home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Братья + братья...

Из-под уголовного дела Михаилу Черному удалось уйти. А на вопрос о том, как первому алюминиевому олигарху удалось сколотить свой первый капитал, или (по крайней мере, так можно предположить), фактически получен ответ. Бизнес Черного тем временем процветал. Теперь Михаил вряд ли вспоминал свое «цеховое» прошлое. Его металлургическая империя разрасталась...

Итак, стоит напомнить: в 1991 году братья Черные познакомились с представителем фирмы Trans World Metals (TWM), принадлежавшей английским бизнесменам Дэвиду и Саймону Рубенам. Объединив свои усилия и средства, четверо братьев, оперируя уже имеющимся в их руках капиталом, активно приступают к освоению алюминиевого рынка России, а именно к металлургии. Российская сторона могла предоставить практически неограниченное количество металла, британская – адекватные возможности для его сбыта. Образовалось партнерство – всемирная сеть офшорных фирм, получившая название Trans World Group (TWG).

Позднее Михаил Черной будет представлять успех своей алюминиевой кампании просто как результат удачи, упорства и чутья. Крупные компании, говорил он, решили отойти на время, выждать, пока эти самозванцы потолкаются на алюминиевом рынке, снимут свои не самые густые пенки и – сдохнут. 40 миллионов долларов, заработанных, по его словам, в 1992 году, были копейками по сравнению с «нормальной» прибылью по алюминию. Однако, как покажет реальное будущее, успех TWG и Trans-CIS Commodities обеспечивался отнюдь не трудовым энтузиазмом толлингеров. Ценой успеха империи стали судьбы многих несогласных с бизнес-методами TWG. Но обо всем по порядку...

Триумфальное шествие TWG в российской металлургии началось с алюминиевых заводов Сибири. Именно там была с максимальной отдачей реализована схема толлинга. И именно там братья Черные взойдут, если можно так сказать, на свой Олимп и оттуда же начнут головокружительное падение.

Возьмем для примера Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), один из главных источников благосостояния TWG и группы Михаила Черного. Крупнейший алюминиевый завод страны. Отличная энергетическая база (гидроэлектростанция – рядом).

Итак, толлинг на КрАЗе. В чем состояла суть финансовой схемы, навязанной ему TWG? Алюминиевый завод вообще никак не участвует ни в покупке сырья, ни в продаже металла. Он оказывает услуги так называемой фирме-толлингеру, которая поставляет на завод глинозем и забирает у него металл. Алюминиевый завод получает минимальную плату за свою услугу, скажем, достаточную для выплаты зарплат. Все доходы от сделки остаются в фирме-толлингере, зарегистрированной в офшоре и соответственно не облагаемой никакими налогами.

Таким образом, доходная база завода сокращается практически до нуля. Доходы толлингера вырастают до максимума.

В чем выгода директора завода? Понятно в чем: толлингер, в руках которого практически все доходы предприятия, может предложить директору максимальную сумму вознаграждения. При этом схема абсолютно чистая: формально с завода налево не уходит ни копейки; все, что предприятие зарабатывает, оно может вкладывать в зарплату и развитие (на это шли копейки). Директор в накладе все равно не остается – просто один офшор переводит другому (директорскому) семизначную цифру.

Вместе с тем (отмечалось позднее в документах правоохранительных органов) фирмами, входящими в группу Черных, для руководителей указанных заводов и правительственных чиновников за рубежом приобреталась недвижимость, делались ценные подарки.

Когда люди, близкие к Черным, начали выносить сор из избы, они назвали цифры, которые компания тратила на взятки чиновникам в начале 1990-х годов, эти данные опубликованы сайтом «Колокол» – 35–40 миллионов долларов ежегодно.

В принципе схема работы с КрАЗом была такая же, как и в Казахстане (она была описана в главе «Белое золото»). Условия выполнения толлинговых контрактов были грабительскими: опережающая отгрузка алюминия (без оплаты переработки); заниженная стоимость переработки (если на других алюминиевых заводах стоимость переработки составляет 55–60 процентов от стоимости металла на Лондонской бирже металлов, то на Братском и Красноярском всего 38–42 процента); задержка рублевой оплаты – а при существовавшей тогда инфляции зарплата на момент получения превращалась, как говорили, в фантики.

В соответствии с формальными условиями схемы оплата услуг по переработке глинозема по контрактам с инофирмами должна была осуществляться в свободно конвертируемой валюте. Однако при проведенной через несколько лет проверке правоохранительные органы выяснили, что в течение 1992–1993 годов значительная часть платежей производилась в рублях либо сырьем, в том числе отечественного происхождения. Одновременно с этим рублевые платежи за инофирму в ряде случаев осуществляли различные российские юридические лица. При закупке инофирмами сырья у отечественных производителей и в странах СНГ имели место факты опережающей поставки металла, отсутствия должного учета сырья, находящегося в переработке. Такие условия платежей и поставок создавали возможности для отмывания грязных денег и беспошлинного вывоза инофирмами металла, полученного в результате переработки отечественного сырья. Вот так предельно просто (это на бумаге кажется запутанным и немного сложным), в одночасье делались миллиардные состояния, так, вопреки какой-либо экономической логике и законам, обычный предприниматель, пусть и талантливый, но обязательно при этом аферистичный по складу ума, превращался в олигарха № 1! Важно лишь было знать, как «укрупнять» свой бизнес, а значит, и свои миллионы!


«Вообще ни при чем...» | Время Ч. | Как это делалось? Или «Черная приватизация»