home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



24 марта, суббота, вечер. Округ Юма, Аризона, США.

— Короче, хефе, они хотят по двести долларов за бочку в двадцать галлонов. Это двойная цена, даже если считать стоимость самой бочки! — заявил Пабло. — И триста они хотят за дизельное топливо. Это неприемлемо.

Они все же скатались с Майком на топливный склад и сумели поговорить с засевшими там людьми. Компания оказалась вроде нас — бывшие сотрудники с семьями, вооруженные кто чем горазд. Не думаю, что такие долго продержатся. Максимум до тех пор, пока у банды из трейлерного парка не опустеют баки. Тогда они заявятся предъявить права на склад.

— И что? — сделал я вид, что не понял честного американского возмущения. — Странно, что они вообще деньги просят. Было бы хуже, если бы начали просить патроны или оружие. Или еду. А ведь до этого дойдет через пару дней. Поехали.

— Куда? — не понял задумавшийся было Майк.

— К ним. Покупать топливо за любые деньги, пока они достаточно глупы, чтобы его продавать. Вперед.

Чтобы не давать возможности спорить, я просто вскочил на ноги с сетчатого рулона, на котором сидел, и направился к своему фургону, мысленно прикидывая, сколько у меня оставалось денег. Денег хватало, и в мозгу назойливо вертелась идея, что надо как можно быстрее обменять их все на что-то полезное. Гораздо хуже будет, если я к старту своего Анабазиса останусь с никому не нужными бумажками на руках.

— Пабло! Ты со мной? — тихо спросил я, проходя мимо нашего многодетного отца. — Я финансирую покупку.

— Если финансируете, то я с вами. — улыбнулся тот, и взял один из СКС.

— Ну и пошли. — кивнул я, указывая на правое сиденье в фургоне.

— Лучше взять большой грузовик, чтобы один заехал на нем в склад, а еще двое или трое прикрывали его с улицы. — сказал Джефф. — И давайте деньги заранее отсчитаем.

Я остановился. Действительно, а что это мы, все вместе в склад полезем? Времена высокой доверительности отношений миновали, надо быть осторожным. Действительно, а зачем нам тогда большой «исудзу»? Наверное, для того, чтобы делать мед. Или возить тяжелые грузы.

Я быстро отсчитал две тысячи долларов, оставшись с несколькими сотнями, которые все же решил придержать, мало ли что? Почти полторы выделил Майк, который тоже успел пообщаться с банкоматами, и восемьсот добавил Джефф. Выходило почти двадцать бочек и почти две тонны груза. Как раз для «исудзу», мой фургон рассчитан на семьсот пятьдесят килограмм груза.

В общем, решение пришло сразу. В грузовик за руль уселся Паблито, которому отдали все деньги, у которого отобрали карабин, и которому я выдал дробовик. СКС перешел к Алехандро, который на пару с братом оставался на охране и обороне вверенного объекта, то есть склада. Мы же втроем, Джефф, Майк и я, загрузились в «Бронко» Джеффа. Ворота распахнулись, и мы выехали на улицу.

Было все так же пусто. Ни одной машины на улице, лишь в отдалении топтался на месте одинокий мертвяк. Но нам не в его сторону, а противоположную, так что пусть себе топчется. «Бронко» пошел впереди, а неуклюжий крытый грузовик покатил следом, громко фырча дизелем.

— Смотри. — вдруг сказал Джефф, указав рукой вперед сквозь лобовое стекло.

— Зараза… — выругался я.

На перекрестке Лос-Анджелес и Уильямс стояли несколько машин, в основном внедорожников и пикапов, вокруг которых собралась изрядная куча людей, преимущественно мужчин. Все были вооружены, и странного по нынешним временам не было ничего, но среди машин красовался синий пикап "Шевроле Сильверадо". И лопнуть мне на месте, если это был не тот же самый пикап, который обогнал нас на шоссе. Банда из трейлерного парка вошла в город. В поисках добычи или развлечений.

— Давай направо, попробуем проехать по Маунтин Вью, а оттуда свернем на Двадцать шестую. — сказал я. — Объедем их по большому кругу.

— Разумно. — кивнул Джефф, поворачивая руль.

«Бронко» качнулся на длинноходной подвеске и ввалился в поворот. Я оглянулся. Грузовик катил следом, как привязанный. Мне хорошо было видно лицо Паблито, сидящего за рулем, и вид у него был весьма напряженный. Похоже, что тоже понял, кого занесло в Уэлтон. Интересно, куда они двинут сначала? На их месте в первую очередь я бы попытался захватить тот самый склад, куда мы направляемся. А уж потом планировал все остальное. Хорошо было бы мне ошибиться.

Дорога втиснулась мимо обшитых сайдингом белых домов, чахлых живых изгородей и маленьких газонов, увела нас за окраину городка, повлекла вдоль его границы мимо вспаханных прямоугольников полей, из-под колес рыжим дымом повалила пыль. Обычно этой дорогой пользуются редко, вот и наметает на нее из пустыни. Несколько перекрестков, затем поворот налево, снова в город. Опять мы выскочили на широкую Лос-Анджелес — в прошлом кусок старой дороги номер 80, что шла через весь юго-запад Америки, а теперь поглощенной хайвэем номер восемь.

— Они еще там. — сказал Майк, сидящий на заднем сидении.

Действительно, машины банды «трейлерщиков», как я мысленно прозвал собравшуюся в стаю шваль, так и стояли на главном перекрестке Уэлтона, словно ждали чего-то. Нам вслед смотрели, но никаких враждебных действий не предпринимали. Ну и не надо пока ничего предпринимать. У нас дела есть, которые доделать надо.

Толпа «трейлерщиков» исчезла за изгибом дороги, а слева показался длинный сетчатый забор, огораживающий просторную пыльную территорию топливного склада. Огромное здание склада, в середине территории большие резервуары с топливом, как раз такие, как в "Белом солнце пустыни", только товарища Сухова с пулеметом наверху не хватает. У дальнего забора, примыкающего к железной дороге, вытянулись ряды контейнеров со всякой всячиной, цистерны, заправщики, что-то еще.

Здесь могут дать в аренду передвижную заправку, сделанную в виде двадцати или сорокафутового контейнера, могут наполнить прицеп-цистерну, или даже дать такой в аренду, а то и вовсе продать. Здесь можно купить металлические или пластиковые бочки для топлива, насосы, быстрые электрические или медленные ручные, качающие литров по двадцать в минуту, и так далее. Фермеры, маленькие аэродромы, обладатели автономной домашней энергетики — вот те люди, для кого работают такие полу-склады, полу-заправки. Ну и хотелось бы, чтобы они сейчас поработали для нас.

Ворота на территорию были закрыты, но надежными не выглядели. Любым грузовичком их можно вывалить без всяких проблем. Склад построен широко, к тому противопожарные нормы обязывают, но забор вокруг тоже хлипкий, не защита. Чтобы такой нормально охранять, надо или много людей, или контролировать всю прилегающую территорию. А тут… если о масштабах говорить, то сюда даже железнодорожная ветка заходит, метров четыреста в длину территория и не меньше двухсот в ширину. Подозреваю, что здесь и тепловозы заправляют, или что там с ними положено делать? Они же на солярке, верно? Да и саму горючку сюда железной дорогой везут, как еще?

Когда мы остановились перед воротами, Паблито позвонил кому-то по мобильному телефону. Пару минут они о чем-то говорили, затем он махнул мне рукой через лобовое стекло: ждем, мол. Ну ждем, так ждем, лишь бы недолго. Не нравится мне толпа «трейлерщиков» неподалеку. Быстро обежал взглядом свое оружие — все ли в порядке?

Мертвяков в окрестностях видно не было, но тут обычно и живых в хороший день не увидишь. Это уже даже и не окраина деревни, а чисто поле, к тому же промзона. В общем, пустота — норма жизни.

Вскоре из-за большого, далеко отстоящего от ворот пакгауза появился старенький белый пикап «додж», в кузове которого стояли двое с дробовиками. Поднимая шлейф зависающей в воздухе мелкой пыли, машина приблизилась к воротам, остановилась. Из кабины выбрался невысокий пузатый мужичок с усами "а ля Панчо Вилья", в бейсболке и клетчатой рубашке, с пистолетом на поясе, помахавший рукой Паблито и начавший сноровисто разматывать цепь с замком.

Запустили нас без проблем, Панчо обо всем договорился. Идею оставить машину с боевым охранением на улице мы отмели сразу — вспомнилось соседство «трейлерщиков». Лучше не разделяться нам теперь. Поэтому мы пристроились в хвост пикапу и покатили за ним, собирая пыль ветровым стеклом. И вскоре завернули в проулок между большим складским ангаром и длинным рядом контейнеров-хранилищ для дизельного топлива, от которых этим самым топливом ощутимо пованивало.

Остановись, выбрались из машин, дружно захлопав дверями. Карабин у меня так и висел на груди стволом вниз, секунды достаточно сбросить предохранитель и открыть огонь. Даже перчатки свои мотоциклетные со щитками снимать не стал, хоть и жарко в них. Вспомнились мне щелкающие возле самых рук собачьи челюсти, вот и взялся защиту улучшать. Благо, держать оружие они не мешают.

Джефф тоже настороже, оружие далеко не убирает, и сразу же отошел в сторонку, чтобы нам под одну очередь не попасть, случись кому наши машины понадобятся. Майка мы откомандировали вместе с Паблито торговаться.

Однако ничего плохого не произошло. Усач, похожий на героя мексиканской революции, быстро обо всем договорился, принял и пересчитал деньги, пробежал глазами по протянутому ему списку, покивав головой, после чего его приятели, мирно отложив дробовики, взялись за погрузку товара в наш «исудзу». Через открытые ворота склада мне было видно, что тут есть еще люди, причем не только мужчины. А со склада даже детские голоса доносились. Похоже, что здесь люди поступили так же, как и мы, укрывшись все вместе на работе. Но есть одна разница: наш склад сто лет никому не нужен, там кроме полимерной сетки с ячейками странной формы ничего нет. И она никому не нужна. А вот горючее… Это как самый большой приз во всем округе. Для самого наглого. Ох, придут к ним сюда, обязательно придут.

Посмотрев, как отобрали для меня несколько двадцатигаллонных пластиковых танков на колесиках с бензином и дизельным топливом (а генератор?), приложили к ним заправочный шланг и простенькую ручную помпу, я успокоился, и решил немного прогуляться, а заодно и оглядеться. Так, на всякий случай, потому что к своему удивлению я не увидел никаких часовых или наблюдателей, выставленных обитателями склада. Странная беспечность.

Обогнул склад, и оказался на длинной железнодорожной платформе, скорее даже на погрузочном пандусе, тянущемся вперед сотни на три метров. Вагонов не было, за сверкающими отполированной сталью рельсами росли редкие пыльные кусты, а дальше возвышался слегка покосившийся сетчатый забор, за которым до самой железнодорожной насыпи тянулась полоса красноватого песка, редко поросшего кустарником.

А вот нечто за насыпью привлекло мое внимание. Привлекло настолько, что я бросился к пожарной лестнице и шустро полез по ней на крышу склада. В полях, тянущихся за железной дорогой, пылили машины. С десяток, не меньше. И ехали они как раз со стороны трейлерного парка, того самого, где организовалась банда. Если она, конечно, лишь в одном парке образовалась. Сколько там бандитов, в десяти машинах? Не меньше полусотни наверняка. Мы им не конкуренты. А ведь еще полсотни крутилось на перекрестке Лос-Анджелес и Уильямс. Их считать?

Я чуть не скатился вниз по лестнице, так, что ступеньки гудели под ботинками, проклиная отсутствие как радиосвязи, так и бинокля. Почему не сообразил купить пару самых простых туристических «уоки-токи» и хотя бы самый дешевый китайский бинокль? Вот дебил…

Спустился на землю, и почти нос в нос столкнулся с сильно обеспокоенным Джеффом, бегущим мне навстречу.

— По Лос-Анджелес в нашу сторону едет вся банда! — крикнул он, показывая рукой себе за спину.

Я ввернул ему этот жест в зеркальном исполнении, сказав:

— Со стороны железки тоже едут.

— Проклятье… — выругался он. — Вот чего они ждали! С двух сторон обошли.

— Что с погрузкой?

— Почти закончили.

Мы бегом бросились к машинам. Паблито действительно закрывал заднюю дверь грузовика, а Майк со своим «мини-14» крутился рядом с обеспокоенным видом.

— Что там? — крикнул он нам, едва мы подбежали.

— Тоже бандиты. — ответил Джефф.

«Складские» тоже засуетились. Люди с оружием выбегали на улицу, многие лезли на крышу ангара.

— Все взяли? — спросил я у Паблито.

— По списку. — кивнул он. — Что делать?

Я огляделся. Банда, едущая с тыла, перебраться через железную дорогу не сможет. Не пройдут там машины. Значит, основная атака будет все же с фронта, со стороны Лос-Анджелес, через главные ворота. А с тыла их будут поддерживать огнем, не давая маневрировать защитникам, потому что с той стороны простреливается несколько ключевых проходов. Короче, у защитников шансов нет. Никаких.

— Так, Паблито, загони грузовик в проезд между вон теми цистернами, и контейнерами. Понял?

Я указал ему рукой на достаточно укромный проезд, вытянувшийся параллельно железной дороге.

— А не рванет, если стрелять начнут? — удивился он.

— Там дизельное топливо, так просто не загорится. — успокоил его я. — Мотор не глуши, без команды никуда не трогайся. Звони на склад… у тебя мальчишки машины водят?

— Обижаете, хефе. — усмехнулся Пабло. — В Сан-Луисе угон машин — главный спорт малолеток. Куда им гнать машины, короче?

— Пусть хватают мой фургон и «Шеви» Майка, и едут строго на север, до Джила-ривер. Переезжают через мост, и катят дальше, пока не упрутся в скалы. Вдоль скал идет грунтовка, справа будут поля. Пусть едут до тех пор, пока не доедут до реки. Там дорога пойдет прямо по берегу. Им надо доехать до крутого поворота, до места, где она свернет на юг. И повернуть прямо в пустыню, на север. Там можно укрыться между двумя рядами скал, недалеко до воды и там мы их найдем.

Паблито безошибочно повторил маршрут, затем бросился в машину. Грузовик, чуть осевший на задний мост от принятого груза, рыкнул дизелем и неуклюже заполз в проулок. И следом за ним Джефф загнал свой «Бронко», после чего вернулся к нам, присевшим за бетонной платформой.

— Что думаете делать? — спросил Майк.

— А здесь нечего думать. — ответил я. — Надо дать банде втянуться в драку, ворваться через ворота, а затем рвануть вон туда, вдоль платформы, она прикроет все уязвимое, сломать забор, благо он на ладан дышит, и выбраться в объезд складов на Старую Восьмидесятую, а с нее на Двадцать восьмую Южную. И двинем в горы.

При этом мне вспомнилось название старого советского фильма "Алитет уходит в горы", хоть я уже и не помнил, кто такой Алитет, что за горы и за каким чертом он в них пошел. За спичками? Нет, за спичками Невинный с Леоновым ходили совсем в другое место.

— Разумно. — кивнул Джефф после паузы. — Если и отобьемся, то с большими потерями, бандитов около сотни. Позиция плохая, к тому же бензин вокруг. Так и будем действовать.

К нам подбежал "Панчо Вилья" с дробовиком, присел рядом на колено, спросил:

— Поможете?

— Попытаемся, по крайней мере. — ответил Джефф. — А там видно будет.

Я бы примерно так и ответил. Надеюсь, «складские» не рассчитывают на то, что бы здесь насмерть встанем на защиту их имущества? Топливо ведь они нам не на халяву отгрузили, а по двойной цене. А теперь что, добровольцев ищут?

Не слишком обнадеженный ответом «Панчо» убежал обратно. Да и хрен с ним, жуком усатым, раньше надо было думать, а не выгодную торговлишку открывать. Позвал бы еще людей, и сидели бы сейчас на ресурсе крепко. А так, с одними дробовиками и пестиками против банды… Вот пускай и отбиваются, жлобы.

Мысль о том, что мы за свои же собственные деньги можем здесь угодить под раздачу, откровенно меня злила, причем больше на обитателей склада, чем на банду «трейлерщиков». Банда что? Она сюда так и так прийти должна была, это как на погоду жаловаться.

Звук моторов с севера слышался уже без всякого напряжения. Я приподнялся над бетонной полосой платформы, глянул в ту сторону. Машины они бросили сразу за насыпью, а теперь сами перебегали с места на место, занимая позиции. А не до хрена ли им будет так вот, без помех и проблем, занимать места в партере? Не перетопчутся ли?

И чтобы внести оживление в процесс, а заодно нарушить очередность их планов, я прицелился в одного из бандитов, располагающегося за рельсом, и нажал на спуск. Треснул выстрел, голова бандита дернулась, и он ткнулся лбом в насыпь. А я перенес огонь на второго, и тоже попал, в грудь, как минимум дважды — тот вообще не успел сообразить, что драка уже началась.

Рядом захлопали винтовки Майка и Джеффа, на насыпи поднялись фонтанчики пыли, затем целая цепочка дульных вспышек метнулась по вражеской шеренге, а платформа перед нами во многих местах сыпанула искрами и бетонной крошкой, заставив нас нырнуть под нее.

Пальба усилилась как ливень под ветром. Грохотало и спереди, и сзади. Понимая, что подняться над перроном нам больше не дадут, я на четвереньках бросился в противоположную сторону, старясь забраться за ряд складских контейнеров. И успел к самому началу представления.

«Трейлерщики» решили не ждать особых приглашений, а вывалили ворота и рванули прямо на машинах в сторону склада. Расстояние тут всего сто метров с небольшим, машине на скорости проскочить — всего несколько секунд требуется. Что «трейлерщики» и исполнили. Вломившись колонной из десятка машин в ворота, они лишь прибавили скорости и рванули на нас. Впереди летел белый "Додж Рэм" с шевелящимся зомби, распятым на решетке «кенгурятника». Люди с винтовками торчали из всех окон, стреляли из кузова, пристроив оружие на дугу с прожекторами. Следом за «доджем» несся уже знакомый синий «Сильверадо», тоже плюющийся свинцом во все стороны.

Отчаянные ребята оказались, или командир у них толковый. «Складские» растерялись сразу. Дробовики ударили уже в тот момент, когда грузовики «трейлерщиков» оказались возле склада и резервуаров. И в этот момент я осознал, что нас могут запросто отсечь от путей бегства. Сейчас они будут здесь, и мы, вольно или невольно, влезем в драку.

Джефф сообразил быстрее. Он схватил Майка за плечо, дернув его за собой, махнул мне рукой и побежал к машинам. Я рванулся было следом, но автоматная очередь прошла прямо перед носом, угодив в бетон платформы и заставив меня со злобной матерщиной запрыгнуть за контейнер. Огляделся, но другого маршрута отхода не увидел. За спиной у склада стрельба шла во всю ширь, грохот выстрелов глушил все на свете. Я рывком было выглянул за угол, и вынужден был спрятаться немедленно — по мне ударили из двух стволом с расстояния чуть ли не в пару метров. Двое, наведя оружие на угол, крались в моем направлении.

Гадство, гранату бы! А где взять? А нету! Сейчас еще сзади обойдут, и хана. Спасли Джефф с Майком. Высунувшись разом из-за бетонного основания цистерны с дизельным топливом, они открыли пальбу по тем двоим, что были за поворотом. Мне даже показалось, что я услышал, как пули попали в тела. Что-то упало, кто-то захрипел тяжко, задыхаясь. Я снова выглянул и увидел два тела в пыли. Один из них еще сучил ногами, расковыривая красную землю каблуками солдатских ботинок.

— Бегом сюда! — заорал Майк.

Но взгляд мой уже зафиксировался на лежащем в пыли автомате. Одним скачком я очутился возле него, дернул за ремень, набрасывая оружие себе на шею, а затем, большим пальцем выкидывая нож, схватил за грудь надетую прямо на голое тело подвесную на убитом. Двумя резкими движениями, подсовывая зазубренное, острое как бритва лезвие под нейлоновые ремни жилета, взрезал ее и рывком сдернул. После чего изо всех сил побежал к злобно смотрящим на меня товарищам.

Но ничего не случилось. Я рывком пересек метров пятнадцать открытого пространства, сиганул на правое сиденье грузовика, свалив трофеи на пол, и высунулся с карабином в окно, готовясь открыть огонь по каждому, кто хотел бы нам помешать. «Исудзу» взревел дизелем и бодро покатил вперед, поджимаемый сзади зеленым «Бронко». Когда ряд цистерн закончился, по нам открыли огонь с железнодорожной насыпи, заставив пригнуться. Мне хорошо было видно, как пули выбивали искры из сетчатой ограды, три или четыре раза они ударили по кабине грузовика, а одна даже пробила лобовое стекло изнутри, пролетев через кабину. Еще больше пуль стучали по кузову, но это было не страшно, баки с топливом стояли на его полу и размещались низко, бетонная платформа их закрывала.

Хуже было, когда пуля все же выбила заднее стекло кабины, обрушив нам на головы и спины град мелких осколков, засыпавших к тому же всю кабину. Паблито лишь выругался, но продолжал уверенно рулить. Платформа закончилась, но и мы оторвались от стрелявших по нам бандитов, особой меткостью не блиставших. Машина, чуть накренившись, обогнула конец ветки и углом бампера ударила в забор, в самый стык двух секций. Я зажмурился, ожидая удара, но все вылилось лишь в звенящий звук. Затем колеса грузовика прокатились по упавшей секции забора, машина пару раз слегка подпрыгнула, а затем из-под колес поднялся столб рыжей пыли, укрывшей нас дымовой завесой.

Я высунулся почти по пояс в окно, посмотрев на «Бронко», который просто тонул в пыли, но затем понял, что стрельба по нам прекратилась. Да и куда теперь стрелять? Дизель победно ревел, «исудзу» несся вдоль забора склада строительных материалов, раскачиваясь своим тяжелым телом на кочках как корабль на волне.

— Как забор кончится — сразу направо! — крикнул я, стараясь переорать дизель, да и вообще от возбуждения.

— Я понял! — так же проорал в ответ Паблито, что и сделал. Снова неслабый крен налево, даже занос, и машина рванула к виднеющемуся неподалеку шоссе.

Справа замелькали сараи, свалка строительного мусора, кустарник, затем мы неслабо подпрыгнули, так, что я чуть не влепился головой в потолок кабины, и машина выбралась на асфальт. Гадство! Нацелившись прямо нам в борт, на нас несся большой серебристый «Экспедишн», из окна которого и из люка торчали вооруженный люди.

— Стой! — заорал я как бешеный и грузовик, прочертив черные полосы на асфальте. встал как вкопанный.

Убегать бесполезно, зато можно драться. Они этого не ждут, они уже в погоню кинулись, это совсем другой азарт. И я открыл беглый огонь из карабина, стараясь попадать в лобовое стекло быстро приближающегося автомобиля. Услышал, что справа из «Бронко» тоже заколотила винтовка. Лобовое стекло большого внедорожника быстро начало покрываться белыми точками, он завилял и вдруг с заносом сорвался с дороги в кювет, глубоко провалившись на правое переднее колесо и подняв огромный фонтан песка.

— Гони! — заорал я, перекидывая опустевший магазин на полный, и продолжая уже на ходу обстреливать замершую машину противника.

«Исудзу» снова тяжело взял с места, но затем быстро разогнался. Мы проскочили пару сот метров по шоссе, после чего свернули на узкую бетонку, ведущую через поле, местами засыпанную пылью. Нас не преследовали, лишь сзади доносилась интенсивная стрельба — бой на складе шел в полную силу. И судя по соотношению сил и вооружению сторон, «складским» уцелеть в этой разборке не светило — «трейлерные» по-любому подгребали склад под себя. А еще превращались в доминирующую силу в округе, насколько мне стало ясно. Национальной гвардии в этих местах я так и не видел, а милиция из Койотовой Купальни намного малочисленней «трейлерных», да и хуже организована. То, как они рванули через ворота прямо на машинахЈ вызывает уважение. Неожиданный ход гарантировал им победу. Есть мозги у главарей. Если они будут так же действовать в Койотовой Купальне — ополченцы не удержатся, скорее всего.

Паблито достал из кармана мобильный телефон, набрал какой-то номер из памяти. Задал пару вопросов, затем повернулся ко мне:

— С мальчиками поговорил. Они уехали без приключений, уже почти на месте. «Шеви» и фургон в полном порядке.

— Ну и отлично. — кивнул я.

Так, а чем это я разжился? За каким таким трофеем башкой рисковал? Автомат оказался румынским «калашом», полноценным, автоматическим. Контрабанда из Мексики. Заглянул в ствол, оторвав кусочек белой бумаги от висящего на лобовом стекле блокнота. Нормально, ствол относительно свежий. Но, как угодно, а вооружаться им я не буду. Поэтому я молча отодвинул его Паблито, а заодно передал ему три запасных магазина, которыми были набиты «почи» подвесной. А ему как раз в самый раз будет, в компанию к двум СКС. Как жил там.

Ну, ладно, для Паблито сбегал. По крайней мере, вместо двух человек в их семье три вооружены. Больше оружия у них — меньше проблем и у меня. Тут арифметика простая.

Ехали недолго. До места нашего укрытия по прямой не больше десяти километров, ну а по местным полевым дорогам — пятнадцать. Не расстояние нас прикроет, а путаность путей и то, что дорог среди полей целая сеть. Куда мы поехали — поди разбери, куда угодно могли. Тут путей как у дурака фантиков.

Сначала впереди показалась узкая речка, текущая в заросшей кустарником низине. Мы пересекли ее по узкому мостику, а затем уперлись в удивительно ровный ряд почти непроходимых скал, тянущихся строго с запада на восток. Еще через пару километров в массив скал начнут вдаваться песчаные языки пустыни, после чего все так и пойдет — невероятная мешанина песчаных дюн и выветренных красных камней. Но нам пока туда не надо, не готовы мы еще.

После моста дорога свернула направо, превратившись в пыльную грунтовку. Слева замелькали скалы, справа же уныло потянулись поля долины Джила-ривер. Я подумал, что по такому пыльному облаку, что поднимается за нами, мы с нашего временного лагеря сможем засечь кого угодно, едущего в нашу сторону. А это хорошо.

Видать, Паблито подумал то же самое, потому что снова взялся за мобильный и предупредил сыновей, что это мы приближаемся. Правильно сделал, а то еще пальнут с перепугу. Пыль за нами столбом.

Вскоре к нам снова приблизилась река, быстро текущая в заросшей кустами низинке. Повиляв из стороны в сторону, повторяя очертания линии скал и реки, дорога высочила к огромному одинокому камню, торчащему из песка, и перед ним круто свернула направо, поднявшись на мостик и дальше затерявшись в полях. А в распадок между двумя линиями скал ушли две цепочки следов от покрышек. Паблито вывернул руль грузовика и повел его по этим самым следам.

Ехать пришлось недалеко, всего метров двести, но лагерь с дороги разглядеть было почти невозможно. Три массивных скалы, торчащих из песка, образовывали нечто вроде небольшой закрытой площадки метров так пятьдесят на пятьдесят, где можно было скрыться от любых нескромных взглядов. За скалами пристроились обе машины — «Трэйлблейзер» и фургон. Двери были раскрыты настежь, чтобы ветер продувал салоны, многочисленное семейство Паблито устроилось внутри, кроме Алехандро, который с карабином пристроился между камней. Молодцы, догадались пост выставить.

Паблито подсказывать не пришлось, и он загнал слегка подбуксовывающий на плотном песке грузовик за те же скалы. Следом заехал «Бронко». Все, прибыли. Распахнулись двери, и все мы выбрались на горячий песок.

— Вы как? — спросил я, подходя к Майку. — Машина цела?

— У нас не единой пробоины, все стреляли в грузовик. — ответил он. — Наверное потому, что грузовик больше и стрелять в него было удобно. А хорошо мы по «форду» в конце залепили, а?

Майк был заметно перевозбужден, от него чуть ли не запах адреналина пер во все стороны. Впрочем, меня тоже здорово потряхивало, а бросок за выпавшим у убитого румынским автоматом теперь мне вообще представлялся самой последней дурью. Не пойму, как вообще решился? И стоило оно того?

Джефф выглядел спокойным. Осмотрел свою машину со всех сторон, убедился, что никаких повреждений не видно, и на том успокоился. Тем временем вокруг нас собрались все обитатели импровизированного лагеря. Первый вопрос задала Мария:

— Зачем мы так срочно сюда смотались?

Ответить я не успел, за меня все сделал Джефф. Поверили, поняли, покивали. Второй вопрос был посущественней: что делать дальше? Пришлось снова ораторствовать.

— Дальше нам надо добыть Ар-Ви и жить в пустыне, пока не закончатся беспорядки. — заявил я. — А то, что они начинаются, видно сразу. Власти не хватает сил брать под охрану все территории. Полиция вынуждена собирать силы в кулак, но из-за этого оголяется множество мест.

— А национальная гвардия? — спросил Хосе, стоявший в героической позе, закинув карабин на плечо. Пацану явно нравилась его новая роль настоящего бойца и защитника семьи. Ну и ладно, а чего она нравиться-то не должна?

— Национальная гвардия засела в каких-то населенных пунктах, и похоже, что намерена защищать только их. — сказал Джефф. — В Уэлтоне они точно не собирались ничего охранять, теперь там банда взяла власть.

— А нет смысла перебраться куда-то, где власть осталась? — спросила Мария.

— Не уверен. — покачал я головой. — Власть может только порядок на улицах поддерживать, но снабжать продуктами, например, при нынешнем разброде и шатании не сможет. В каждом городке теперь свой президент и своя власть, как я понимаю. А значит, власть в таком виде долго не продержится, ее снова начнут делить.

— А если все же правительство наведет порядок? — с явным оттенком надежды поинтересовалась жена Паблито.

— А кто нам тогда мешает просто вернуться домой? А я еще и вылететь сумею в Москву.

— Как будем действовать с Ар-Ви? — задал самый насущный вопрос Майк. — Не думаю, что мы можем с этим тянуть.

— Тянуть нельзя. — согласился я. — Но нельзя и нарываться на проблемы. Мы нашли путь, по которому можно будет уйти, не нарвавшись на полицию или национальную гвардию. Но что там делается сейчас — никто не знает. У тебя фаркоп есть, к чему цеплять прицеп?

— Есть. — кивнул Майк.

— Хорошо. — сказал я. — У Джеффа тоже есть. Есть и на фургоне, он рабочая лошадка. Но нам нужно четыре Ар-Ви, следовательно, надо брать один самоходный, или искать, чем его тащить.

— Думаю, что можно взять и самоходный. — сказал Паблито. — Далеко на нем ехать мы не собираемся, так что много горючего не потратим. Нам главное пока на жизнь устроиться.

— Решено. — согласился с ним я. — Едем на трех машинах, ждать ничего не будем.

— А может быть завтра? — снова спросил Паблито. — Уже темнеет, и так день был веселый, до сих пор в себя не приду.

— Завтра может все еще ухудшиться. — отмел я возражения. — Надо все сделать сразу, пока есть возможность, пока мертвецы все не заблокировали и вообще пока мы сами еще живы. Давайте, помогите разгрузить фургон, и поедем!


24 марта, суббота, день. Округ Юма, Аризона, США. | Я! Еду! Домой! | 24 марта, суббота, ночь. Округ Юма, Аризона, США.