home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Начинающие барды частенько прославляют в своих виршах полную луну — видимо, полнолуние как-то обостряет у них поэтические способности или влечет на любовные приключения. Пишут возвышенные и романтические строки, а то и целые поэмы. Но сейчас сияющий полный диск в звездном небе сподвиг Вислава лишь на пару крепких ругательств. Он не успел добраться к воротам Фанары до наступления темноты. Дорога от Хулы до Фанары оказалась длиннее, чем говорили рыбаки в поселке. Или это он сам начал стареть? Когда-то пешие прогулки в двадцать миль были для него обычным делом, а теперь…Теперь придется поломать голову над тем, как попасть в город. Или ждать до утра, что ему совсем не улыбалось.

Бормоча проклятия, Вислав по разбитой дороге добрался до предместья и ободрился только когда увидел горящие фонари деревенской таверны. Перед таверной стояло несколько груженых повозок, которые охраняли вооруженные дубинками и кинжалами люди совершенно бандитской внешности. Они подозрительно покосились на Вислава, но цеплять рэшийца не стали. Вислав поспешил пройти мимо них и вошел в таверну.

Грязный чадный и темный зал корчмы был набит народом — за столами свободных мест не осталось. Здесь коротали вечер все те, кто не успел до наступления темноты попасть в город. Несколько человек лежали у очага на тростниковых циновках: это означало, что свободных комнат для ночлега в таверне нет. Морщась от самых неожиданных запахов, Вислав прошел зал в поисках свободного местечка. А заодно прислушивался к тому, о чем говорят люди за столами. Все разговоры в корчме были о начавшейся войне. Вислав довольно хорошо понимал местный диалект дорийского языка, некогда бывший общеразговорным по всему Вайристаэру, так что узнал много интересного. Особенно его заинтересовал разговор двух молодых людей, по виду студентов или учеников какого-нибудь мага, сидевших в дальнем углу таверны — они говорили о вчерашнем успехе новой пьесы драматурга Залмана. И в этом разговоре упоминался некий Леодан. Вскоре Вислав с удивлением понял, что студенты говорят о его молодом подопечном.

— Извините, что встреваю в вашу беседу, добрые граждане, — сказал Вислав, подойдя к молодым людям, — но я случайно услышал часть вашей беседы, и мне стало очень интересно. Меня зовут Вислав, я только вчера приплыл в вашу страну, чтобы погостить немного у старых друзей, а заодно и малость подзаработать. Я тоже бард, поэт и драматург, хотел бы выступить в вашем прекрасном городе и…

— Опоздал, приятель, — ответил один из студентов. — Вряд ли кто теперь придет тебя послушать.

— Да, я слышал. Война…

— Война всегда начинается не вовремя, — заметил другой. — Трудно было найти место спокойнее и благополучнее, чем Фанара. Теперь чертовы дарнаты перевернули тут все вверх дном.

— Тсс! — зашипел первый, косясь на Вислава.

— Уверяю, я не шпион, — усмехнулся Вислав. — Мне вовсе неинтересно, что происходит в городе. Я хотел услышать о премьере.

— Нет, пьеса была отличная, говорю без дураков, — ответил словоохотливый студент. — Залман и раньше писал неплохие мистерии, но тут превзошел сам себя. Зрители плакали, сам видел. А уж в конце какой-то пьяный сабей так расчувствовался, что выскочил на сцену и стал уговаривать героиню не убивать себя! Видели бы вы это, господин поэт. Я чуть не задохнулся от смеха, когда на все это глядел.

— Интересно, — усмехнулся Вислав. — Неужто так хороши были актеры?

— Театр Залмана один из лучших, в которых я бывал, — молодой человек отхлебнул пива. — А в этот раз актеры вообще были в ударе. Особенно новенький лицедей, сыгравший главную женскую роль. Никогда бы не поверил, что мужчина может так точно передавать женскую пластику и женские эмоции.

— Вы, как я погляжу, истинные ценители, — сказал Вислав. — Позволите с вами выпить?

Пиво в таверне оказалось неожиданно дорогим, водянистым и сильно горчило, однако Вислав не был особенно привередлив. А еще его мучила жажда.

— Интересно, — сказал он, осушив свою кружку. — Мне может понадобиться хороший актер. Как зовут этого чудо-лицедея?

— Леодан. Только вряд ли Залман разрешит ему работать с тобой, приятель. Да и народу в Фанаре теперь будет не до развлечений.

— Понимаю, — Вислав подозвал официантку, велел подать еще пива. — Попробую поговорить с Залманом. Где мне его найти?

— Он живет в Приморском Квартале, рядом с казармами гражданской гвардии. Только пустая это все затея: говорю же тебе, Залман не из тех, кто позволяет кататься на его лошадке. Разве только тебе удастся его уговорить… — словоохотливый студент выразительно потер большой и указательный пальцы.

— Понятно. А что если поговорить с этим Леоданом самому?

— Можно и так. Хотя лучше с Залманом.

— Спасибо за приятную беседу.

— «Ого, мой юный друг, кажется, стал знаменитостью, если, конечно, это он! — подумал Вислав, отходя от стола. — На это ему понадобилось всего две недели. В этом нет ничего удивительного: парень красив и может расположить к себе любого человека. Выходит, он еще и талантище. С одной стороны, это упрощает мне жизнь. Новая страсть часто заставляет забыть старую — так, кажется, говорят? Может, слава и поклонение толпы заставят его забыть о старом Виславе. А вот с другой стороны, Каста велела доставить парня на корабль. Он ведь теперь закапризничать может. И этот Залман, не ровен час, заартачится. А кто сказал, что я обязан с ним говорить? Отправлюсь прямиком к мальчишке. Не думаю, что он откажется уйти из воюющего города».

— Погуляем, милый?

Вислав вздрогнул. Девушка, заговорившая с ним, возникла будто из-под земли.

— Погуляем? — переспросил он, потом вздохнул. — Ах, ты об этом…

В таверне было темно, но не настолько, чтобы Вислав не смог разглядеть девушку. Типичная профессионалка, подыскивающая клиентов среди посетителей таверны. Распущенные темные волосы, перехваченные на лбу широкой цветной лентой, яркий грим, короткая лиловая туника с глубоким вырезом на очень соблазнительной груди, броские украшения. Большие серые глаза, ладная фигурка, чудные ножки. Очень мила и свежа. Странно, что она до сих пор не нашла себе клиента.

— У меня нет денег, — ответил Вислав.

— Всего пятьдесят ардженов, дорогой. Пятьдесят ардженов — и целая ночь волшебных удовольствий.

— Всего пятьдесят ардженов? — Вислав вздохнул: теперь понятно, почему красотка еще никого не подцепила. — Ты шутишь, женщина. Пятьдесят ардженов — это восемь золотых дарнатских саккаров, целое состояние. За пятьдесят ардженов меня залюбят до райских кущ в любом борделе.

— А ты прижимистый парень, — девушка улыбнулась, склонила голову, разглядывая Вислава. — По-твоему, я не стою этих денег? Ладно, не хочешь платить, давай просто так пообщаемся.

— Какой неожиданный поворот! То ты заламываешь за свои прелести непомерную цену, то соглашаешься переспать со мной даром. Странно. Я лучше воздержусь. Здесь полно мужчин. Выбери другого.

— Другие мне не нужны. Они пьяные, потные, вонючие и грубые мужланы. Или чопорные богатые старики, давно позабывшие, как пахнет женская кожа. Ты не такой, как они. Ты лучше их. Я всегда выбираю лучшее из того, что есть.

— Немного же ты заработаешь, милая, если будешь такой разборчивой, — ответил Вислав, польщенный словами девушки. — И если будешь заламывать такие цены. Не уверен, что кто-нибудь из сидящих здесь мужчин согласится тебе столько заплатить — даже при условии, что он последний раз спал с женщиной десять лет назад.

— Тебя это беспокоит?

— Конечно же, нет.

— Наверное, ты боишься меня? — Девушка улыбнулась еще шире. Зубы у нее были ровные и белые, что делало улыбку прелестной. — Не бойся, я здорова.

— Нет, дорогуша, просто я не общаюсь с женщинами, которые предлагают себя сами. Я предпочитаю женщин, которых надо завоевывать.

— Ну, так завоюй меня. Уверяю, радость победы будет велика.

— Ты самоуверенная девочка.

— Меня зовут Анник. А ты ведь не дориец?

— Нет. Я приезжий. Издалека.

— Я уже поняла это по твоему акценту. Не боишься приезжать в Оргеллу в такое время?

— Времена не выбирают. Беды случаются постоянно, то война, то голод, то чума. К тому же я приехал к своему знакомому, а он довольно богатый человек.

— Ты не купец. На купца ты не похож.

— Истинно так, милочка. Я бедный поэт, у которого уж никак не сыщется лишних восемь золотых даже для такой куколки, как ты.

— Я же сказала, мне не нужны деньги. Просто мне хотелось провести этот вечер с тобой.

— Я тебе очень признателен. Только тебе-то какая от этого корысть?

— Никакой. Всего лишь радость знакомства с хорошим человеком. Надоели свиньи. Пойдем со мной?

— Ну, если ты этого так хочешь…

— А ты, можно подумать, не хочешь, — фыркнула Анник. — Смотришь на меня, как голодный на жаркое.

— Ну хорошо, твоя взяла. Ты мне действительно понравилась. Непонятно только, что такая красавица делает в этом гадюшнике.

— Ждет тебя, — Анник взяла Вислава за руку, повела к выходу. Рэшиец был сильно удивлен происходящим, но не стал ничего говорить. Может быть, эта странная девушка сама ему все объяснит, когда придет время. А не объяснит, ничего страшного: глупо отказываться от того, что само идет ему в руки. В конце концов, у него уже почти полгода не было женщины…

— Куда мы направимся? — спросил он, едва они вышли на улицу.

— Ко мне.

— Ты живешь здесь, в предместье?

— Не смеши меня. Мы идем в город, дорогой.

— Вот как! — Вислав сразу приободрился; одной проблемой у него стало меньше. — Что ж, это радует. Приключение продолжается.

— Я постараюсь сделать так, чтобы ты не пожалел о времени, которое провел со мной.

Вислава от этих слов бросило в жар. Они прошли от таверны до конца темной и грязной улицы, обходя зловонные лужи и свежие коровьи лепешки и вышли на каменный мост, ведущий к городским воротам. Здесь было светлее, чем в предместье — по обе стороны дороги, проходящей по мосту, горели факелы. Вислав невольно залюбовался легкой грациозной походкой девушки. Просто невероятно, что такое прелестное создание занимается проституцией, и что любой урод может купить ее любовь. Нет, не любой — не у каждого есть восемь золотых, и даже не всякий, имеющий эти деньги, согласится столько заплатить шлюхе, даже такой свежей и хорошенькой. Особенно в убогой таверне. Хотя, быть может, девчонка лучше знает, какой народ останавливается в предместье и вылавливает богатых скучающих купцов, которым не жалко расстаться даже с такой солидной суммой ради нескольких часов радости. Тогда почему она выбрала его, почему согласилась побыть с ним бесплатно? В зале таверны Вислав заметил несколько пожилых хорошо одетых людей — обычная проститутка постаралась бы поймать именно их в свои силки, с них есть что взять. Все это непонятно и подозрительно. Вислав вспомнил, что даже не заметил, как Анник подошла к нему в корчме, будто из-под земли выросла.

— Можешь не беспокоиться, милый, — внезапно сказала Анник. — Я не заманиваю доверчивых сластолюбцев в разбойничий притон и не пью из них кровь. Готова поспорить, что ты уже приготовился к большим неприятностям, в которые я тебя втравлю, ведь так?

— Что ты! — солгал Вислав: девушка оказалась не только красивой, но и на редкость проницательной. Она что, его мысли читает?

— Приготовился, не ври, — она засмеялась. — Ты даже не назвал мне своего имени.

— Я Вислав. Иногда меня называют Вислав Везучий.

— Очень метко. Тебе повезло, что мы встретились.

— А тебе нет?

— Мое везение немножко другое… Подойдем к воротам, молчи, говорить буду я.

У запертых ворот тосковали несколько дорийских наемников — с тех пор, как Эркас стал правителем Оргеллы, страна начала процветать, и появилось достаточно денег на чужеземных солдат. Особенно много в армии было дорийцев, они в Оргелле были почти что своими и выгодно отличались поведением и дисциплинированностью от своих собратьев по ремеслу из других мест — от тех же прославившихся своей жестокостью на весь Вайристаэр головорезов из Диких городов, которых Вислав не раз встречал и в Дарнате, и в северных королевствах. Дарнатцы пока еще не решили, что делать с этими наемниками — слишком мало у них для этого было времени, — и дорийцы продолжали охранять город. Анник, жестом остановив Вислава, направилась к воротам и заговорила с солдатами. Вислав не слышал, о чем они говорили, не мог видеть лиц стражников, но время от времени слышал их довольный смех и понял, что Анник вертит из этих парней веревки. Хотя что этому удивляться — такая девчонка любого мужика заставит делать все, что захочет…

— Ну, вот и все, — сказала ему Анник, закончив разговор со стражниками. — Можно идти в город.

— Не сомневался, что тебе удастся их уговорить.

— Я всегда добиваюсь того, что хочу. Идем же!

Они прошли в калитку для охраны и оказались во внутреннем дворике кордегардии, а оттуда вышли на городскую улицу. Хотя до полуночи было еще далеко, улица была совершенно пустынной. Следуя за Анник, Вислав оказался сначала на рыночной площади — здесь прохаживались те же дорийские стражники, которые, поговорив с Анник, отпустили их с миром, — а затем на узкой улочке, по обе стороны которой вставали двух- и трехэтажные старые дома. Улочка была темной и грязной, крепко пахло гниющими отбросами, мочой, сыростью и псиной. Анник довела Вислава до одной из дверей, открыла ее и пригласила гостя войти.

Девушка быстро разожгла масляный светильник, и Вислав осмотрелся. Комната была большая, но бедно обставленная — покрытая грубым одеялом кровать, два табурета, сундук в углу, ларь для припасов у двери. А у изголовья кровати Вислав увидел старенькую колыбель под кисейным пологом.

— У тебя есть ребенок? — спросил он.

— Дочка, — Анник улыбнулась. — Ее зовут Савиаль, и ей недавно исполнилось десять месяцев.

— Где же она?

— У моей подруги. У Алерис нет своих детей, и она очень любит возиться с моей девочкой. Так что няня для Савиаль мне не нужна.

— А ты в это время работаешь?

— Приходится. Только не надо читать мне мораль, я этого не люблю.

— Я и не собирался, — Вислав остановился у маленькой кумирни в углу комнаты, рассмотрел старинной работы статуэтку богини с собакой. — Странно, ты поклоняешься богине-девственнице Бритарис. Она не поощряет того, чем ты занимаешься.

— Это не Бритарис. Это Дивини, древняя богиня охоты, покровительница диких животных, женщин и детей. Ей поклонялись в далекие времена все женщины. Даже женщины моей профессии. И она всем помогала. Статуэтка очень древняя, ей несколько тысяч лет. Я увидела ее у одного старьевщика и тут же купила, хотя стоила она недешево.

— Интересно. Я…

Вислав не договорил — его перебили какие-то странные скребущие звуки и тихое поскуливание. Анник открыла скрытую в глубине комнаты дверь во внутренний дворик за домом, и в комнату скользнула поджарая молодая волчица. Неспешно подошла к обомлевшему рэшийцу, обнюхала его и спокойно вернулась к хозяйке.

— Не бойся, — сказала Анник. — Это Сабра, моя подруга. Я купила ее у одного охотника, и она выросла у меня на руках. Она не обидит тебя.

— Ты держишь дома волчицу? Я слышал, волки никогда не становятся ручными.

— Чепуха. — Анник взяла стоявший на столе кувшин, налила вина себе и гостю. — Давай выпьем за наше знакомство.

Вислав принял чашу, пригубил вино — оно оказалось неожиданно хорошим и выдержанным. Анник тем временем достала из ларя нехитрую снедь: копченое мясо, зелень, каравай хлеба. С улыбкой вручила Виславу кусок сырой оленины.

— Угости Сабру, — предложила она.

Вислав взял мясо, присел на корточки, протягивая мясо волчице. Сабра с достоинством приняла угощение, улеглась на пол и принялась аккуратно обкусывать мясо, придерживая его передними лапами. Анник же предложила Виславу сесть за стол.

— Я не голоден, — сказал Вислав. — Я просто посмотрю, как ты ешь.

— В моей стране принято угощать гостя.

— В твоей стране? Разве ты не местная?

— Я селтонка. Сюда меня привезли давным-давно. Моя дядя был травником, что для селтонов редкость — мужчины моего народа предпочитают военное дело. Он не ладил со своей родней, поэтому уехал из Селтонии сюда, в Оргеллу, открыл свою аптеку. Когда мои родители умерли, он вернулся на родину, в Эпонар, удочерил меня и забрал сюда. Так я и выросла в Фанаре.

— А где твой дядя сейчас?

— Он давно умер. Его аптека пошла с молотка, и мне пришлось искать другое жилище. Было трудно, в Оргелле не любят чужеземцев, особенно северян-язычников. Но мне удалось выжить.

— У твоего ребенка есть отец. Почему он тебе не помогает?

— Потому что подлец и негодяй, — Анник сделала глоток вина. — Он бросил меня, как только узнал, что я беременна. Обычная история, многие девушки оказываются в таком же дерьме.

— Извини меня, я наверное не должен задавать такие вопросы.

— Пустяки. Я привыкла, что на меня смотрят, как на распутную тварь. Меня это даже забавляет. Особенно когда добродетельные горожанки шарахаются от меня на улице, будто прикосновение ко мне может заразить их какой-нибудь ужасной болезнью. А еще меня считают ведьмой, потому что я разбираюсь в травах и растениях. Дядя кое-чему меня научил в детстве.

— Такая девушка заслуживает большего.

— Мы с дочкой и Саброй не ропщем, — Анник потрепала волчицу по загривку. — Правда, Сабра?

— Ты уже вторая сильная женщина, которую я встретил за последний месяц.

— А первая Каста, не так ли?

— Откуда ты знаешь про Касту? — Вислав был удивлен.

— Мой хороший друг мне о ней рассказал. Он встречался с твоей знакомой и предложил ей работу.

— Парень с обезьянкой?

— Он самый. Келис единственный человек в этом городе, на которого я могу рассчитывать. Он очень образованный, талантливый маг и просто славный парень. Между прочим, он старался ради меня, поручая Касте работу на Тихе.

— Вот как? Очень интересно.

— Мы с Келисом помогаем друг другу. Он покупает у меня травы по хорошей цене. Однажды, около полугода назад, я разговаривала с человеком, который хотел купить грибы йавхи. Это очень редкое растение, в Оргелле оно почти не растет.

— Зато на Тихе этой дряни полно, — Вислав поежился, вспомнив Чрево Дракона, светящиеся грибы с трупным запахом и чудовищных садовников-людоедов Каффарая. — Я слышал, из йавхи варят какую-то мерзкую дурманящую бодягу.

— Не только. Грибы йавхи — ценное алхимическое сырье, если тебе это интересно. С этого все и началось. Я сказала тому человеку про Тиху, и он очень удивился, что я ничего не знаю о Каффарае. Он первый и рассказал мне про злого мага и его ужасные опыты над животными. Меня это очень сильно расстроило. Я люблю животных, Вислав. Они кое в чем даже лучше людей. И мне больно, когда над ними издеваются. Чем больше я узнавала о Каффарае и его делах, тем больше мне хотелось покончить с негодяем. Однажды я рассказала обо всем Келису, он заинтересовался и обещал помочь мне. Вот и все.

— И Келис обратился к Касте? Любопытно.

— Сегодня днем Келис был у меня. Он сказал, что вы покончили с Каффараем, и я очень этому рада.

— Странно. Откуда Келис мог это знать? Мы только на закате подплыли к побережью.

— Я же сказала тебе — Келис маг. Он умеет делать такие штуки, о которых простые люди могут только мечтать.

— Что ж, я только могу подтвердить то, что рассказал тебе Келис. Каффарай убит, и его чудовища тоже. Только главная заслуга в этом принадлежит Касте. Мы лишь помогли ей. Немного.

— Скромность похвальное качество, Вислав. Ты недооцениваешь себя. Выпьем?

Вислав сделал глоток и очень удивился. Он мог поклясться, что за минуту до этого пил местное белое вино. Теперь же в чаше было розовое ниранийское, очень дорогой и благородный напиток. Выражение его лица заставило Анник весело рассмеяться.

— Клянусь Цвиром! — Вислав ошалело посмотрел в свою чашу, потом перевел взгляд на девушку. — Ты и в самом деле ведьма.

— Есть немного. Но давай о деле. У меня к тебе будет одна просьба, Вислав. Если поможешь мне, я щедро тебя награжу.

— Что за просьба?

— Келис выполнил мою прихоть. Мне очень хочется отблагодарить твою подругу Касту за тот подвиг, который она ради меня совершила. И тебя за помощь, что ты ей оказал. Но еще мне хотелось бы вернуть долг моему другу Келису. Ты, конечно же, знаешь, что творится сейчас в Фанаре. Эту войну давно ждали, но все случилось так внезапно, что многие были захвачены врасплох. Особенно те сабеи, которые находились в городе. Так вот, ночью и утром дарнатские солдаты схватили в Фанаре всех выходцев из Сабеи и заперли их в цейхгаузе в порту. Охраняют цейхгауз не дорийцы, а дарнатские легионеры. Не сомневаюсь, что всех пленных сабеев казнят, на площади перед дворцом уже поставили огромную шибеницу, колеса и колья.

— Печально это слышать. Как же я могу помочь?

— Келис сказал мне, что среди арестованных сабеев есть его близкий друг, с которым он давно ведет дела. Этого сабея зовут Фераний Вар, он известный в Сабее маг, профессор школы магии в Гале. Дарнатцы схватили его несмотря на то, что Вар не имеет к пиратам никакого отношения. Вся его вина только в том, что он сабей. Келис искал способ освободить его, даже собирался подкупить охрану, но к цейхгаузу с арестованными никого близко не подпускают, а новый правитель Оргеллы просто дарнатская марионетка и ничего не решает. Единственный способ спасти Вара — пробраться к цейхгаузу и освободить заключенных.

— Ясно. Ты считаешь, я могу с этим справиться?

— Не скромничай, Вислав. Такая работа тебе вполне по плечу.

— Я бы с удовольствием помог тебе. Но у меня в Фанаре есть важное дело, которое я непременно должен выполнить. Затем я сюда и пришел.

— Что за дело?

— Мне надо найти в городе одного человека. Он был со мной, когда мы появились в Фанаре. Это очень странный парень, без нас с Кастой ему придется туго.

— Ты знаешь, где его искать?

— Мы жили в гостинице недалеко от порта. Такое двухэтажное здание с желтыми стенами.

— Гостиница «Рог Аквина», я знаю это место. Могу проводить.

— Я тоже примерно помню, где это находится. Мне бы не хотелось впутывать тебя в свои дела.

— Я же впутываю тебя в свои. Кстати, ты так и не ответил мне по поводу Вара. Поможешь?

— Помогу. Но сначала надо найти Леодана.

— Тогда стоит поспешить. Завтра утром начнутся казни, нам нужно освободить Вара и остальных этой ночью.

Вислав развел руками. Девушка сама вызвалась ему помочь, он ее не просил.

— Волчица тоже пойдет с нами? — спросил он.

— Конечно. Сабра сможет здорово нам пригодиться в твоих поисках, вот увидишь.

— Тогда не будем терять времени. Только…

— Что?

— Ты уверена, что готова пойти со мной? Это рискованно.

— Милый мой, я попросила тебя выполнить для меня куда более рискованное дело, и ты согласился. Неужели ты думаешь, что я останусь в долгу? Люди должны помогать друг другу.

— Еще вина?

— Можно по глоточку, — Вислав на этот раз не удивился, обнаружив, что в чаше как по волшебству появился каэстанский красный шериб. — Ты не просто ведьма, ты просто царица ведьм, клянусь Цвиром.

— Может быть. Но я предпочла бы быть просто счастливой женщиной.

— Это или слишком много или слишком мало. Все зависит от того, что понимать под счастьем.

— Я сказала тебе, что хочу отблагодарить Касту и тебя за оказанные мне услуги, — сказала Анник. — Для Касты у меня есть подарок. Тебе же я могу предложить только это.

Девушка подошла к Виславу, обняла его за шею и прижалась губами к его губам. Потом откинула голову, обдав рэшийца пряным ароматом своих тяжелых волос и так глянула ему в глаза, что у Вислава закружилась голова.

— У нас есть немного времени, — шепнула Анник. — Позволь мне доказать тебе, что даже шлюхи бывают благодарными…


* * * | Сын Льва | * * *