home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Похоже, просьбу Анник будет не так-то легко выполнить, подумал Вислав, глядя по сторонам. Порт Фанары был полон солдат. Дарнатские часовые были везде — у складов, на пирсах у захваченных кораблей, возле мастерских. Легионеры и морпехи, группами по три-пять человек. Вислава провели в гостиницу для моряков: там разместился штаб Морских львов. Здесь рэшийца допросил коренастый офицер с колючими глубоко посаженными глазами. Допрос оказался коротким: сначала Виславу приказали выложить на стол содержимое его сумки, потом обыскали, затем офицер спросил его, что он делал в городе.

— Гулял, — ответил Вислав, решив до конца изображать стареющего бабника. — Честное слово, я не знал о приказе. Я…

— Это неважно. — Офицер повернулся к своему помощнику. — Ихвар, отведи его к остальным собакам в цейхгауз. Утром решим, что с ним делать.

Старый цейхгауз, где содержали пленных, располагался у дальнего пирса, в самом центре военной пристани. Здесь Вислава передали командиру наряда, охранявшего пленных. Вислав отметил про себя, что охрана весьма многочисленна — только у входа в цейхгауз стоял с десяток дарнатских морпехов. Командир наряда дал необходимые распоряжения, часовые сняли тяжелый дубовый засов с двустворчатой двери цейхгауза, и Вислава втолкнули вовнутрь.

Рэшиец огляделся. Анник сказала правду — цейхгауз был просто забит народом. Здесь были не только мужчины: Вислав увидел немало женщин, одна была с младенцем на руках. Были здесь и старики, и подростки. Вдоль стены на дерюжных подстилках, а то и вовсе на голой земле лежали раненые. Было очень душно, воздух был тяжелый, спертый, пропитанный запахами мочи и экскрементов — узники справляли нужду прямо в цейхгаузе.

Несколько мужчин тут же подошли к Виславу: их лица были угрюмыми, взгляды настороженными.

— S`eque va ez? Кто такой? — спросил старший из этой группы, по внешности — настоящий пират, дочерна загорелый, с седой косичкой и шрамами на лице.

— Вислав, — рэшиец дружелюбно улыбнулся. — Меня арестовали, как и вас.

— Ты не сабей, — сказал моряк.

— Нет, друг мой. Я родом из Рэша. Эти псы обвинили меня в том, что я нарушил комендантский час.

— Помолись своим богам, varbe, — ответил моряк. — Этот склад — предместье царства мертвых. Всех нас ждут петля, кол или топор.

— Вас собираются казнить? За что?

— За то, что мы сабеи, — с достоинством сказал моряк. — Мы свободные люди, не то, что эти рабы дарнатцы.

— Это невозможно, друг мой. Неужели они собираются убивать женщин и детей?

— Женщины рожают сабеев, дети рождаются сабеями. Разве не причина для того, чтобы вздернуть их на шибеницу или отрубить им головы?

— Ужасно. Никогда не думал, что дарнатцы способны на такую жестокость.

— Ты узнаешь это на собственной шкуре, рэшиец.

— Не думаю, что они посмеют меня повесить.

— Если только твои боги не спасут тебя, — моряк протянул Виславу руку. — Я Порфиус Кадо, капитан «Меч-рыбы». Люди выбрали меня старшим, и я смотрю за порядком.

— Проклятье! — Один из сабеев протолкался к Виславу, хлопнул его по плечу. — Ты! Узнаешь меня?

— Капитан Криск? — удивился Вислав. — Ты-то как сюда попал?

— Задержался в Фанаре, решил дать команде немного отдохнуть. А теперь мы все сидим в этом дерьме, — Крис наклонился к Виславу, спросил шепотом: — Каста все еще в Фанаре?

— Нет, — ответил Вислав.

— Жаль. Я искал ее, хотел встретиться с ней… C`ezze en famere varbe, al`ez d`amazzio, — добавил Криск, обращаясь к сотоварищам. — Этот чужеземец мне знаком, он друг.

Вислав облегченно вздохнул. Лицо капитана Кадо сразу смягчилось. Теперь можно поговорить с сабеями о деле.

— Я ищу человека по имени Фераний Вар, — сказал он. — Знаете такого?

— Ученого? Здесь он. Сидит в дальнем углу и все время что-то бормочет себе под нос.

— Я могу его видеть?

— Ступай.

Вислав кивком поблагодарил капитана Кадо и направился вглубь цейхгауза. Фераний Вар оказался вовсе не дряхлым старцем, как себе представлял рэшиец — это был еще молодой полный человек с открытым и добрым лицом, больше похожий на преуспевающего негоцианта, чем на профессора магии. Как и говорил капитан Кадо, Вар сидел на обломке широкой доски в углу и предавался медитации — глаза его были закрыты, губы шевелились.

— Мое почтение, профессор, — сказал Вислав с поклоном. — Могу я поговорить с тобой?

— Человек, ожидающий насильственной смерти, нуждается в утешении и задушевной беседе? — ответил Вар, не открывая глаз. — Я не жрец, мой друг. Я не смогу найти нужные слова, чтобы утешить тебя и вселить в твою душу твердость и смирение перед неизбежным. Прошу тебя, оставь меня наедине с моими мыслеобразами.

— Я не собираюсь умирать, так что слова утешения мне ни к чему. Меня зовут Вислав, и я здесь по просьбе твоего друга Келиса.

— Тебя прислал Келис? — Маг все же посмотрел на Вислава, и с интересом. — Он сыграл с тобой забавную шутку, незнакомец. Готов признать, что доброму Келису небезразлична моя судьба. Но это была не самая лучшая идея — рисковать жизнью другого человека ради меня. Как я понимаю, ты пришел меня спасти?

— Именно так.

— Странно. Высшие силы часто подают смертным надежду даже в безнадежных ситуациях. Твое появление здесь, добрый друг Вислав, я должен воспринимать как надежду для себя и для этих несчастных людей. Но что ты можешь сделать?

— Пока не знаю. Но выход должен быть.

— Твои слова заставляют меня принять тебя за последователя учения фатареев, которые уверены в управляемости мирового порядка. Они считают, что сила мысли и желания настолько велика, что может изменять окружающую действительность и даже противостоять воле бессмертных богов.

— Дорогой профессор, я бы не стал сейчас вдаваться в научные диспуты. Это место совсем не располагает к разговорам о высоких идеалах. Я нашел тебя и очень этому рад. Теперь мне надо подумать, как выбраться из этого сарая.

— Попытай свое счастье, друг мой Вислав. Вероятно, ты знаешь, что делаешь.

Вислав отошел от ученого, вновь ушедшего в себя, и направился к капитану Кадо.

— Нашел своего Вара? — спросил сабей.

— Нашел. Боюсь, толку от него будет немного. А мне может понадобиться помощь.

— Что-то задумал, varbe?

— Возможно, капитан. Здесь только один вход?

— Конечно. А тебе-то что?

— Мне не нравится тут сидеть, — сказал Вислав. — Хочу пойти погулять.

— Stepiddo varbe! — усмехнулся Кадо. — Неужели ты думаешь, бродяга, что мы не облазали здесь каждый фут в поисках выхода? Все напрасно. Эти крысы знали, куда нас посадить.

— Так уж ничего и не нашли?

— Двери в цейхгауз запираются засовом и охраняются, — Кадо тяжелым взглядом посмотрел на рэшийца. — Есть еще выход на крышу, но он заперт, и замок давно заржавел. Такой замок ничем не откроешь. Тем более что у нас нет отмычек. Дарнатская стража отобрала у нас все, даже шпильки у женщин.

— Вот это деловой разговор. Как мне попасть на крышу?

— По шесту когда-нибудь лазал? — Кадо показал на один из столбов, на которых держалась кровля цейхгауза.

— В далеком детстве. С тех пор я сильно постарел. Впрочем, никогда не поздно впасть в детство.

— Ты и в самом деле думаешь, что тебе удастся отпереть чердачное окно?

— Я попробую. Давай лучше подумаем о том, что сможешь сделать ты.

— Я-то? Продолжай, я так понимаю, у тебя есть какие-то идеи.

Вислав изложил свой план. Он попробует открыть чердачное окно. Если замок откроется, люди Кадо поднимутся на крышу и оттуда спустятся вниз и внезапно нападут на стражу. Перебив охранников, снимут засов и освободят заключенных. Это, конечно, будет нелегко — у узников нет никакого оружия, а стража вооружена. Но терять им так и так нечего, другого плана все равно нет и не будет.

— Ты отправляешь нас на верную смерть, varbe, — подумав, ответил Кадо, — но лучше умереть в бою, чем висеть в петле и вонять на всю округу. Может, нам даже удастся отбить наши корабли, и тогда мы покажем дарнатцам, что они слишком рано празднуют победу.

— Тогда не будем терять времени. Погасите факелы и предупредите людей.

Столб, о котором говорил Кадо, был старый, изъеденный временем и шероховатый — по такому даже такому неважному акробату как Вислав можно было подняться на стропила. Когда погас последний факел, и цейхгауз погрузился во мрак, рэшиец полез по столбу, отчаянно молясь о том, чтобы не сорваться и не сломать ногу. Он чувствовал, что на него смотрят с надеждой сотни глаз. С большим трудом он вскарабкался наверх, ухватился за продольную балку и вполз на стропила. Руки и плечи у него горели, пот заливал лицо. Первый же шаг по стропилам заставил Вислава похолодеть — балки угрожающе трещали, а внизу была тьма. Ползти по стропилам в полной темноте было самоубийством. Заклинание Ночного Путника рассеяло мрак, и Вислав увидел пространство под крышей. Теперь следовало все делать быстро — стража могла заметить необычный свет. Вислав осторожно пополз по балкам к чердачному окну, хорошо различимому в торце крыши. Несколько раз он останавливался, чтобы отдышаться и преодолеть накатывающий страх высоты. Густая паутина липла к потному лицу, пыль забивала нос и рот.

— Моряка из меня точно не получилось бы! — пробормотал он и двинулся дальше.

В тот момент, когда он добрался до окна, снизу раздался дружный вздох. Устроившись на узком карнизе под крышей, Вислав осмотрел замок. Кадо сказал правду — замок проржавел насквозь, и никакая обычная отмычка его не возьмет. Все-таки он правильно сделал, что стибрил в Дарнате коготь гура…

Замочная скважина полыхнула изнутри красным пламенем, когда Вислав вставил в нее магическую отмычку. Раздался сухой щелчок, и ржавый замок открылся.

По крыше гулял ледяной ветер с океана, продувая Вислава насквозь, но рэшиец не чувствовал холода. Он дождался, когда в чердачном окне покажется радостное лицо Кадо — капитан, судя по его глазам, с трудом верил в происходящее.

— Разорви меня кракен, ты все-таки его открыл! — задыхаясь, выпалил сабей.

— Теперь дело за твоими людьми, капитан, — шепнул Вислав. — А я иду обратно в цейхгауз. Мне надо быть рядом с Варом.

— Все сделаем, как надо. Не беспокойся!

Спускаться было труднее, чем подниматься — Вислав едва не сорвался и совершенно выбился из сил. Его встретили, как героя: женщины плакали от радости, целовали его, мужчины пожимали руки. Вар продолжал невозмутимо сидеть в своем углу, и его, казалось, совсем не волновало происходящее.

— Посланец богов выполнил свою миссию, — сказал он Виславу, когда рэшиец подошел ближе. — Что ж, мои поздравления. Келис действительно выбрал достойнейшего. И что мне теперь делать, следовать за тобой?

— Прости, профессор, но я вызвался только освободить тебя. Думаю, капитан Кадо и его люди позаботятся о твоей безопасности. А мне следует заняться своими делами.

— Все верно, друг мой. Герой должен успевать везде, иначе он просто не будет героем.

Вислав хотел съязвить, но вокруг него внезапно началось движение — люди, запертые в цейхгаузе, с радостными криками рванулись к выходу. Когда Вислав добрался до двери, он увидел, что засов снят и выход свободен. Капитан Кадо стоял в дверях — лицо и руки его были забрызганы кровью, в руках капитана был длинный дарнатский меч. За его спиной толпились сабеи — вооруженные, окровавленные, охваченные радостным возбуждением.

— Я твой должник, varbe, — сказал он, крепко пожав Виславу запястье. — Ты спас всех нас.

— Позаботься о Ферании Варе.

— Считай, что он уже в Гале. Нам очень повезло. Дарнатцы были сонными, как шлюхи на рассвете. Мы застали собак врасплох и перебили их без шума и потерь. Теперь попытаемся отбить наши корабли. — Глаза капитана мрачно сверкнули. — Утренняя заря не увидит в Фанаре ни одного живого дарнатца.

— Удачи, капитан. Мне пора идти.

Вислав выбежал из цейхгауза, едва не споткнувшись о трупы дарнатских морпехов, лежавшие у входа. Небо на востоке начало светлеть, нужно было торопиться. На прощания с Варом не было времени, теперь нужно побыстрее найти Анник, забрать Леодана и выбираться из Фанары. Пусть сабеи разбираются со своими врагами сами, а он свое дело сделал. Вислав вспомнил Анник и вздохнул — жаль, у него не будет времени еще раз испытать ее благодарность. Рассвет неумолим, как смерть.

Скрываясь в тенях домов, Вислав побежал к выходу из порта. В спину ему неслись вопли и крики начавшейся в порту битвы.


* * * | Сын Льва | * * *