home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

– Ты думаешь, это ему понравится? – Пейдж показала Рози золотые часы, которые держала в руках.

– Будет очень странно, если не понравится, – со смехом ответила Рози. – Прекрасный подарок, Пейдж.

День близился к вечеру, когда подруги закончили ходить по магазинам и ехали домой в машине Рози. Обе очень устали, поскольку всякий раз, когда заходили в магазин, Вильям принимался плакать и плакал до тех пор, пока они не выходили на улицу, где он как по команде успокаивался и снова радостно улыбался.

Пейдж оглянулась на заднее сиденье машины, где Вильям спал глубоким сном.

– Бедняжка, он, наверное, так устал, – пробормотала Пейдж умиленно.

Рози кивнула, улыбаясь.

– Да уж. Настоящий мужчина. Весь в Майка. Когда я таскаю его по магазинам, он всю дорогу ноет, как будто вот-вот лишится сознания.

Пейдж засмеялась, убирая часы, которые купила для Брэда, обратно в коробку.

– Как ты думаешь, что Брэд тебе подарит? – спросила Рози.

Пейдж пожала плечами.

– Не знаю.

– Через два дня годовщина вашей свадьбы. Я бы обязательно сделала ему заказ.

По правде говоря, Рози ошибалась. Годовщина их свадьбы была завтра, но Пейдж не стала поправлять подругу. Ей не хотелось делать из этого событие.

– Мы не говорили об этом, – призналась она.

Да, щекотливый вопрос. Пейдж хотелось, чтобы завтрашний день прошел как можно быстрее, потому что она не знала, как отнесется к нему Брэд.

Все это время он был очень внимателен и нежен с ней. Но после той ночи, когда она сказала ему, что беременна, они всячески старались обходить тему их будущего, как будто она была под негласным запретом. И ни разу не занимались любовью с тех пор. Сначала Пейдж это не беспокоило. Ей нездоровилось, и она не видела ничего особенного в том, что Брэд решил повременить. Но время шло, она чувствовала себя лучше, а Брэд не проявлял к ней никакого интереса. Они по-прежнему спали вместе, но она чувствовала, что он где-то далеко. Где именно? Об этом она старалась не думать.

– На твоем месте я бы намекнула ему, – прервала Рози ее размышления.

– В каком смысле? – На секунду Пейдж забыла, о чем они говорят.

– Что ты хочешь получить в подарок, – пояснила Рози. – Недавно я как раз видела великолепный набор алмазных украшений. В этом году алмазы очень модны.

– Неудивительно, что Майк падает в обморок, когда ты тащишь его в магазин, – засмеялась Пейдж.

– Кстати, об обмороках. Ты давно была у врача? – парировала Рози.

– Нет. Доктор Рилей сказал, что все в порядке и чтобы Брэд перестал волноваться, – улыбнулась Пейдж.

– Он был очень взволнован, когда ты той ночью потеряла сознание. Но ты и в самом деле всех нас напугала. Я никогда не видела, чтобы люди так бледнели… Разве что Майк, когда он оплачивает счета.

Рози остановила машину около дома Пейдж.

– Чья это зеленая спортивная машина?

– Понятия не имею, – удивилась Пейдж. – Наверно, кто-то приехал к Брэду по делу. Последнее время он работает с бумагами дома. – Она отстегнула ремень безопасности. – Зайдешь выпить чашечку кофе?

Рози посмотрела на спящего ребенка.

– Нет, пожалуй. Повезу наследника домой. Он скоро проснется, и будет требовать есть.

– Хорошо. Спасибо за компанию. – Пейдж забрала из машины свои свертки.

– Жаль только, что нам не удалось вдоволь походить по магазинам. И все из-за этого разбойника. – Рози шутливо погрозила пальцем сыну. – Жду вас завтра на барбекю. Будут только свои. Приходите в половине первого.

Пейдж помедлила. Она совсем забыла о приглашении Рози.

– Ведь вы сможете прийти? – всполошилась Рози.

– Придем, конечно. Спасибо за приглашение, – спохватилась Пейдж. Наверное, у Брэда нет дел на завтра. Может быть, так будет лучше. Они проведут этот день с друзьями и не будут думать о будущем.

– Отлично. Итак, мы вас ждем! – повторила Рози, целуя подругу.

Пейдж толкнула входную дверь, и до нее донесся голос Кэролайн. Она прошла в холл, положила свертки на стол и увидела Брэда и Кэролайн, выходящих из гостиной.

На гостье был элегантный голубой брючный костюм. Пышные белокурые волосы, как всегда, аккуратными волнами спадали на плечи.

– Пейдж, как хорошо, что ты пришла! – весело прощебетала она.

Все внутри Пейдж мгновенно забурлило, но она взяла себя в руки, стараясь не выдать своего возмущения наглостью Кэролайн.

– И что же привело сюда тебя? – спросила она.

– Я? заехала попрощаться. Завтра возвращаюсь в Сан-Франциско. Мы с Робертом пришли к консенсусу по поводу совместного имущества, хотя еще очень многое надо уладить.

Внезапно Пейдж заметила, что у Кэролайн красные глаза, как будто она плакала, и ей стало ее жаль.

– Брэд сказал мне про ребенка. Поздравляю.

– Спасибо, – напряженно поблагодарила Пейдж. – Интересно, что именно он сказал? Пожаловался на то, что теперь, как честный человек, не может ее оставить? – Да, мы очень рады. – Пейдж старалась, чтобы это прозвучало – весело.

Она посмотрела на Брэда, и ей показалось, что в его обычно лукавых глазах мелькнуло выражение глубокой грусти. Холод наполнил ее сердце.

– Еще бы вы не были рады!

Пейдж уловила в тоне Кэролайн не только издевку, но и горечь. Кэролайн поспешно взглянула на часы.

– Ну, мне пора. У меня впереди долгая дорога. – Она чмокнула Брэда в щеку. – Береги себя, – грустно сказала она.

– Ты тоже, – мягко ответил он.

Пронзительный телефонный звонок нарушил внезапно повисшую тишину.

– Я подойду, – быстро сказал Брэд.

Он помахал Кэролайн в знак прощания, повернулся и, не оглянувшись, исчез в своем кабинете.

Пейдж молчала, отчаянно пытаясь прогнать мысль о том, что Брэд очень расстроен расставанием с Кэролайн.

Кэролайн сделала шаг к двери.

– Ты прямо сейчас отправляешься в Сан-Франциско? – Пейдж медленно последовала за ней.

– Да. Полагаю, теперь ты вздохнешь с облегчением.

Пейдж не ответила. Вместе с облегчением пришло чувство вины за то, что она помешала Брэду стать счастливым. Ведь очевидно, что он всем сердцем хочет быть с Кэролайн. Она никогда не видела его таким несчастным, как в эту минуту прощания. Казалось, он на мгновение снял маску и обнажил свои истинные чувства.

Будь она по-настоящему хорошим человеком, сейчас пошла бы в кабинет и велела бы ему догнать Кэролайн, поступить так, как подсказывает ему сердце, и не думать о последствиях, яростно бичевала себя Пейдж. Она до боли сжала кулаки. Наверное, она слабая, эгоистичная, но у нее нет сил на такое. Брэд нужен ей, и не потому, что она носит под сердцем его ребенка, а потому, что любит его, любит больше всего на свете.

Нет, она не может дать ему уйти, по крайней мере, сейчас, не попытавшись вызвать в нем любовь к себе.

– Желаю тебе всего хорошего, – услышала Пейдж собственный голос и внезапно обнаружила, что говорит это абсолютно искренне.

– Очень великодушно с твоей стороны. – Кэролайн скользнула взглядом по фигуре Пейдж, одетой в длинную белую юбку и хлопчатобумажный топик. Ее беременность почти не была заметна, особенно в такой одежде. – Ты можешь позволить себе быть великодушной. Ты ведь добилась того, чего хотела, привязав к себе мужчину с помощью самого избитого женского приема. Посмотрю я, как сможешь ты жить, зная, что по-настоящему Брэд любит меня, а не тебя.

– Это неправда, – дрожащим голосом сказала Пейдж.

– Неправда? Ну что ж, поживем – увидим, – улыбнулась Кэролайн. – Ты выиграла первое сражение, но война еще не закончена. У Брэда есть мой номер телефона и мой адрес в Сан-Франциско. И он приедет ко мне. Может быть, не в этом году и даже не в следующем, но он приедет, осознав, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на женщину, которую он не любит.

– Думаю, тебе пора, – каменным голосом произнесла Пейдж. – Пока ты еще больше себя не унизила.

Кэролайн отпрянула, как от удара. Помрачнев, она покачала головой и вышла.

Пейдж постояла несколько минут в холле, приходя в себя, а затем прошла в кабинет.

Брэд все еще разговаривал по телефону, внимательно слушая, что ему говорят на том конце провода.

Пейдж облокотилась о косяк двери и наблюдала за ним. Он улыбнулся ей, потом потянулся за блокнотом.

– Мы можем назначить встречу на следующей неделе? Нет… нет, в этот день я не могу.

Его глубокий уверенный голос волновал Пейдж. Он уже справился с собой, полностью уйдя в работу. Что ж, это выход для человека, когда он несчастлив в браке! Спрятаться за работой, как за каменной стеной, от той жизни, которая выпала ему по воле обстоятельств.

Пейдж пристально вглядывалась в черты его красивого лица.

«И он приедет ко мне. Может быть, не в этом году и даже не в следующем, но он приедет, осознав, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на женщину, которую он не любит».

Слова, сказанные Кэролайн, вновь всплыли в ее памяти.

Брэд положил трубку и вздохнул.

– Кэролайн уехала, полагаю? – небрежно спросил он.

Пейдж кивнула. Брэд откинулся на спинку кресла и посмотрел на жену.

– Она долго была здесь? – спросила Пейдж.

– Не знаю. Миссис О'Брайен сделала нам кофе, перед тем как уйти на обед. – Он пожал плечами. – Чуть больше часа, наверное.

Он склонился, записывая что-то в свой блокнот, затем убрал его и с шумом задвинул ящик.

– У нее глаза были красные от слез. – Пейдж не могла не затронуть эту тему.

– Да-а-а, – протянул Брэд, сделав жест рукой – мол, не стоит об этом говорить. – Она расстроена. Надеюсь, у нее все будет хорошо. – Брэд твердо посмотрел на Пейдж. – Она еще встретит кого-нибудь. Ведь жизнь идет своим чередом.

– Но не всегда так, как нам этого хочется, – задумчиво произнесла Пейдж.

Она вернулась в холл – взять пакеты с покупками. Брэд последовал за ней.

– Что ты купила? – спросил он, как ни в чем не бывало. Непринужденный тон стоил ему, верно, немалых усилий.

– Несколько книг о детях, которые посоветовала мне Рози, – сказала Пейдж, стараясь прикрыть пакет с предназначенным для него подарком.

– О, будет, что почитать на ночь, – засмеялся Брэд.

– Я думаю, что для детской лучше выделить комнату рядом с нашей спальней.

– Давай посмотрим, – Брэд взял ее за руку, и они поднялись наверх. Его прикосновение заставило Пейдж испытать прилив сладостной истомы.

Комната была светлой и просторной с видом на виноградник, как и окна, их спальни.

– Думаю, нужно покрасить здесь стены в светло-желтый. Этот цвет подходит и для мальчика, и для девочки. – Пейдж старалась говорить как расчетливая хозяйка, не показывая и виду, что ее сердце готово разорваться на куски.

Брэд задумчиво оглядывал комнату. Наверное, он тоже изо всех сил старается быть счастливым, отгоняя от себя мысли о Кэролайн.

– А мы услышим в спальне, когда он заплачет?

– Если он будет похож на Вильяма, то его плач мы услышим и в другом конце дома, – улыбнулась Пейдж. – И к тому же, кто сказал, что родится он? А вдруг это будет маленькая очаровательная девочка?

Брэд улыбнулся в ответ и обнял ее за плечи.

– Неважно, кто, правда, ведь? Главное, чтобы у нас был здоровый и счастливый ребенок.

На секунду она прижалась к нему, чувствуя себя спокойно и уверенно в его крепких объятиях.

– Пора, однако, вернуться к работе, – вздохнул Брэд, отпуская ее. – Единственный недостаток работы дома в том, что слишком много соблазнов, которые тебя отвлекают. – Он посмотрел на часы. – Миссис О'Брайен ушла сегодня пораньше, поехала повидать сестру. Может быть, поужинаем не дома?

– Вообще-то я собиралась что-нибудь приготовить.

Пейдж боялась, что он увидит, как она покраснела. Это она отпустила миссис О'Брайен. Ей хотелось самой приготовить что-нибудь вкусное для Брэда, устроить романтичный вечер при свечах, пробудив в нем страсть, исчезнувшую в последнее время. Но теперь, после визита Кэролайн, это казалось неуместным. Говорить о ребенке, хлопотать по устройству детской – это одно, а провести вечер с Брэдом с глазу на глаз – совсем другое.

Брэд удивленно посмотрел на нее.

– Ты действительно хочешь готовить сама? У меня еще много дел, так что я освобожусь очень поздно.

Пейдж на секунду задумалась, затем пожала плечами. Если она не попытается, ничего не сделает ради собственного счастья, тогда Кэролайн может праздновать победу.

– Скажи, когда ты закончишь, и я накрою стол к тому времени.

– Хорошо, если ты, правда, этого хочешь. – Брэд слегка коснулся ее щеки. – Увидимся за ужином.

Он ушел, а Пейдж собрала пакеты, чтобы отнести их в спальню. Проходя через гостиную, она увидела чашки и кофейник, оставшиеся после визита Кэролайн. Судя по тому, как стояли чашки на столике, Брэд и Кэролайн сидели очень близко друг к другу.

Пейдж поставила чашки на поднос, затем быстрым движением поправила подушки. Она гнала от себя мысли о том, что происходило в этой комнате. Но невольно пыталась представить, как Кэролайн отреагировала, когда Брэд сказал ей, что останется с Пейдж и ребенком. Нет, незачем об этом думать.

– Ужин был очень вкусным, Пейдж. Спасибо. – Брэд поднес к губам салфетку.

Они сидели за обеденным столом. Хрустальные бокалы и серебряные приборы мерцали в темноте. Горящие свечи освещали только их лица. Был уже поздний вечер. Огромная луна, как немой участник их ужина, задумчиво смотрела в окно.

Пейдж улыбнулась.

– Ну, миссис О'Брайен не часто разрешает мне хозяйничать на кухне. Это для нее священное место, сюда не разрешается ступать чужакам.

– Может быть, надо почаще давать ей выходной? Сегодняшний вечер напомнил мне ужин у тебя дома еще до нашей свадьбы.

– Когда мы заключили контракт, – уточнила Пейдж.

– По-моему, неплохая была идея, – пожал он плечами. – Это нам помогло поближе узнать друг друга.

– А может быть, нам заключить своего рода договор о ребенке? В этом есть какой-то практический смысл… – Пейдж оборвала себя. – Прости, Брэд. Я сказала глупость. Наступило молчание.

– Пейдж, я знаю, что тебе не нравится создавшаяся ситуация. – Брэд провел рукой по волосам. – Я тоже от нее не в восторге. Поверь, я и представить себе не мог, что мы будем вынуждены жить вместе из-за ребенка. Но я намерен сделать все от меня зависящее, чтобы наш брак удался и…

– А может быть, не стоит утруждать себя? – Пейдж откинулась на спинку стула. – Честное слово, я бы предпочла, чтобы ты этого не делал, чтобы ты не был таким благородным и порядочным. Я прекрасно справлялась со всем раньше, справлюсь и теперь. Ты мне не нужен.

Она встала и подошла к стеклянной двери, ведущей в сад. Свежий ночной воздух, казалось, хранил какую-то тайну, разгадав которую можно было обрести спокойствие. На минуту Пейдж забыла обо всем…

– Но мы вроде бы договорились, что попробуем! – сказал он низким спокойным голосом, подходя к ней сзади.

– Мы не подумали, как следует. – Пейдж старалась быть сильной. – Я хочу, чтобы мы оба были счастливы, Брэд. А это невозможно, пока все будет идти, как идет. Как там говорится? Благими намерениями дорога в ад вымощена? Я ни на минуту не сомневаюсь, что у тебя самые благие намерения… но они не принесут никакого результата.

– Принесут, если мы будем достаточно решительными, – спокойно сказал Брэд.

Он резким движением повернул ее и заставил посмотреть ему в глаза. На нем был светлый костюм, облегавший его прекрасную фигуру. Пейдж так хотелось, чтобы он поднял ее на руки, овладел ею и прогнал боль. Но она знала, что боль не уйдет. Она поняла это сегодня утром, когда увидела страшную муку в его глазах.

– Послушай, Пейдж, я знаю, что наделал много ошибок в прошлом. Я толкнул тебя на этот брак. Я пытался сделать лучше для нас обоих и в глубине души надеялся, что между нами возникнет любовь. И все еще не перестаю в это верить.

– Не сомневаюсь. Ты делаешь то, что считаешь правильным. – Пейдж закусила губу. – Брэд, я справлюсь одна.

– Но я хочу этого ребенка, Пейдж. Я не считаю его ошибкой, я считаю, что это еще один шанс… надежда. – Он говорил таким искренним тоном, что глаза Пейдж наполнились слезами. – Завтра годовщина нашей свадьбы. Неужели для тебя это был плохой год?

Она покачала головой.

– Нет. Во многом это был замечательный год.

Он улыбнулся и ласково коснулся ее лица.

– Я знаю, что ты немного романтична… и, может быть, не так представляла себе будущий брак. Возможно, ты еще вспоминаешь о ком-то из бывших твоих женихов. – Он криво усмехнулся. – Первая любовь – всегда особенная. Но вместе, я уверен, мы сможем сделать нашу жизнь такой, какой захотим. Дай мне шанс, Пейдж, потому что я всем сердцем этого хочу.

Пейдж пристально глядела на него. Она пыталась быть сильной, принять все удары на себя и дать ему свободу, но он сам отказался от нее и от Кэролайн в пользу их ребенка.

– Я не знаю, что делать, – чуть не плача, прошептала Пейдж.

– Подняться наверх и заняться любовью, – тихо сказал Брэд, прикасаясь губами к ее волосам.

Она почувствовала запах виски, легкий, а совсем не отталкивающий. Обычно Брэд пил много, но в этот вечер почти не притронулся к спиртному.

Пейдж закрыла глаза, пытаясь привести в порядок свои мысли. Готовясь к этому вечеру, она мечтала об этом. А сейчас разрывалась между желанием отдаться ему и сознанием того, что он просто пытается таким образом приглушить свою тоску по Кэролайн.

Брэд склонился к ее лицу и поцеловал в губы, затем в шею…

Она почувствовала, что больше не может сопротивляться, что все ее правильные мысли и намерения больше не властны над ней.


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ | Один год счастья? | ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ