home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13. Мнение машины

– Вы ошибаетесь, – произнёс Р. Дэниел негромко.

– Да? Пусть решит доктор. Доктор Джерригел?

– Мистер Бейли. – Взгляд роботехника, дико метавшийся между детективом и роботом во время их диалога, остановился наконец на человеке.

– Я пригласил вас сюда для авторитетного анализа этого робота. Я могу предоставить в ваше распоряжение лаборатории Городского бюро стандартов. Если вам понадобится другое оборудование, вы его получите. Мне важно одно – быстрый и точный ответ, и плевать на расходы и хлопоты.

Бейли поднялся. Он говорил довольно спокойно, но внутри у него всё кипело. Ах, если бы он только мог схватить доктора Джерригела за горло и выдавить из него нужные ему доказательства, а не заниматься научными изысканиями!

– Ну так как, доктор? – потребовал он.

Нервно улыбнувшись, доктор Джерригел заявил:

– Мой дорогой мистер Бейли, лаборатория мне не понадобится.

– Это почему же? – спросил Бейли недоверчиво. Он стоял, судорожно напрягшись всем телом.

– Первый Закон проверить нетрудно. Хоть прежде мне и не доводилось заниматься этим, как вы сами понимаете.

Бейли втянул ртом воздух и медленно выдохнул его.

– Что вы хотите этим сказать? Что можете проверить его здесь?

– Да, конечно. Послушайте, мистер Бейли, я дам вам аналогичный пример. Будь я врачом и потребуйся мне узнать содержимое сахара в крови пациента, я бы прибег к помощи лаборатории. Для определения интенсивности основного обмена, проверки функций головного мозга или расследования генов на наследственное заболевание мне потребовалось бы более сложное оборудование. С другой стороны, чтобы проверить, зрячий ли он, достаточно провести рукой у него перед глазами. Чтобы узнать, жив ли человек, почти всегда достаточно проверить его пульс.

Иначе говоря, чем важнее и фундаментальней проверяемое свойство, тем проще используемое оборудование. То же самое с роботом. Первый Закон – его фундаментальное свойство. Он влияет на все. Проверить его наличие – или отсутствие – у робота можно десятками способов.

С этими словами он вынул из кармана плоский и чёрный предмет, который оказался портативным фильмоскопом. В приёмное отверстие он вставил миниатюрный ролик плёнки. Затем он достал секундомер, из нескольких белых пластмассовых полосок составил нечто похожее на логарифмическую линейку с тремя подвижными шкалами. Изображённые на них условные знаки показались Бейли совершенно незнакомыми.

Доктор Джерригел погладил свой книгоскоп и слегка улыбнулся, будто повеселев при мысли от предстоящей работы.

– Это мой «Справочник по роботехнике», – заметил он, – с которым я никогда не расстаюсь. Он стал частью моей одежды. – Доктор Джерригел самодовольно хмыкнул.

Затем он поднёс к глазам окуляр аппарата и стал осторожно вращать рукоятки настойки. Аппарат издал жужжащий звук и замолк.

– Книгоскоп имеет встроенный алфавитный указатель, – гордо произнёс роботехник, не отрываясь от аппарата, отчего его голос звучал приглушённо.

– Моя конструкция. Экономит массу времени. Впрочем, не о том речь. Так, так… Ну-ка придвиньтесь ко мне поближе, Р. Дэниел.

Р. Дэниел придвинул к нему свой стул. Он внимательно и бесстрастно следил за всеми этими приготовлениями.

Бейли держал его под прицелом.

То, что последовало, смутило и разочаровало его. Доктор Джерригел стал задавать какие-то бессмысленные вопросы и делать что-то непонятное, манипулируя то своей счётной линейкой, то книгоскопом. Вот, например, один и его вопросов:

– У меня двое родственников с разницей в возрасте пять лет; младшая из них девушка. Какого пола старший родственник?

«Ещё бы ему не ответить», – подумал Бейли.

А доктор Джерригел, взглянув предварительно на секундомер, вытянул в сторону правую руку и предложил Р. Дэниелу дотронуться третьим пальцем своей руки до кончика его среднего пальца. С этой задачей Р. Дэниел справился быстро и легко.

Через пятнадцать минут, не больше, доктор Джерригел закончил проверку. Он в последний раз молча что-то просчитал на линейке и быстро разобрал её; затем он убрал секундомер и вынул из книгоскопа «Справочник».

– И это всё? – спросил Бейли, нахмурившись.

– Все.

– В высшей степени странно. Вы ведь не задали ни одного вопроса, относящегося к Первому Закону?

– Любезнейший мистер Бейли, когда врач вас ударяет по колену резиновым молоточком и нога дёргается, не означает ли это, что он проверяет таким образом состояние вашей нервной системы? Или, например, удивляет ли вас, что по реакции вашего зрачка на свет он может сделать вывод о злоупотреблении некоторыми алкалоидами?

– Так каково же ваше решение? – спросил Бейли.

– Мозг Р. Дэниела создан на основе Первого Закона! – Он резко утвердительно кивнул головой.

– Этого не может быть, – сказал Бейли хриплым голосом.

Бейли поверить не мог, что доктор Джерригел способен принять ещё более чопорный вид, чем обычно. Его глаза сузились, и взгляд их стал жёстким.

– Уж не хотите ли вы учить меня роботехнике?

– Я не подвергаю сомнений ваши знания, – извиняющимся тоном произнёс Бейли. – Но, может быть, вы ошиблись? Ведь вы сами сказали, что никто не знает теории роботов, не оснащённых Первым Законом. Слепой может читать по системе Брайля или пользуясь звуковым аппаратом. Предположим, что вы ничего не слыхали о Брайле, ни об аппарате. Не стали бы тогда утверждать, и не подозревая о своей ошибке, что раз этот человек знает содержание какого-то книгофильма, значит, он зрячий?

– Я вас понял, – более мягким голосом проговорил учёный. – Однако ваш слепой не мог бы читать при помощи глаз, а именно это – пользуясь вашим сравнением – я и проверил. Поверьте мне на слово, мистер Бейли, Р. Дэниел вне всякого сомнения оснащён Первым Законом.

– А что, если он пошёл на обман? – Это был отнюдь не самый умный вопрос, и Бейли знал это.

– Исключено. В том-то и разница между человеком и роботом. Мозг человека, как, впрочем, любого млекопитающего, не поддаётся полному анализу ни одним из существующих математических методов. Поэтому и невозможно с уверенностью предугадать его реакцию. Мозг же робота поддаётся такому анализу – иначе было бы невозможно его построить. Мы точно знаем, какой должна быть его реакция на определённые возбудители. Ни один робот не способен на фальсифицированные ответы. То, что вы называете обманом, просто-напросто чуждо умственному горизонту робота.

– Тогда давайте рассмотрим конкретный случай. Р. Дэниел всё-таки направил свой бластер на толпу. Я сам видел это. Я присутствовал при этом. Верно, он не стрелял. Но не должен ли был Первый Закон вызвать у него какое-либо нервное потрясение? Как вы знаете, этого не произошло. Потом он был совершенно спокоен.

Доктор Джерригел неуверенно потёр подбородок.

– Это явная аномалия…

– Ничего подобного, – неожиданно вмешался Р. Дэниел. – Партнёр Илайдж, осмотрите бластер, который вы у меня взяли.

Бейли взглянул на бластер Р. Дэниела, который лежал у него в левой руке.

– Откройте патронник, – настаивал Р. Дэниел. – Осмотрите его.

Бейли взвесил все «за» и «против» и с опаской отложил в сторону свой бластер, затем быстрым движением открыл бластер робота.

– Он пуст, – озадаченно сказал он.

– В нём нет заряда, – согласился Р. Дэниел. – При тщательно осмотре вы убедитесь, что его там никогда не было. Этот бластер не имеет запальника и использоваться как оружие не может.

– Значит, вы направили на людей незаряжённый бластер?

– Бластер мне нужен только для того, чтобы выполнять роль детектива, – ответил Р. Дэниел. – Однако если бы меня снабдили настоящим заряженным бластером, я бы мог случайно причинить человеку вред, что, разумеется, немыслимо. Я бы вовремя объяснил вам все это, но вы сердились и не хотели меня выслушать.

Бейли ненавидящим взглядом уставился на бластер, который всё ещё держал в руке, и тихим голосом сказал:

– Теперь, кажется, все, доктор Джерригел. Благодарю вас за помощь.

Бейли послал за завтраком, но когда его принесли (рулет с дрожжевым орехом и довольно экстравагантный ломтик жареного цыплёнка на крекере) он даже к нему не притронулся.

Мрачные мысли в хаотическом беспорядке проносились в его мозгу. На его длинном лице застыло угрюмое выражение.

Он как бы жил в нереальном мире, вывернутом наизнанку мире.

Как это могло случиться? Недавние события тянулись за ним наподобие кошмарного сна, начиная с того места, как он вошёл в кабинет Джулиуса Эндерби и внезапно погрузился в паутину убийств и роботехники.

Господи! А ведь прошло только двое суток.

Он упорно искал разгадку в Космотауне. Дважды обвинил в убийстве Р. Дэниела: в первый раз как человека, подделывающегося под робота; во второй – как несомненного робота; и дважды его обвинение рассыпалось в прах.

Теперь он вынужден отступать. Хочет он этого или не хочет, ему придётся заняться Нью-Йорком. С прошлой ночи он не может отважиться на это. Его мозг осаждают недвусмысленные вопросы, но он отказывается их слышать, не в силах, наконец. Иначе придётся ответить на них, и тогда… О боже, как страшится он этих ответов!

– Лайдж! Лайдж! – Кто-то тряс его за плечо.

– В чём дело, Фил? – спросил Бейли очнувшись.

Филипп Норрис, детектив класса С-5, положил руки на колени и подался вперёд, вглядываясь в лицо Бейли.

– Цыплёнок! – сказал он. – Скоро его будут давать только по рецепту врача.

– Угощайся, – сказал невыразительно Бейли.

Приличия взяли верх, и Норрис ответил:

– Не стоит, я через минуту иду обедать. Ешь сам… Слушай, что у тебя за делишки с шефом? – спросил он нарочито небрежным тоном.

– Какие делишки?

– Не прикидывайся. Ты знаешь, о чём речь. С тех пор как он вернулся, ты словно поселился у него. В чём дело? Наклёвывается повышение?

Бейли нахмурился и почувствовал, как с упоминанием о служебных дрязгах к нему возвращается чувство реальности. У Норриса примерно такой же стаж, как у него, и не мудрено поэтому, что он ревностно следит за всякими признаками предпочтения, оказываемого начальством Бейли.

– Ты что, какое там повышение! – сказал Бейли. – Всё это ерунда. А что касается комиссара, то я бы с радостью уступил его тебе. Забирай, ради бога!

– Ты неверно меня понял, – сказал Норрис. – Пусть тебя повышают, мне всё равно. Но если у тебя с шефом дела на мази, почему бы не помочь мальчонке?

– Какому ещё мальчонке?

Ответа на это не потребовалось. Из-за какого-то укромного угла комнаты вышел, шаркая ногами, Винсент Бэррет, тот самый юноша, которого уволили ради Р. Сэмми. Он нервно мял в руке свою кепку, и на его скуластом лице появилось подобие улыбки.

– Здравствуйте, мистер Бейли.

– А, привет, Винс. Как дела?

– Неважно, мистер Бейли.

Он жадно оглядывался по сторонам.

«Конченый человек, – подумал Бейли, – живой труп… деклассированный».

Внезапно у него пронеслась гневная мысль (он с трудом сдержался, чтобы не выразить её вслух): «Что ему от меня-то нужно?»

– Мне очень жаль, малыш, – сказал он. Что он ещё мог сказать?

– Я всё же думаю… может, что подвернётся.

Норрис придвинулся к Бейли и сказал ему на ухо:

– Кто-то должен положить этому конец. Теперь собираются уволить Чень-ло.

– Что?

– Неужто не слышал?

– Нет. Чёрт побери, у него же С-3. Десять лет службы за спиной.

– Что верно, то верно. Но его работу может делать машина с ногами. Кто следующий?

Молодой Венс Бэррет не прислушивался к шёпоту. Погружённый в свои мысли он сказал:

– Мистер Бейли?

– Да, Венс?

– Знаете, что говорят? Говорят, Лирана Миллейн, танцовщица субэтерикса, совсем не человек, а робот.

– Глупости.

– Разве? Говорят, будто теперь таких научились делать, что не отличишь от человека: с какой-то особой пластической кожей, что ли.

Бейли вспомнил о Р. Дэниеле и не нашёлся, что ответить. Он покачал головой.

– Как вы думаете, – продолжал юноша, – никто не будет против, если я поброжу здесь? Как-никак я здесь когда-то работал.

– Конечно, нет, малыш.

Юноша ушёл. Бейли и Норрис проводили его взглядом.

– Пожалуй, медиевисты правы, – заметил Норрис.

– Значит, назад к Земле? Ты это имеешь в виду, Фил?

– Что ты! Я говорю о роботах. «Назад к Земле»… Ха! Будущее старушки Земли не имеет границ. Нам не нужны роботы, вот и все.

– Восемь миллиардов людей, а запасы урана иссякают, – проворчал Бейли.

– Вот тебе и «не имеет границ».

– Ну и что, что иссякают. Ввозить уран будем. Или откроем новые ядерные процессы. Человеческую мысль не остановишь, Лайдж. Нужно быть оптимистом и верить в наше серое вещество. Изобретательность – наше главное богатство, и её запасы не истощатся никогда, Лайдж. – Он разошёлся вовсю: – Во-первых, можно использовать солнечную энергию, а её хватит на миллиарды лет. В орбите Меркурия можно построить космические станции – аккумуляторы энергии. На Землю энергия будет передаваться направленным лучом.

Этот проект был не нов для Бейли. Учёные-теоретики носились с этой идеей уже по меньшей мере лет полтораста. Беда в том, что пока не удаётся послать такой плотный пучок энергии, чтобы он не рассеялся, пройдя расстояние в пятьдесят миллионов миль. Бейли так и сказал.

– Понадобится, сделаем и это, – возразил Норрис. – К чему напрасно трепать себе нервы?

Бейли представил себе Землю с неисчерпаемыми запасами энергии. Население сможет увеличиваться. Можно расширить дрожжевые фермы, интенсивно использовать гидропонику. Всё упирается только в энергию. Минеральное сырьё можно доставлять с необитаемых небесных тел Галактики. А если узким местом станет вода, её можно будет ввозить со спутников Юпитера. Чёрт возьми, можно заморозить и вытащить в космос океаны, и они будут кружить вокруг Земли, как маленькие ледяные луны. Всегда рядом, всегда под рукой, а дно океанов можно освоить и заселить. Даже запасы углерода и кислорода можно сохранить и увеличить за счёт метановой атмосферы Титана и замороженного кислорода со спутника Урана Умбриеля.

Население Земли может вырасти до одного или двух триллионов. Почему бы и нет? Было время, когда казалось трудным представить, что население достигнет, как нынче, восьми миллиардов. Было время, когда население даже в один миллиард казалось невообразимым. Каждое поколение с медиевальных времён имело своих пророков мальтузианского толка, и их пророчества никогда не сбывались.

Но что бы сказал на это Фастольф? Мир в триллион человек? Допустимо, только жизнь их будет зависеть от привозного воздуха, и воды, и от энергии, мудрёные хранилища которой расположены в пятидесяти миллионах миль отсюда. Как это страшно ненадёжно. Земля постоянно будет на волосок от полной катастрофы при малейшем нарушении работы любой части галактического механизма.

– Мне лично кажется, что проще вывезти излишек населения, – сказал Бейли. Это был скорее ответ на картину, которую он вообразил себе, чем на то, что говорил Норрис.

– Да кто нас возьмёт? – беспечно, но с горечью сказал Норрис.

Норрис поднялся, похлопал Бейли по плечу:

– Лайдж, съешь своего цыплёнка и приходи в норму. Не иначе, как ты глотал наркотики. – И он ушёл, посмеиваясь.

Бейли смотрел ему вслед, скривив рот в невесёлой усмешке. Норрис раструбит об этом повсюду, и их отдельские остряки (а они есть в каждом учреждении) ещё нескоро оставят его в покое. Тем не менее он был рад, что Норрис перестал трубить о Винсе, о роботах и деклассировании.

Бейли вздохнул и ковырнул вилкой холодного, вязкого цыплёнка.

Бейли доел свой рулет, и только тогда Р. Дэниел встал из-за стола, который ему выделили ещё утром, и подошёл к нему.

Бейли неприязненно взглянул на него:

– Ну что?

– Комиссар отсутствует, и никто не знает, когда он вернётся. Я предупредил Р. Сэмми, что мы хотим воспользоваться кабинетом комиссара и что, кроме комиссара, он не должен впускать никого.

– Зачем нам понадобится кабинет?

– Чтобы никто не мешал. Вы ведь не станете отрицать, что нам надо обдумать следующий шаг. Я полагаю, вы не намерены прекратить расследование, Илайдж?

Именно это и было сокровенным желанием Бейли, в чём, разумеется, признаться он не мог. Он молча поднялся со стула и прошёл в кабинет Эндерби.

– Ну, Дэниел, так в чём дело? – спросил Бейли.

– Партнёр Илайдж, – начал робот, – с прошлой ночи вы сам не свой. В вашем психоизлучении произошёл заметный сдвиг.

Ужасная догадка промелькнула в голове у Бейли.

– Вы – телепат? – воскликнул он.

Если бы не все эти треволнения, он бы и мысли такой не допустил.

– Нет, разумеется, нет, – ответил Р. Дэниел.

– Тогда какого дьявола вы толкуете о моём психоизлучении? – немного успокоился Бейли.

– Я употребил данное выражение, чтобы описать какое-то ощущение, которое вы скрываете от меня.

– Какое ощущение?

– Это трудно объяснить. Илайдж. Если вы помните, первоначально я был предназначен для изучения психологии человека.

– Да, да, конечно. И вас потом превратили в детектива, снабдив пресловутым контуром справедливости. – Бейли и не старался скрыть свой сарказм.

– Совершенно верно, Илайдж. Однако моё первоначальное назначение осталось в силе. Меня создали для проведения цереброанализа.

– Для анализа биотоков мозга?

– Вот именно. При наличии соответствующего приёмного устройства цереброанализ можно проводить на расстоянии, не прибегая к помощи электродных контактов. Мой мозг и является таким приёмником. Разве на Земле не применяется этот метод?

Бейли не знал, что ответить, поэтому игнорировал этот вопрос.

– Что вы узнаете, измеряя биотоки мозга? – поинтересовался он с опаской.

– Конечно, не мысли, Илайдж. Я получаю представление об эмоциях и, главным образом, анализирую темперамент человека, его скрытые побуждения. Так мною было установлено, что комиссар Эндерби был не в состоянии убить человека при тех обстоятельствах, которые преобладали в момент совершения преступления.

– И с него сняли подозрение только на основании ваших выводов?

– Да. Потому что они достаточно достоверны. Я ведь очень точная машина.

Ещё одна мысль поразила Бейли.

– Постойте! – воскликнул он. – Значит, комиссар и не подозревал, что его подвергают цереброанализу?

– Мы не хотели задевать его чувств.

– То есть вы просто стояли и смотрели на него. Никакой аппаратуры, никаких электродов: ни самописцев, ни графиков.

– Конечно, нет. Я обхожусь без них.

От злости и досады Бейли до боли закусил нижнюю губу. Рухнула его надежда нанести космонитам решающий удар.

Сначала Р. Дэниел заявил, что комиссара подвергли цереброанализу, а часом позже сам комиссар начисто и как будто вполне искренне отрицал это, сказав, что не знает даже, о чём идёт речь. Но если бы с человека, которого подозревают в убийстве, снимали энцефалограмму, да ещё с электродами и графиками, он получил бы полное представление о том, что такое цереброанализ.

От противоречия, которое сразу же подметил Бейли, не осталось и следа. Комиссар подвергся цереброанализу, и не догадываясь о нём. Значит, и робот и комиссар говорили правду.

– Ну, так что вы узнали обо мне? – не очень деликатно обратился к роботу Бейли.

– Вы обеспокоены.

– Потрясающее открытие, не правда ли? Ещё бы мне не беспокоиться.

– Точнее, беспокойство вызвано столкновением ваших внутренних побуждений. С одной стороны, преданность долгу призывает вас тщательно расследовать заговор землян, преследовавших нас прошлой ночью. Не менее сильное побуждение толкает вас в противоположном направлении. Именно это мне и удалось прочесть в биотоках ваших мозговых клеток.

– К дьяволу мои клетки! – возмутился Бейли. – Я вам скажу, почему нет смысла заниматься этим вашим так называемом заговором. Он не имеет никакого отношения к убийству. Признаться, раньше я думал, что имеет. Вчера в столовой мне показалось, что нам грозит опасность. Но чем это кончилось? Они нас преследовали, мы скрылись, и делу конец. Хорошо организованные и отчаянные люди так себя не ведут.

Мой сын без труда разыскал нас, позвонив в управление. Причём он даже не назвал себя. То же самое могли сделать и наши уважаемые заговорщики, пожелай они только расправиться с нами.

– По-вашему, они этого не хотят?

– Конечно, нет. Они могли использовать беспорядки у магазина, а вместо этого покорно уступили приказу человека с бластером в руках. Не человеку – роботу, который – и они это хорошо знают – никогда не пустит в ход оружие против людей. Все они – медиевисты, безобидные, малость свихнувшиеся люди. Вы могли этого не знать, но как я опростоволосился? Дело в том, что из-за всей этой кутерьмы я стал рассуждать как… сентиментальный дурак. Поверьте, я знаю, что это за люди: мягкие, мечтательные, которым не по душе нынешний образ жизни. Они ищут спасения в идеальном мире прошлого, который они создали в своём воображении. Если бы могли подвергнуть своему анализу все это движение, как вы это делаете с остальными людьми, то сразу бы убедились, что они не более способны на убийство, чем сам Джулиус Эндерби.

– Я не могу поверить вам на слово, – медленно сказал Р. Дэниел.

– То есть как это?

– Вы слишком изменили свою точку зрения. Кроме того, в ней есть определённые несоответствия. Вы договорились о встрече с доктором Джерригелом задолго до того, как мы оказались в столовой. В то время вы ничего не знали о моём пищевом мешке, и потому не могли подозревать меня в убийстве. С какой целью тогда вы вызвали доктора Джерригела?

– Я подозревал вас уже тогда.

– А прошлой ночью вы разговаривали во сне.

– Что я говорил? – широко раскрыл глаза Бейли.

– Одно слово – «Джесси», которое вы повторили несколько раз. Я полагаю, вы имели ввиду свою жену.

Бейли расслабился и проговорил неуверенно:

– Мне приснился кошмар. Вы знаете, что это такое?

– Не по личному опыту, разумеется. Словарь определяет это, как неприятное сновидение. Сущность последнего я также знаю по словарю. Это – иллюзия реальности, которую вы испытываете при временном выключении сознания, что называется у вас сном.

– Ладно. Идёт. Пусть иллюзия. Только иногда эти иллюзии чертовски похожи на жизнь. Ну так вот, мне приснилось, что моя жена оказалась в опасности. Людям часто видятся во сне подобные вещи. Я звал её. Это тоже случается при определённых обстоятельствах. Можете мне поверить.

– Я охотно вам верю. В связи с этим у меня есть вопрос. Как Джесси узнала, что я робот?

Лоб Бейли снова покрылся капельками пота.

– Опять одно и то же. По слухам, которые…

– Простите, партнёр Илайдж, но в городе нет слухов. Если бы они были, весь город сегодня охватило бы волнение. Я проверил все поступившие в управление рапорты: в городе спокойно. Никаких слухов не существует. Поэтому каким образом узнала ваша жена?

– Чёрт возьми! Куда вы клоните? Уж не думаете ли вы, что моя жена является членом…

Бейли судорожно сжал руки.

– Ничего подобного, и давайте забудем об этом.

– Это на вас не похоже, Илайдж. Выполняйте свой долг. Вы дважды обвинили меня в убийстве.

– А теперь вы хотите со мной расквитаться?

– Я не совсем понимаю, что вы хотите этим сказать. Я, разумеется, одобряю вашу готовность подозревать меня. У вас было это основание. Вы ошибались, но могли и не ошибаться. Сейчас имеются столь же веские причины подозревать вашу жену.

– В убийстве? Вы сошли с ума, Джесси пальцем никого не тронет. Она бы ни что не решилась выйти из города. Она никогда… Чёрт побери, да будь вы сделаны из плоти и крови, я бы…

– Я лишь говорю, что она участник заговора. Я говорю, что её следует допросить.

– Нет, клянусь вашей жизнью! Нет, клянусь тем, что вы называете своей жизнью! Теперь слушайте меня. Медиевисты не жаждут нашей крови. Это не в их духе. Они просто хотят выжить вас из города. Это точно. И для этого они повели психическую атаку. Они стараются доставить нам обоим как можно больше неприятностей. Они стараются как можно больше досадить вам, да и мне, раз я с вами. Они могли без труда узнать, что Джесси – моя жена. Их следующий ход – как-то сообщить ей о вас. Джесси такая же, как все люди. Она не любит роботов. Она не хочет, чтобы я имел дело с роботом, тем более, если ей кажется, что это опасно. А уж опасность они ей, конечно, расписали. И это, представьте, подействовало. Всю ночь Джесси меня умоляла бросить расследование и как-нибудь выдворить вас из города.

– По-видимому, – сказал Р. Дэниел, – вы испытываете сильное желание избавить жену от допроса. Я подозреваю, что вы сами не очень верите в то, что только что пытались мне объяснить.

– Не забывайтесь, чёрт вас возьми! – пришёл в ярость Бейли. – Вы не детектив. Вы – машина для цереброанализа, вроде тех, что стоят у нас в лаборатории. Вы – машина, хоть у вас есть руки и ноги и вы умеете говорить. А та цепь, которую в вас всадили, ни черта не значит. Всё равно вы не детектив, а потому помалкивайте и предоставьте делать выводы мне.

– Мне кажется, будет лучше, если вы немного понизите голос, – спокойно произнёс Р. Дэниел. – Пусть по-вашему я не детектив, тем не менее я бы хотел обратить ваше внимание на одну небольшую деталь.

– Меня это нисколько не интересует.

– И всё же прошу меня выслушать. Если я ошибусь, вы меня поправите, и от этого никто не пострадает. Дело в следующем. Вчера вечером вы вышли из комнаты, чтобы позвонить Джесси. Я предложил тогда поручить вашему сыну. Вы мне сказали, что, по вашим обычаям, отец никогда не станет подвергать своего сына опасности. Может ли позволить себе это мать?

– Конечно, нет… – начал было Бейли и осёкся.

– Вы меня поняли, – сказал Р. Дэниел. – Если бы Джесси хотела предупредить вас о грозящей опасности, она бы сделала это сама, а не рисковала жизнью сына. Тот факт, что она всё-таки послала Бентли, может означать лишь одно: она боялась за себя, но была уверена в полной безопасности сына. Если бы в заговоре состояли люди, незнакомые Джесси, она бы за себя не опасалась, во всяком случае, у неё не было бы причин для опасений. С другой стороны, будучи членом заговорщической группы, она могла знать, Илайдж, что за ней станут следить и узнают её, тогда как Бентли может не обратить на себя внимания.

– Постойте, – сказал Бейли упавшим голосом, – вы хорошо рассуждаете, но…

Бешено замелькавший сигнал на столе комиссара не дал ему закончить свою мысль. Р. Дэниел ждал, что Бейли ответит, но тот лишь беспомощно уставился на сигнал. Р. Дэниел соединил контакт сам.

– В чём дело? – спросил робот.

Громкий, с хрипотцой голос Р. Сэмми ответил:

– Здесь какая-то дама желает поговорить с Лайджем. Я ей сказал, что он занят, но она не хочет уходить. Она говорит, что её имя Джесси.

– Пропустите её, – спокойно сказал Р. Дэниел, и его бесстрастные карие глаза встретились с паническим взглядом Бейли.


12. Мнение эксперта | Стальные пещеры (пер. Ф.Розенталь) | 14. Власть времени