home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ВТОРАЯ

Каста подняла голову. Этим вечером она выпила больше обычного, и теперь ощущала не только опьянение, но и сильную непривычную усталость. Правильно сказал этот проклятый пес Шабак — он раскисает. Раньше она могла пить ночи напролет да еще и укладывала с собой в постель двух-трех мужчин и утром чувствовала себя настоящей амазонкой, а не бессильной старой клячей. А теперь…

Каста огляделась — «Золотой кубок» был полон народу, хотя приближалось время второй стражи. У стойки собралась компания моряков и портовых грузчиков, а у дальней стены, в ярко освещенной части огромного зала, за шестиугольными столами, собрались игроки в «черное и белое» — их возгласы и стук фишек об столешницу разносился по всей таверне. Вроде все как обычно. «Золотой кубок» славился на весь Священный город своей кухней и своей игрой — хозяин таверны, Уршад-Забияка, купил у Канцелярии Бога патент, разрешающий ему в своем заведении держать игровые столы. Кого-то манили в таверну Уршада изысканные привозные вина и кушанья дарнатской кухни, такие, как «шумбура» — густая похлебка из разных сортов рыбы и креветок с лимоном и мятой, или «близнецы» — жареные на вертеле свиные котлеты под соусом из яиц, уксуса, перца и шафрана, — но большинство гостей все же приходило попытать счастья в игре. С вечера до утра в таверне собирались игроки со всего Дарната, и можно было встретить самых разных людей — и офицеров Священного Легиона, и торговцев, и подозрительных типусов с бегающими глазами, младших жрецов, богатых бездельников, матросов из гавани и вольноотпущенников. С начала вечера к Касте уже подходило немало завсегдатаев цирка — выразить восхищение ее красотой и воинским мастерством, признаться в любви, пригласить к себе в дом. Однако несколько раз Каста ловила на себя злобные косые взгляды неизвестных ей людей: верно, это были те, кто сегодня в цирке лишился своих денег из-за искусства первой воительницы Дарната. Но сегодня в заведении Уршада почему-то не было видно цирковых бойцов, хотя обычно Каста обязательно встречала тут кого-нибудь из собратьев по ремеслу, и это было странно.

— Эй, еще вина! — охрипшим голосом крикнула она.

Девушка-подавальщица принесла кувшинчик с розовым сабейским нектаром, приняла у Касты деньги. Подавальщица была хорошенькая, глазастая и полненькая, и в ее глазах был страх. Ей было непонятно, как может Каста пить в одиночку неразбавленное вино в окружении мужчин. Каста поняла, сделала страшные глаза. Подавальщица отшатнулась от нее и постаралась затеряться в толпе.

Кто-то положил ей руку на плечо.

— Я знал, что я тебя здесь найду, — сказал Дерак.

— А? — Каста перевела взгляд с подавальщицы на старого ланисту. Дерак сел напротив своей ученицы, подозвал пугливую подавальщицу и потребовал вина. Девушка, еще раз испуганно глянув на Касту, поспешила за вином.

— Пытаешься напиться? — Дерак оглядел батарею пустых кувшинчиков на столе перед Кастой. — Неплохое занятие. Иногда вино помогает забыть о неприятностях. Хотя красивой девушке не подобает пить в одиночку, да еще такое крепкое вино.

— Зачем ты пришел?

— Я пришел выпить. Надеюсь, ты не против?

— Валяй! — Каста налила вина в кубок себе и ланисте, выпила, почмокала губами. — Хорошее у Уршада вино. Пьяное, клянусь вечной красотой Берис! Пей же, старик. Я угощаю.

— Абнун был в ярости, когда ты ушла из цирка, — сказал Дерак. — Я думал, он лопнет от злобы, как перезревший арбуз. Ты бы видела его лицо! Оно стало фиолетовым, как гелатская слива, а глаза просто лезли из орбит. Его едва удар не хватил. Ты сильно разозлила его, дочка. Он сказал, что с этого дня близко тебя к Цирку не допустит.

— Плевать я на него хотела! Эта жаба мне еще деньги должна. Пятнадцать саккаров, забери его чума! Он мне недоплатил. Я вернусь в цирк, когда он мне заплатит все до последней монетки. Близко не подпустит, говоришь? Сам приползет умолять, чтобы я снова начала выступать. Меня публика любит. А у него нет ни одного стоящего бойца, только хилые недоноски, которые срутся от страха едва услышав слово «арена».

— Это ваши с Абнуном дела. Я пришел не за тем.

— А за чем же, интересно знать?

— Тебе следует быть осторожной.

— Осторожной? Что ты имеешь в виду, Дерак?

— До меня дошла сплетня, что Абнун хочет тебе отомстить.

— Что? — Каста криво улыбнулась. — Эта свинья хочет мне отомстить? И как же, интересно знать? Задавит меня своим пузом? Или нагадит под моей дверью?

— Я не знаю, дочка. Но недооценивать Абнуна не стоит. Он прикормил многих подонков в Старом городе, и у него большие связи. Сегодня ты нанесла Абнуну смертельную обиду — он рассчитывал, что ты убьешь орка, как этого требовали устроители игр. Ты же знаешь, что в таких боях правило одно — не оставлять побежденного в живых. Очень многие недовольны тем, что ты сделала.

— Мне все равно, старик. Я сделала то, что сделала.

— Неужели ты думаешь, что орку сохранят жизнь?

— Что ты сказал? — Каста отставила недопитый кубок. — Что значат твои слова? Объяснись, порази тебя стрела Некриан!

— Сразу после твоего ухода из цирка Шабак приказал добить орка.

— И они… убили его?

— А ты как думаешь?

— Проклятые свиньи! — Каста яростно засверкала глазами. — Абнун мне заплатит и за это подлое убийство, клянусь!

— Не горячись. Я пришел не за тем, чтобы сказать тебе об убийстве орка.

— Тогда что тебе нужно, Дерак?

— Меня попросил найти тебя тот самый орк, о котором мы так много говорим — непонятно, почему. Клянусь Игерабалом, ни один орк не заслужил такого внимания. И мне невдомек, почему ты…

— Замолчи, Дерак. — Каста почувствовала, что хмель слетает с нее с неимоверной быстротой. — Ближе к делу. Что он тебе сказал?

— Этот Тулькан у своих соплеменников был вроде колдуна-шамана. Когда его унесли в кубикул, я пытался выяснить, куда ты ушла. А тут ко мне подбежал какой-то малый из свиты Шабака и попросил идти за ним. Я поднялся к Шабаку и случайно услышал, как он приказал своим людям прикончить орка и избавиться от тела. Мне это не понравилось, и я после разговора с Шабаком пошел искать нашего врача — я подумал, что лекарь сможет убедить Шабака оставить орку жизнь. Мне не хотелось, чтобы твой благородный, хоть и глупый поступок пропал впустую.

— Говори, Дерак. По делу говори.

— Короче, я спустился в кубикул и увидел орка — он лежал на циновке, и раб-лекарь перевязывал ему раненую ногу и бок. Он увидел меня и спросил, где ты. Я сказал, что не знаю. Мне показалось, орк был очень расстроен. Тогда он сказал мне, чтобы я тебя нашел и дал вот это, — Дерак протянул девушке странный амулет: на засаленном кожаном шнурке висел круглый серый камень с дыркой посредине. — Он вообще-то очень хотел поговорить с тобой и просил тебя найти.

— Я иду в Цирк, — Каста встала с табурета, но голова закружилась, и девушка, чтобы не упасть, схватилась за край стола. Дерак покачал головой.

— Тебе совсем не к лицу пьянство, дочка, — сказал он. — И уж тем более не стоит тебе сейчас туда идти.

— Может быть, ты ошибаешься, и Тулькан еще жив. Я не дам его убить, будь я проклята!

— О, совсем забыл сказать — орк велел передать тебе, чтобы ты показала камень какой-то Динче. Он сказал, что она живет здесь, в Священном городе, недалеко от рынка. Больше он ничего не сказал, только попросил тебя найти. Думаю, тебе он сказал бы куда больше.

— Тем больше у меня причин пойти в Цирк и убедиться, что Шабак и его прихвостни еще не успели с ним расправиться.

— И все же, я бы поостерегся.

— С каких пор ты стал трусом, Дерак? — с горечью произнесла Каста.

— С тех пор, как постарел. Тебе всего двадцать два года. Ты сильна и здорова, как тигрица, и тебе неведомо, как старость глумится над нами. Каждое утро я благодарю богов, что мои руки и ноги еще повинуются мне, и мозги мои пока не высохли, как плевок на солнцепеке. Доживешь до моих лет — поймешь. А пока я тебя предупредил. Еще раз говорю тебе, Каста — будь осторожна. Абнун опасен, а ты его разозлила.

— Спасибо за совет, — Девушка бросила на стол золотой саккар и направилась к выходу. Дерак смотрел ей вслед и качал головой.


* * * | Сын Льва | * * *