home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Пейдж очнулась на руках у Брэда, который вынес ее в сад на свежий воздух.

Она услышала мягкий, подбадривающий голос Рози:

– Свежий воздух приведет ее в чувство.

– Господи, надеюсь, что так, – с большой тревогой в голосе отозвался Брэд.

Пейдж отчаянно пыталась открыть глаза, постепенно вырываясь из власти тумана, окутавшего ее голову.

– Последнее время ей нездоровилось. Я все просил ее сходить к врачу. – Он осторожно посадил ее на стул. – Пейдж, ты меня слышишь? – Брэд легонько потряс Пейдж за плечо.

– По-моему, доктор Рилей присутствовал на вечере. Я послала поискать его. – Рози тоже наклонилась над Пейдж. В ее руках был стакан с водой. – Выпей воды, Пейдж, – спокойным голосом сказала она.

– Не надо доктора, – пробормотала Пейдж. – Я уже в порядке.

Она начала приходить в себя. Возможно, ей придал силы страх, что доктор придет и расскажет Брэду о ее положении.

– Тебя должен осмотреть врач. – Брэд взял стакан у Рози и поднес к ее губам.

Глоток холодной воды привел Пейдж в чувство.

– Это из-за духоты, – сказала она срывающимся голосом. – Не волнуйтесь.

– Мы не можем не волноваться, – строго произнесла Рози. Их глаза встретились. – Ты, правда, чувствуешь себя лучше??

Пейдж кивнула.

– Я поеду домой, лягу, и все будет в порядке.

– Она уже не такая бледная, – обратилась Рози к Брэду. – Лучше отвези ее домой. А завтра позовете доктора.

Брэд нахмурился.

– Мне хотелось бы, чтобы он осмотрел ее немедленно. – Он поднялся. – Рози, побудь с ней несколько минут. Я погляжу, удалось ли найти его.

Рози присела на стул около Пейдж и сказала стоявшим вокруг людям:

– Она пришла в себя. Хорошо бы всем разойтись. Ей нужно больше воздуха.

Народ постепенно вернулся обратно в зал.

– Все видели, как я упала в обморок? – спросила Пейдж в ужасе.

– Да нет, всего лишь какая-то сотня людей, – улыбнулась Рози. – Успокойся, дорогая. В этом нет ничего страшного.

– Сейчас здесь будет доктор Рилей, и вот тогда нечто страшное произойдет, – простонала Пейдж. – Я не хочу, чтобы Брэд узнал таким образом.

– Я думаю, что доктор Рилей уехал домой, иначе он уже давно был бы здесь, – уверенно заявила Рози. – Ты действительно нормально себя чувствуешь?

Пейдж кивнула.

– Тогда езжай домой и поговори с Брэдом, – серьезно сказала Рози. – Скажи ему, Пейдж. Не откладывай.

Пришел Брэд.

– Очевидно, Рилей уже уехал.

– Пейдж чувствует себя гораздо лучше. Отвези ее домой.

Пейдж попыталась встать со стула, и Брэд торопливо подошел, чтобы помочь ей.

Свет мощных фар освещал им путь, когда они ехали домой.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросил Брэд.

– Пожалуйста, не беспокойся, Брэд. Все отлично.

Они подъехали к большим воротам усадьбы, проехали мимо темного виноградника и остановились возле дома.

– Ты часто видел Кэролайн с тех пор, как она вернулась из Сан-Франциско? – очень спокойно спросила Пейдж.

– Мы виделись несколько раз по разным делам. Один раз она приходила ко мне в офис. Я предложил ей выпить чашечку кофе.

– И свое сочувствие? – сухо сказала Пейдж, отмечая, что он не считает нужным скрывать от нее свои встречи с этой женщиной.

Он поставил машину под могучим эвкалиптом и, выключив мотор, повернулся к ней.

– Пожалуй, так. Она хотела рассказать мне о своем неудавшемся браке.

– Как мило. Она рассказала тебе о своем разводе, а ты ей о нашем соглашении?

– Я никогда не говорил ей об этом.

– Ты врешь, – ее голос задрожал от гнева. – Она все знает о моем банкротстве, о страсти отца к игре.

– Пейдж, я никогда не говорил Кэролайн об этом.

– Откуда же она узнала?

Брэд вздохнул.

– Как-то раз она была у меня дома, когда твой отец пришел ко мне. Я попросил Кэролайн подождать снаружи. Но твой отец говорил громко, и она все услышала.

Пейдж не почувствовала никакого облегчения. Ясно ведь, что Брэд и Кэролайн были очень близки. Между ними не было секретов. А она все это время пыталась обмануть себя. Брэд не переставал любить Кэролайн, и они оба ждали того часа, когда снова смогут быть вместе.

На ватных ногах Пейдж вошла в дом. Брэд шел за ней.

– Послушай, Пейдж, не волнуйся. Кэролайн не стала бы никому рассказывать о твоем отце. Я просил ее об этом. И раз она сказала тебе, думаю, она считает, что это уже не важно.

– Это важно. – Пейдж взбесило то, что он еще и защищает Кэролайн.

– Все в прошлом, – мягко сказал Брэд.

– Неправда. Все осталось с нами. Ведь поэтому мы вместе, Брэд. – Она обернулась к нему, и вдруг почувствовала страшную слабость, как будто все ее существо восстало: «Я не могу так больше! Прекрати!»

– Пейдж! – Брэд быстро подошел к ней и взял ее за руку. – Пойдем, я отведу тебя наверх. Мы обсудим все потом. Сейчас ты слишком слаба для этого.

Она не сопротивлялась и дала отвести себя наверх. Сев на постель, она почувствовала облегчение.

– Утром первым долгом позвоню доктору, – сказал Брэд, снимая с нее туфли.

Пейдж протянула руку и тихо коснулась его мягких волос. Ей вспомнился тот день, когда он сделал ей предложение. Мечты о том, что когда-нибудь, он ее полюбит, теперь казались абсурдом.

– Если ты не хочешь ехать к доктору, я могу вызвать его сюда, – торопливо продолжал Брэд. – Тебе нужно было давно ему показаться в тот день, когда ты впервые почувствовала себя плохо.

– Я так и сделала.

Он нахмурился, вопросительно глядя на нее.

Она кивнула. Затем набрала в легкие побольше воздуха, готовясь сказать ему правду. Момент подходящий. У нее больше нет иллюзий насчет их совместного будущего.

– Я беременна, Брэд.

От неожиданности на лице Брэда на секунду появилось выражение недоверчивого удивления.

– Беременна? – не веря своим ушам, переспросил он.

Пейдж кивнула.

– Почему ты сразу мне об этом не сказала? И какой у тебя срок? – Он казался ошеломленным.

– Около десяти недель. Послушай. Это ошибка, и ошибка моя. Так что я сама должна с ней справиться, – быстро заговорила она, стараясь говорить в деловом, спокойном тоне.

– Что ты этим хочешь сказать? – В его, голосе послышались настороженные нотки.

– Я хочу сказать, что это мой ребенок, и я беру всю ответственность на себя.

Она вздрогнула от раздавшегося в ответ смеха.

– Может быть, ты плохо училась в школе, Пейдж, – он провел рукой по волосам, – но все же должна знать, что в зачатии ребенка участвуют двое. Так что я тоже несу за него ответственность.

– Не остри. Я хочу, чтобы ты понял: ребенок не означает, что ты должен быть рядом со мной.

Брэд покачал головой и отошел к окну, будто хотел обдумать услышанное. Некоторое время в комнате стояла гробовая тишина.

– Когда ты узнала?

Пейдж не сразу ответила, и он повернулся к ней.

– Я не помню, – беспомощно пожала она плечами. – Ну, когда мы навещали Рози в больнице, я уже знала.

– Значит, уже давно. – Он покачал головой. – Значит, ты эгоистично решила, что одна вправе решать, что нам делать. – Брэд был очень зол. В его потемневших глазах не осталось ни тени былой теплоты и заботы. Казалось, он готов испепелить ее своим взглядом. – Полагаю, ты собираешься навсегда исчезнуть из моей жизни?

– Я не думаю, что из-за ребенка мы должны быть вместе, – тихо сказала Пейдж.

Он прищурился.

– И что же ты собираешься делать? Забрать моего ребенка и отправиться в Сиэтл к своему ухажеру? Я не знаю, Пейдж, какими романтическими бреднями набита твоя голова, но это мой ребенок, и он никуда отсюда не уедет.

– Ты не имеешь права приказывать, куда мне ехать и что делать. – Она покачала головой. – Мы с тобой партнеры, Брэд. Ты сам сказал в самом начале, что дети не входят в наши планы. – Ее голос задрожал.

– Прости, если я был невнимателен в выборе слов, но я никогда не отказывался от ответственности, – яростно ответил он. – Дети – это на всю жизнь.

– А ты не хотел связывать со мной свою жизнь, – подхватила она. – Я подписала этот чертов контракт и обязалась соблюдать его. И теперь не хочу связывать ни тебя, ни себя вынужденным, лишенным любви браком.

Ей показалось, что он вздрогнул как от удара. Она внимательнее посмотрела на него, и ее голос стал мягче:

– Извини, если мои слова задевают твое мужское самолюбие, но ты же знаешь, что это правда. И поверь мне, все романтические бредни остались в прошлом. – Закрыв глаза, она подумала о Кэролайн.

– А может быть, ты вообще не хочешь ребенка? – произнес он дрогнувшим голосом.

Пейдж резко открыла глаза и в упор посмотрела на него.

– Нет, я хочу его, – сказала она решительно. – И если ты будешь уговаривать меня избавиться от него или отдать на воспитание, то напрасно потеряешь время, – прибавила она вызывающе.

– Мне и в голову такое не могло прийти. – Брэд глубоко вздохнул, подошел и сел перед ней на корточки. – Я думал, что ты знаешь меня лучше. – Он взял ее за обе руки. – Ты боялась, что я заставлю тебя избавиться от ребенка, и поэтому не сказала мне?

– Нет. – Пейдж посмотрела ему в глаза. В них была неподдельная боль, и ей стало жаль его. – Нет. Я боялась, что это обяжет тебя остаться со мной.

– И это тебя пугает?

– Пугает, потому что не входит в наше соглашение, – призналась она. – Я не хотела, чтобы мы возненавидели друг друга, попав в ловушку – я тоже не хочу этого.

– Поэтому будет лучше, если мы разойдемся… – Она не успела договорить.

– Нет, – негодующе перебил он. – Я не позволю тебе уйти. – Он обвел взглядом ее лицо, мягкий изгиб губ, посмотрел в темные глаза. – Не сейчас.

Она отвернулась, не зная, чувствовать, ли ей облегчение или отчаяние. Ведь в глубине души он явно хотел быть с Кэролайн, но теперь вмешалось чувство долга. Ценой любых жертв он готов остаться с Пейдж. Но она предвидела такой оборот дела, и, если у нее есть хоть капелька гордости, не воспользуется этим.

– Ребенок не входил в наши планы, но судьба распорядилась по-иному. Разве человек может с уверенностью сказать, что для него лучше? – Пейдж подняла голову и увидела в его глазах прежние лукавые искорки.

– А тебе не кажется, что ради нашего ребенка мы должны попытаться сохранить наш брак? Я думаю, это возможно.

– Без любви?

Он печально посмотрел на нее.

– Есть ли на земле что-нибудь сильнее родительской любви? Именно она и свяжет нас.

Пейдж отвернулась. Мог ли он действительно пожертвовать Кэролайн ради этого, и следовало ли ей принять такие условия? Нужно было подумать, что лучше для ребенка.

– По-моему, я могу быть хорошим отцом, – сказал Брэд, и слабая улыбка тронула его губы. – Я буду строгим, но нескучным. Буду читать ему на ночь сказки и даже, если захочешь, менять пеленки. Возьму у Майка эту его книжку и всему научусь.

Пейдж рассмеялась, хотя на глаза ей навернулись слезы.

– Не смей забирать у Майка книжку, а то Рози сойдет с ума.

Он улыбнулся.

– Значит, ты дашь мне шанс попробовать себя в роли современного отца?

Пейдж едва не задохнулась от сильнейшего прилива любви к этому человеку. Она даст ему все, что он захочет.

Их руки встретились, и она упала в его объятия. Ее гордость была сломлена.

– Обними меня крепко-крепко, Брэд, – только и прошептала она.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ | Один год счастья? | ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ