home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



24 марта, суббота, ночь. Округ Юма, Аризона, США.

Доехали мы до нужного места чуть ли не за час. Уже темнело, а мы вынуждены были объехать по проселкам почти весь кряж Фортуна и спуститься к самому городу Юме с севера.

В Юме были пожары. На фоне опустившейся ночи отдельные зарева сливались в одно, над городом висел дым. Мертвецы были везде, стоящие, бредущие, пугающие. Стрельба раздавалась сразу во многих местах. Людей на улицах не было. Всех сожрали, или все же ночью все прятались? Тогда получается, что ночь — "время мертвеца", когда он отвоевывает у спрятавшихся и запершихся в домах людей новые пространства. И каждое утро люди будут обнаруживать, что их жизненное пространство здорово сократилось. Получается не борьба, а шаг вперед и два назад.

Мы медленно катили по шоссе, оглядываясь по сторонам. Никто, кроме самих мертвецов, не сможет нам помешать. Да и мертвецов здесь было не так, чтобы много. Едва мы покинули пределы жилой застройки и выбрались на шоссе, как количество их заметно снизилось. Наверняка к жилью тянутся.

Вскоре показалась стоянка прицепов. Ворота на замке, белыми кирпичами по всей территории выстроились Ар-Ви. Что еще нужно? В переговоры мы на этот раз решили не вступать, а совершить банальный грабеж. Простили себя заранее, самым простым способом: "Не мы, так кто-то другой. И зачем им две сотни прицепов, если сами люди уместились в одном?"

Мне с Джеффом выпала обязанность помешать охране или хозяевам, неважно, кто там спрятался в огромном «Революшне», воспрепятствовать грабежу. Наши машины с погашенными огнями подъехали к воротам, и тут нас ожидал самый первый сюрприз — ворота были открыты. Нараспашку. Шедший первым «Бронко» притормозил, но затем снова тронулся с места и решительно заехал на территорию, сразу, впрочем, остановившись. Я прижался к внедорожнику Джеффа бортом и опустил боковое стекло.

— Что думаешь?

— Их или уже ограбили, или люди сами смылись отсюда. Я бы смылся. — сказал Джефф.

— Почему? — не понял я.

— По той же самой причине, что и ребятам на топливном складе надо было убегать раньше. — усмехнулся он. — Рано или поздно сюда придут, а сколько здесь было охраны? Несколько клерков по продаже, с семьями. На их месте я бы уже уехал далеко-далеко, при этом слив топливо из всего, что здесь есть.

— Надеюсь, что не все топливо. — поморщился я. — Один Ар-Ви должен своим ходом двигаться.

— В любом случае, надо ворота за собой прикрыть. Хотя бы от мертвецов.

— Я сделаю. — сказал сидящий справа от меня Паблито и выскочил наружу.

— Осторожней! — крикнул я, увидев, что он даже не огляделся по сторонам и выскочил следом, схватив карабин.

Но на Пабло никто не бросился. Вокруг было темно и тихо. Один единственный грузовик на огромной скорости промчался по шоссе, высветив дальним светом фар нашу возню, и исчез вдали. Больше ничего не было.

Из машины вылез Майк, и так же осторожно оглядываясь, подошел к нам. Спросил меня негромко:

— Ты бывал здесь раньше?

— Нет. Ар-Ви — не моя стихия. А что?

— В главном здании у них хороший магазин всякого барахла для туризма. Неплохо было бы проверить.

Он указал рукой на широкое приземистое здание с надписью "RV World" на фронтоне.

— Надо бы еще заглянуть в мастерскую. — добавил Паблито. — Могло остаться много полезного.

Он покончил с воротами, просто связав створки куском проволоки. Для человека не помеха, но бестолковый мертвяк не войдет.

— Так и сделаем. — кивнул я. — Но сначала надо покончить с главным. Где здесь те прицепы, что поменьше?

— В самом дальнем углу. — ответил Майк, указав рукой в темноту. — За главным зданием направо. Все что у входа — самое большое и дорогое. В любом случае, ключи от всего должны быть в конторе.

— Понял. — сказал я, забираясь за руль фургона.

Не то, чтобы я сейчас беспокоился о цене похищаемого нами имущества, но цена Ар-Ви напрямую связана с его длиной. И чем длиннее мобильный дом или прицеп, тем ниже его проходимость. То, что мне было нужно, входило в сектор самых дешевых прицепов, зато коротких и высоко сидящих, которые можно было тащить по грунтовкам и с какими без особого риска можно было бы заехать в пустыню. Удачно приватизированный мной фургон был полноприводным и достаточно мощным, но все же не идеальным для вытягивания из песка севшего в нем по оси семитонного монстра.

Я глянул на часы — всего одиннадцать, вся ночь еще впереди. Если нам никто не помешает, то мы вполне за это время можем и выбрать то, что нам нужно, и прицепить к машинам, и проверить, что там осталось в мастерских и магазинах, и спокойно добраться до нашего лагеря.

В свете фар наших машин потянулся ряд огромных мобильных домов, переделанных из роскошных туристических автобусов, но нам они ни разу не нужны — прилипли брюхом к дороге, а база такая, что на любой кочке застрянет. Затем пучки света выхватили из темноты застекленную витрину главного здания дилера, отразились от них, а затем снова провалились в темноту, упираясь в бесконечные ряды белых «кирпичей» прицепов и автобусов. Серьезно здесь торговали, вон сколько запасли…

— Притормозите, хефе! — вдруг оживился Паблито.

Я остановил фургон, огляделся.

— Вон там, левее, за углом мастерской. — показал он рукой.

Я тронул машину с места, чуть довернув левее, чтобы свет фар упал на то, что показывал Паблито. «Southwind», средних размеров мобильный дом на базе фордовского грузовика "медиум дьюти". Несколько штук таких, выстроившиеся в ряд.

— А что, нормально. — сказал я, глядя на них.

Главное — над дорогой высоко сидит, доедет туда, куда нам надо. Хороший выбор. Не хотелось бы тащить на буксире, и без того проблем хватает.

Следом за нами остановились остальные машины. В зеркало заднего вида я увидел, как из «Бронко» вышел Джефф и направился ко мне. Подошел, оперся локтем на открытое окно.

— Думаю, надо начинать с ключей. — сказал он. — У них наверняка на бирках указано и место, и марка Ар-Ви. Так будет проще.

— Согласен. — кивнул я. — Кто пойдет?

— Мы с тобой, вдвоем. А Джейк с Паблито останутся прикрывать нас здесь. Как ты?

— Вполне. — уверенно кивнул я, хоть под желудком у меня противно засосало. Лезть в темноту офиса было страшновато, откровенно говоря.

— Фонарик есть? — спросил он.

— Конечно.

Я достал из кармана новомодную игрушку — фонарик на двадцати четырех светодиодах. И размер вроде смешной, и луч такой, что смотреть невозможно — слепит. Но с фокусировкой проблема, светит хоть и очень ярко, но не слишком далеко. Но зато поле широкое.

У Джеффа длинный полицейский фонарь, которым желании можно и голову проломить, без проблем. Неплохо было бы таким же разжиться, было бы больше пользы. Впрочем, хорошо, что хоть такой есть. Зато его разбить трудно.

— Карабин лучше оставить, как мне кажется. — деликатно напомнил Джефф. — Рикошеты, да и стенки тонкие, сам понимаешь.

Я лишь кивнул и снял с себя «зиг», оставив его на сидении. Верно все, только мешать будет. Паблито остался в машине, сидя с автоматом на коленях. Все верно, так на него неожиданно никакой мертвяк не накинется. Пабло у нас все же не то, чтобы великий воин, может и растеряться.

— Пошли. — скомандовал Джефф, направившись в сторону офиса.

Я вытащил из кобуры «таурус», сбросил предохранитель, и двинулся следом за ним.

Главная дверь в здание тоже оказалась открытой. Мы посветили фонарями через ударопрочное стекло, пытаясь разглядеть возможные угрозы. Но все было тихо. Пластиковые кушетки для посетителей, стойки для менеджеров, все как в обычном автосалоне, только самих машин внутри не хватает.

— Входим. — шепнул Джефф, толкая дверь.

Фонарь к плечу, пистолет к груди, ствол вверх, указательный палец на рамке. Так быстрее всего огонь получится открыть, и силу зря не расходуешь. Экономная позиция, так сказать. Вошел следом, снова огляделся. Пусто. Какой-то шорох. Джефф среагировал спокойно, а я струхнул. Представились идущие из темноты гниющие мертвецы. Но это просто сквозняк из открывшейся двери погнал по полу рассыпанные бумаги. Проспекты какие-то. Нужны кому? Никому не нужны.

— Где могут быть ключи? — спросил я.

В темной пустоте просторного офиса мой голос прозвучал так громко, что к концу фразу я инстинктивно перешел на шепот. По-дурацки прозвучало, вроде как подавился.

— Понятия не имею. — шепотом ответил Джефф. — Давай за стойками поищем. Откуда они могут их брать, когда водят клиентам показывать?

— Ну… откуда-то, куда всем доступ есть. — предположил я. — Шкаф какой-нибудь. На стене. Или кто-то выдает. Главный или кто на ресепшене.

На стенах за стойками ничего не было, кроме больших плакатов, вставленных в металлические рамки и развешанных по белой стене. И две застекленные двери. Стараясь ступать как можно тише, я пошел к стойке с надписью «Reception». Очень может быть, что тот, кто там работал, ключи и выдавал. Посветил фонарем через стойку, затем аккуратно заглянул сбоку. Никого. Пусто. Снова огляделся, но кроме озирающегося по сторонам Джеффа, никого не приметил.

Куча выдвижных ящиков, разбросанные бумаги, телефоны, выключенный компьютер. Рукой с пистолетом начал выдвигать ящики по одному. Черт, неудобно. Пришлось пистолет убрать, но на предохранитель ставить не стал. Так спокойней.

— Есть там что? — голос Джеффа.

— Не знаю, смотрю пока. Прикрывай меня.

— Прикрываю, ищи спокойно.

Это хорошо, что прикрывает. Все время кажется, что кто-то из темноты сейчас прыгнет на спину. Неприятное ощущение. А ведь никогда темноты не боялся раньше. Вместе с восставшими мертвецами и все остальные страхи придут?

Да нет здесь ни черта, вообще пустые ящики. Ну, почти пустые. Где еще может быть? Еще четыре стола с придвинутыми стульями для посетителей. За ними сейлсмены должны были работать. У кого может быть? Или за теми стеклянными дверями? Наверняка за одной из них кабинет менеджера. Там и стена стеклянная. просто на ней жалюзи опущены, не заглянешь внутрь отсюда.

— Давай там сначала проверим. — сказал я, показав на дверь слева и снова вынимая «таурус» из кобуры.

От ощущения ребристой рукоятки тяжелого пистолета в ладони чуть прибавилось уверенности. Но чуть-чуть совсем.

Двери. Странно, почему на них табличек нет? Непорядок. Откуда начнем? С левой двери начнем. Гадство, как-то очень некомфортно оттого, что темнота вокруг. Одного фонаря мало, надо бы штук сто, и чтобы светили во все стороны, даже вверх. Вдруг кто на люстре затаился? Нет здесь люстр. Зато есть вентиляторы. Ладно, опять меня понесло в дебри, лишь бы не трястись…

Дверь. Стеклянная такая, в алюминиевой раме. С обратной стороны закрытые жалюзи до пола. И стены такими закрыты. Гадство. Зачем закрыли? Рукой с фонарем потрогал ручку. Не заперто, нормально. Джефф встал сзади и чуть сбоку, подняв "девятнадцать одиннадцать". Вообще путевый калибр для таких случаев, особенно с экспансивными пулями, может просто с ног свалить. Мои девять миллиметров на этот счет послабее будут.

— Готов. — прошептал Джефф, подразумевая, что я должен открывать дверь.

Спасибо за заботу. А мне, к слову, ее страшно открывать. Нажал на ручку, повернув вниз до упора, затем слегка потянул на себя. А дальнейшее произошло само собой. Дверь от страшного удара распахнулась, нижним своим краем врезавшись в рант подошвы моего ботинка, намеренно подставленный поближе. Кто-то захрипел протяжно, бледная, странно искривленная рука вцепилась в раму, а затем метнулась прямо к моему лицу.

Как увернулся, я сам не понял. Отскочил невероятным прыжком назад, налетев на вращающийся стул и неловко приземлившись на задницу. Фонарь вылетел из руки и повис в петле, но пистолет я удержал. Послышались частые хлопки, вспышки выстрелов из пистолета Джеффа засверкали с частотой пулеметной очереди. Стекло двери взорвалось осколками, со звонким шуршанием осев на каменный пол, а что-то темное, измазанное кровью, метнулось из двери прямо ко мне, вытянув руки.

Каким-то чудом сообразив, что стрельба из такого положения меня не спасет, я со всей доступной мне скоростью покатился вбок. Это меня и спасло. А еще разбитое закаленное стекло, на котором мертвяк забуксовал, и его рывок получился неловким и неточным. Проскочив мимо меня, обдав вонью гниющей плоти, он с грохотом врезался в письменный стол, опрокинув его набок и перевалившись через него.

На какую-то секунду наступила тишина, и я услышал, как Джефф поменял магазин в пистолете. Причем сделал это очень быстро, словно и фонаря в руке не было. А мне удалось снова подхватить болтающийся фонарь и направить его на перевернутый стол.

Руку с фонарем под кисть с пистолетом, луч на стол и туда же прицел. Как высунется, так сразу… И назад, назад, назад, частым шагом, высоко поднимая ноги, лишь бы не запнуться ни за что и не упасть.

— Видишь его? — крикнул я.

— Нет! — ответил Джефф. — Стол мешает.

Я глубоко, судорожно вздохнул, вместе с выдохом выпуская панику, вроде собрался. Так и кусаться не надо, с перепугу помереть можно. Все, если сегодня отсюда вырвусь, то напьюсь в стельку, в лоскуты, в дрова. Почему мертвяк такой быстрый? Я еще таких не видел. И почему не поднимается из-за стола? Шею свернул?

Стол отлетел в сторону, заскользив по полированному мрамору пола, а прижавшийся к полу силуэт бросился ко мне, точнее — сначала к тому месту, где я стоял совсем недавно. Огонь я открыл инстинктивно, рука быстрее мозга среагировала на угрозу. Вспышки одна за другой срывались с подпрыгивающего дула, и в свете фонаря я видел, что не промахиваюсь. Попадание за попаданием выбивали брызги из головы мертвяка, удивительно проворно двигающегося на четвереньках. С другой стороны стрелял Джефф и тоже не промахивался. Тяжелые пули из его пистолета несколько раз чуть не свалили с ног мертвеца, не давая ему броситься. И за это время мне удалось разрядить ему в голову почти весь магазин «тауруса». Этого хватило. Существо (язык не поворачивается назвать его зомби) просто осело на пол и затихло.

— Чисто! — прокричал Джефф.

Рука к полному магазину, быстрая замена, досыл патрона. Один оставлять в стволе надо бы. Моя ошибка.

Луч фонаря Джеффа метался по стенам — он оглядывался. А я и не сообразил это сделать сразу. Огляделся, но общий зал был по-прежнему пуст. А вот из распахнутой и разбитой двери в застекленную комнату несло страшной вонью разлагающейся плоти.

— Чисто! — крикнул и я в ответ. — Я пошел!

Как-то незаметно страх сменился адреналиновой агрессивностью. Высоко задирая носки ботинок, скользящим шагом подошел к убитому, осветил. Нет, этот уже не встанет, голова скорее в дуршлаг превратилась. Подробней позже рассмотрю. Что-то с ним не так. А пока туда, откуда он пришел. Только вонь эта. Ком подкатил к горлу и сбил мое боевое настроение. Все же меня вывернуло. Вывернуло мучительно, обильно, фонтаном, выбросив все, что я съел или только планировал съесть. Голова закружилась, накатила слабость. Пошел, но не дошел, в общем.

— Я пошел. — сказал Джефф, видя такое мое бедственное положение. Теперь он пойдет, значит.

Однако, ему душевной стойкости не хватило войти в облако вони. Сунулся и выскочил обратно, зажимая рот. Но не сблевал, крепкий мужик. А с улицы донеслась короткая частая стрельба, быстро затихшая, впрочем. Я дернулся было в ту сторону. но чуть пришедший в себя Джефф меня остановил.

— Они справились.

Объяснять, почему он так думает, не пришлось. Двоих людей с оружием, сидящих в разных машинах, одновременно бы мертвецы не порвали. Была бы стрельба куда интенсивней, чем эти несколько уверенных четких выстрелов. Значит, они сами кого-то израсходовали.

Взгляд мой упал на выкатившийся из открытого ящика стола баллончик с дезодорантом. Это здесь нормально, на такой жаре, те, кто работают с людьми, частенько таким прыскаются. И он натолкнул меня на идею. Хорошо, что я не потерял старомодную привычку иметь при себе носовой платок. Нащупал его в кармане, выдернул, а затем, подобрав с пола флакон, щедро залил им платок. Запах дешевой мужской парфюмерии оказался таким мощным, что почти перебил трупную вонь. Я замотал этим платком рот и нос, благо размер позволил, и все же вошел в запретную комнату.

Это была маленькая переговорная. Круглый стол, шесть кресел вокруг. Возле стены лежал почти полностью съеденный смердящий труп. Мух не было — помещение было закрыто. Процесс разложения зашел далеко — свисающие с обнаженных костей куски плоти уже побурели, огромная лужа вонючей слизи натекла под ним. Меня снова чуть не вывернуло, но на этот раз было просто нечем.

Но был я и вознагражден. На стене висел большой шкаф со стеклянными дверками, в котором на маленьких крючках рядами висели ключи. Убрав пистолет в кобуру, я попытался снять весь шкаф со стены, и у меня это получилось. Он пластиковый, легкий, килограмм пять всего. И с ним я выбежал сначала в зал, а потом на улицу, на свежий воздух. Следом за мной, радостно сквернословя и отплевываясь на ходу, бежал Джефф.

Прямо перед моим фургоном лежал женский труп. Немолодая мексиканка в белой майке и белых же шортах, одна нога босая. Умерла уже пару дней назад — разложение уже заметно. Но эта явно обычная, не как тот живчик, что кинулся на нас в офисе.

— Что там за стрельба? — спросил Майк, выскакивая с «мини» наготове из машины.

— Ну как ты думаешь? Мертвяк. — ответил я, открывая заднюю дверь фургона и забрасывая внутрь стенд с ключами. — Только какой-то очень быстрый, едва завалили. Мог и покусать.

— Быстрый? — спросил он с недоверием.

— Быстрый. И соображает, умеет от пуль уворачиваться.

Признаться, меня самого это озадачивало дальше некуда. И я твердо решил после того, как доделаем все наши дела, посмотреть на тело внимательней. Странно все это.

Все забрались в фургон, включили свет внутри, взялись перебирать ключи. Так, внутри, намного спокойней, из темноты на нас не прыгнет какой-то другой «шустрик». Разобраться оказалось несложно. Под каждой связкой ключей была бирка с названием и номером места на стоянке. Можно было сразу выбрать то, что нам нужно, и ехать за этим безошибочно.

Признаться, поначалу мелькнул у меня некий соблазн сменить свой грузовой фургон на роскошный "Roadtrek 210", точно такой же «Экспресс», как и мой, но сделанный как кемпер для дальних поездок с немалым комфортом. И прицепа не надо будет, внутри и кровать, и кухонька, и даже душ. Что еще нужно? Но сразу от этой мысли отказался. Очень уж у «Роудтрека» посадка низкая. Производители сделали ее такой потому, что под дном дополнительный багажный отсек устроили. Не годится. Поэтому я сдернул с крючка связку из четырех маленьких ключей с надписью "Fleetwood Pegasus", «Пегас», короче. Бело-серый прицеп длиной семь метров и самое главное — весом всего в две с половиной тонны, высоко сидящий на двух осях. Его не страшно и в пустыню за собой затащить. К счастью, в наличии их было целых пять штук, разной компоновки, поэтому Майк с Джеффом тоже задумываться не стали, что еще выбрать.

С Паблито ситуация была чуть сложнее, поэтому подбирать жилье для него решили после того, как подцепим прицепы к нашим машинам и доберемся до склада. Просто прицепов мало, надо еще и воды в них накачать, и баллонами с газом запастись, так что разорения местного склада не избежать.

С прицепами проблем не было. Найти их в самом дальнем углу (самые дешевые ведь) труда не составило. Все пять штук стояли в рядок, в двух исполнениях. Одно чуть "под компанию", второе скорее под одиночку, которое я себе и схватил. Забрался внутрь, огляделся — а очень даже неплохо, хоть всю жизнь живи. И три шкафа, и двуспальная кровать, и душ с туалетом (баки, правда, всего по тридцать галлонов, но это не так страшно, а в туалет можно и на природу бегать, все равно откачивать содержимое дерьмобака некому теперь). И даже кухонька хоть маленькая, но удобная. В общем — все классно, даже выходить на улицу не хотелось.

С цеплянием к фургону провозился долго с непривычки, но справился. «Шеви», кстати, потащил прицеп так легко, словно его и не было. Тоже замечательно. Затем все три машины, уже караваном, направились к зданию склада и мастерской, где стояли «Саутвинды». Паблито нужные ключи нашел сразу, вышел наружу. Мы с Джеффом тоже выбрались из машин, встали с винтовками наготове возле Ар-Ви, прикрывая. Но вроде было тихо. В машине зажегся свет, затем заработал мотор. Я не выдержал, заглянул внутрь.

Американцы в таких случаях говорят: "Вау!". Я сказал русское ругательство, но исключительно в одобрительном плане. Дом-то может и мобильный, да вот роскошь в нем капитальная. На таком куда-нибудь на рыбалку уехать — и можно не возвращаться, пока всю рыбу не переловишь. Роскошь в чистом виде. А еще в нем вполне может разместиться все семейство Пабло, и даже не слишком стеснять друг друга. При этом они будут сидеть на роскошных бежевых диванах, вкушать со столов из красного дерева, смотреть телевизор (если еще будет телевидение), и даже не один телевизор, а целых три, и вообще им можно позавидовать.

Бензин в баке тоже был. Не под пробку, но до места должно было хватить. Не сообразили мы с собой хотя бы канистру прихватить. Мы пока вообще не очень хорошо соображаем, не перестроились мы с мирной жизни на не мирную. Пора уже начинать мозгами шевелить, а то косячим на каждом шагу.

Интересно, а почему все эти люди не догадались собраться вместе? Такая мысль пришла мне в голову, пока я смотрел на заставленное комфортными жилыми трейлерами огромное поле. А ведь у них в двухстах метрах отсюда еще одна стоянка, и там таких ничуть не меньше.

Как все могло быть просто: владельцы Ар-Ви пригласили бы владельцев оружейных магазинов, и все вместе перебрались бы на топливный склад, где и устроили бы себе отличную крепость. И их было бы много, и были бы они хорошо вооружены, и плевали бы на все банды с высокой колокольни. Почему все рванули по своим норам, где их и будут по одному выкуривать расплодившиеся банды? Ума не хватили или доверия друг к другу?

Ладно, их проблемы, а нам надо еще проверить мастерскую, склад и магазин, если там что осталось. И воды накачать в бортовые баки. Водопровод пока в городе работает, к счастью.


24 марта, суббота, вечер. Округ Юма, Аризона, США. | Я! Еду! Домой! | 24 марта, суббота, утро. Округ Юма, Аризона, США.