home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В огромном подземном зале Башни Магов впервые за много лет раздавалось пение.

Кирис пел вместе с остальными магами Чаши, и ему казалось, что никогда еще эти своды не слышали пения более дружного и торжественного. Это был невообразимо древний гимн на неведомом языке, каким-то чудом дошедший до нынешних времен — один из последних магических даров эпохи Шу. Священный гимн, обращенный к Отцу Теней. Зов смятенной, задавленной извечным страхом смерти человеческой души к Хозяину Абсолютного Бессмертия. Кирис чувствовал, как горит его лицо под бронзовой ритуальной маской, как волны звука, усиленного искусно сделанными резонаторами в стенах зала, проходят через его плоть, заставляя ее дрожать. Вместе с прочими пятнадцатью магами Чаши он обращался к Отцу Теней, исполняя самый важный ритуал культа Шу — ритуал Вызова Чаши.

Архимастер Храор гасил светильники на алтаре, один за другим. Когда погас последний светильник, маги, не прекращая пения, приблизились к алтарю и начали его обход, двигаясь против заката солнца, заключив архимастера Храора в магический круг и мистически передавая ему свою силу. А Храор не отрываясь смотрел на алтарь — пирамидальную глыбу черного гранита в три локтя высотой, увенчанную огромным красным алмазом, который постепенно наполнялся потусторонним светом, и свет этот с каждым кругом, совершенным жрецами, разгорался все ярче.

Гимн прервался неожиданно, на высокой ноте, и Храор, дрожа всем телом, произнес нараспев главное заклинание Ритуала — слова благодарения Отцу Теней за ниспослание Чаши. Кирис в благоговейном восторге наблюдал, как над простертыми над красным алмазом и обращенными ладонями вверх руками Храора медленно сгущается мрак, приобретая очертания плоского сосуда на тонкой ножке, становясь волшебной Чашей Бессмертия.

— Чаша с нами! — провозгласил Храор.

Маги пали на колени, и Храор обошел их всех по очереди, касаясь Чашей их голов. Этот обряд открывал духовное зрение магов Шерана, позволяя им видеть откровения Теневой Стороны. Лишь Кирис не получил благословения Чашей — он был Переговорщиком, и даром духовного единения с Теневой Стороной обладал с детства.

— Смотрите, братья! — сказал Храор. — Смотрите внимательно. Ищите того, кто сумел спрятаться от ока Теней. Ищите врага. Запомните его лицо, узнайте его имя, найдите место, где он сокрыт от очей нашего властелина.

Став частью Теневой Стороны, любой из магов мог войти в сознание любого существа, человека или животного. Кирис обрел зрение сразу многих существ — всех, кто в это мгновение стал мистическим воплощением магов Чаши. Его захлестнул настоящий ураган образов, лиц, звуков, чувств. Он мог быть везде, где есть тени. Он смотрел на ничего не подозревающих людей из-под крон деревьев, из сокрытых от лучей солнца узких переулков, из окон пустующих домов, из глубины колодцев. Взгляд каждого обитателя сумрака стал его взглядом, слух ночных хищников стал его слухом. Он был способен заглянуть в заброшенные подземелья и морские пучины, в пропасти и запертые башни. Он мог видеть весь мир, поразительным образом отмечая и запоминая каждую даже самую незначительную мелочь. Пока не иссякла сила, дарованная Чашей.

Словно летящая стрела, разум Кириса облетел весь мир. А когда действие силы закончилось, и каждый из магов Чаши стал самим собой, покинув Тень, Кирис вдруг понял, что не сможет дать Храору никакого ответа. И никто из его собратьев не сможет этого сделать.

Он увидел все. И остальные маги тоже видели все. Все они были Тенью, вездесущей и всевидящей. Тот, кого они искали, не мог укрыться от их взгляда.

Однако укрылся.

Маги Чаши так и не смогли найти того, кто получил от орков камень Айвари.


* * * | Сын Льва | * * *