покрывавшую огромную карту мира.

– Уже больше четверти покрыто черным, – тихо сказал он Мунгламу. – Темные волны катятся все дальше и все быстрее и грозят в скором времени поглотить нас.

– Мы поставим дамбу на пути этого потока, когда он дойдет до нас… по крайней мере, попытаемся, – сказал Мунглам с напускной беспечностью. – Скоро нам в путь, так что проведи оставшееся время с женой. Давай ляжем спать и будем надеяться, что нас посетят легкие сны.


Часть вторая Братья Черного меча | Буревестник | Глава вторая